САЙТ ИМЕЕТ ВОЗРАСТНОЕ ОГРАНИЧЕНИЕ 18+
Пожалуйста, обратите внимание на оповещения размещенные на нашем сайте! А именно данный ресурс предназначен для лиц строго старше 18 лет, если Вы еще не достигли этого возраста убедительная просьба покинуть наш сайт с целью личной безопасности и соблюдения законов РФ.
Все рассказы и фотографии добавлены непосредственно самими пользователями, а это значит, что администрация проверяет лишь соблюдение законов РФ и тематику контента Размещенный контент не является пропагандой гомосексуализма.
Ограничение 18+

Поход в гей-клуб

Я поехал отдохнуть в гости к родственникам в Калининград. Там я решил воспользоваться случаем и, наконец ,набраться смелости посетить гей-клуб. В чужом городе мне было проще морально сделать это. И в первые же выходные я отправился туда. По дороге я волновался и уговаривал себя, что это чужой город, меня здесь никто не знает да и потом я могу в любой момент уйти, если мне там не понравится.

Я добрался до клуба и, постояв немного у входа, борясь с последними сомнениями, открыл дверь. Сразу меня поглотила обстановка внутри. Как будто это была не дверь, а портал в какой-то другой мир. Наверно, я преувеличивал происходящее из-за своего волнения, с которым так и не смог окончательно справиться. Атмосфера клуба засасывала. С каждым шагом во мне усиливалось желание развернуться и уйти, но что-то еще сильнее тянуло меня остаться и пройти дальше. На сцене пел какой-то полуобнаженный разукрашенный юноша, в кабинках в лучах разноцветных прожекторов танцевали парни. За стойками в баре сидели и молодые люди, и солидные дяди. Кто-то танцевал. Некоторые пришли парами, другие были одиночки. Многие были уже обдолбанные.

Я чувствовал себя не очень уютно. Мне казалось, что все смотрят только на меня – неловко и смущенно передвигающегося по клубу. Я догадывался, что здесь должны быть какие-то свои порядки и законы, условности, традиции. И от того, что я их не знал, мне было еще больше не по себе – я боялся сделать что-то не так, неправильно. Я думал, что каждый, придя в первый раз в гей-клуб, испытывает примерно то же, но это мало успокаивало. Я чувствовал, как предательски колотится мое сердце и хотел взять себя в руки – успокоиться и попытаться расслабиться. Это было сложно.

Неожиданно кто-то подошел ко мне со спины настойчиво повел меня куда-то. Я даже не мог сопротивляться – я боялся сделать что-то, что привлекло бы внимание окружающиех. Этот кто-то увлекал меня вглубь коридора, мы свернули на коротенькую лестницу, ступеньки в четыре, и слева от нее он открыл какую-то дверь и втолкнул меня внутрь.

Там было совершенно темно. Под самым потолком только было длинное узкое окно, но ночь была беззвездная и оно практически не освещало комнату. Кто-то, приведший меня сюда и все еще крепко державший в чем-то наподобие объятия, грубо толкнул меня к стене. Это был подоконник, хотя окно и было гораздо выше. Я больно ударился животом о выступ. Развернувшись, я попытался высвободиться и убежать от незнакомца. Но он сильно схватил меня за руки и больно выкрутил их назад. В тот момент я вдруг с ужасом осознал, что происходит. Он был гораздо сильнее меня, к тому же я здесь был никто, а кто знает – кто он такой? Я бился и пытался вырваться из рук, боролся, стараясь ударить его ногой. Он еще сильнее выкручивал мне руки, я застонал. Нет, меньше всего от боли. Скорее от бессилия, страха и унижения. Это был момент осознания, что изнасилование неизбежно и ты ничего не можешь сделать, только быть еще более жалким, заплакав. Я решил, что не заплачу и не издам ни звука.

Мужчина расстегнул мне джинсы и спустил резко вниз вместе с трусами. От стыда и унижения мои ягодицы и бедра сжались и нагряглись. Грубо раздвинув их, он больно ввел в меня свой член. От неподготовленного введения было очень больно. Но я кусал губы, приказывая себе молчать. Опершись руками на подоконник, я вцепился в него так, что потто было больно разжимать пальцы. Я ждал, когда наконец он кончит. Казалось, этот кошмар продолжался вечность. Он менял темп и старался войти как можно глубже, ударяясь своими яйцами мне по ягодицам. Я сжимал губы и ни чувствовал ничего, кроме боли.

Он кончил в меня, вынул член. Я стоял не оборачиваясь и, кажется, уже ни о чем не думая и ничего не осознавая вокруг. Позади меня зазвенела пряжка – он застегивал ремень. Видимо, закончив и уже уходя, он еще раз шлепнул меня и ушел. Я так и не видел его лица и не слышал голоса. Я специально не хотел знать всего этого. Я наделся, что мне будет проще забыть об этом, если я не буду знать его образ. Чтобы ничье лицо и фигура никогда не могли бы мне напомнить этого мужчину.

Я вслушивался в удалявшиеся шаги и лишь когда закрылась дверь, я стал приходить в себя. Я разжал руки с подоконника – пальцы разгибались с болью. Я не смог дальше сдерживаться и заплакал. Беззвучно. Просто задрожал всем телом – бессилия и унижения. Я осел на кафельный пол, он был холодный, и стена, к которой я прислонился – тоже. Только сейчас я заметил, что не один в помещении. Здесь были другие парни. Все они трахались. Было темно, но можно было различить движущиеся силуэты. Кому-то делали минет. Комната была наполнена приглушенными стонами. Видимо, это была специальная комната для траханья.

Я медленно поднялся. Вывернутые руки болели. Бедра были мокры от вытекшей из меня его спермы. Я отыскал в кармане спущенных джинсов носовой платок и старательно вытерся. Подтираясь, я снова ощутил боль. Поднеся платок поближе, я разглядел на нем темные пятна. Это была кровь. Он разодрал меня до крови. Я застегнул джинсы, засунул мокрый платок в карман и, вытерев рукой слезы, стал пробираться к выходу. В спину я услышал сдавленный смех. Я не обернулся, ускорил шаг и, выйдя из комнаты, поскорее пошел на выход. Краем глаза я заметил, как тот юноша на сцене начал раздеваться под какую-то незнакомую мне медленную мелодию.

Я почти выскочил на улицу и почувствовал себя в безопасности. Но одиноким и несчастным. Я поймал такси и добрался до дома, отгоняя прочь мысли, чтобы не выдать себя перед водителем.

Открывая дверь, я заметил, как дрожат мои пальцы. Войдя, закрыв дверь и убедившись, что дома никого нет, я поскорее сбросил с себя всю одежду и включил душ. Встал под теплые струи, но ноги дрожали. Я присел на корточки и уже не сдерживая себя, зарыдал. Слезы текли по щекам, сливаясь с катившейся по лицу водой, а всхлипывания терялись в ее шуме. Мне не становилось легче. Не вытираясь, я вышел и, взяв телефон, присел, прислонившись влажной спиной к стене, у порога ванной.

Я звонил своему другу, который остался в моем городе и ждал меня. Мы встречались с ним уже около года.

- Привет, - сказал я. Но видимо, мой голос так дрожал и выдавал меня, что он сразу понял, что что-то случилось.

- Даня, милый, что произошло? Что с тобой?

- Я... я... все в порядке, - я старался заставить свой голос быть тверже и спокойнее, но не смог и сквозь подступающие слезы добавил: - не сейчас, любимый. Просто запомни этот день... что это случилось сегодня. Пока! Я положил трубку. Он перезванивал, но я не отвечал.