САЙТ ИМЕЕТ ВОЗРАСТНОЕ ОГРАНИЧЕНИЕ 18+
Пожалуйста, обратите внимание на оповещения размещенные на нашем сайте! А именно данный ресурс предназначен для лиц строго старше 18 лет, если Вы еще не достигли этого возраста убедительная просьба покинуть наш сайт с целью личной безопасности и соблюдения законов РФ.
Все рассказы и фотографии добавлены непосредственно самими пользователями, а это значит, что администрация проверяет лишь соблюдение законов РФ и тематику контента Размещенный контент не является пропагандой гомосексуализма.
Ограничение 18+

Голубой Гарри Поттер (глава 2) Поцелуй ангелов

Часть 1

Возвращение

Как непросто ему было покидать место, где он проучился семь долгих, но весёлых и интересных лет. И вот он снова здесь. Но теперь уже не в качестве ученика, а в роли учителя. Учителя полётов на метле.

...Он был всего на третьем курсе Спортивной Школы по квиддичу, когда сова из Хогвартса принесла ему письмо лично от профессора Дамблдора. Сказать, что он был удивлён – значит не сказать ничего. Ещё большее удивление его ожидало, когда он вскрыл запечатанный сургучом конверт.

"Уважаемый мистер Вуд!

По некоторым обстоятельствам мадам Хуч не в состоянии и дальше преподавать полёты на метле. Помня ваши блестящие успехи в этой области, предлагаю вам занять эту должность. Прошу вас как можно скорее послать сову с вашим решением. Надеюсь, что оно будет положительным.

Директор Школы Колдовства и Ведьминских искусств, Альбус Дамблдор"

Оливер Вуд дочитал письмо и рассеянно уставился в окно. Неужели это не сон? Ему предлагают место учителя в Хогвартсе. Да, в такое трудно было поверить. Оливер тупо взглянул на письмо, зажатое в руке. Согласен ли он? Да! Да! Конечно, согласен!

...И вот он здесь. В школе, где он провёл много лет, стал лучшим игроком в квиддич среди выпускников, познакомился и подружился с хорошими людьми. Воспоминания захлестнули Оливера, и он нетвёрдой походкой вошёл в здание Хогвартса. После тишины осеннего дня атмосфера школы оглушила его. Тут и там сновали ученики: хаффлпаффцы, рейвенкловцы, слизеринцы, гриффиндорцы. При виде знакомого значка Гриффиндора сердце Оливера заколотилось с такой силой, что, казалось, оно того и гляди, выскочит из груди.

Сделав глубокий вздох, Оливер решительным шагом направился к кабинету директора. Остановившись возле двери, молодой человек постарался привести мысли в порядок. Словно рой пчёл, они летали и жужжали, забирали спокойствие и награждали дрожью в коленках.

"Эх, была - не была!" - решился Оливер и постучал.

- Войдите, - раздалось из-за двери.

Оливер поспешно просочился в кабинет Дамблдора, опасаясь, что минута промедления - и он пожалеет, что вернулся сюда.

- О, мистер Вуд! – радушно улыбнулся Дамблдор, увидев Вуда.

"А он совсем не изменился", - отметил про себя Оливер, привычно изучая каждый волосок длинной седой бороды профессора.

- Здравствуйте, профессор!

- Ну-ну, не смущайся так, - подбодрил Дамблдор, заметив неловкость Оливера. – Всё в порядке. Теперь ты не нашкодивший ученик, а учитель. А учителю не стоит стесняться директора.

- Да, конечно, - кивнул Оливер, ощутив, что вся его неловкость вдруг куда-то улетучилась.

- Итак, профессор Вуд, - Дамблдор весело подмигнул Оливеру, - за работу принимаетесь через день. Отдохните немного, ведь предстоит хорошенько потрудиться. Вещи уже доставлены в вашу комнату на втором этаже. Я так полагаю, вы не будете против соседства с гриффиндорцами? – директор весело посмотрел на Оливера.

С чувством какой-то необъяснимой лёгкости Оливер чуть ли не влетел в отведённую ему комнату и с гиканьем плюхнулся на удобную хогвартскую кровать. Немного попрыгав на ней (и это называется учитель?!), Оливер побрёл в душ.

- О Мерлин! – тут же заворчало зеркало. – На кого ты похож! В жизни своей не видело ничего ужаснее!

- Отстань! – отмахнулся Оливер и с наслаждением погрузился в ванну, наполненную ароматной пеной.

- Неужели мадам Хуч решила вернуться в школу? – ликовал Гарри по пути на квиддичное поле, где обычно проходили тренировки по полётам на метле.

- Вряд ли, - недоверчиво покачал головой Рон, еле поспевая за Гарри.

- Мне кажется, или мадам Хуч действительно подросла и возмужала за время своего отсутствия? – ехидно заметила Гермиона, глядя на спину профессора, прогуливающегося по полю в ожидании учеников.

Неразлучная троица, не спеша, подошла к "мадам Хуч".

- Как я рад, что вы решили вернуться! – начал, было, Гарри, но, узнав в профессоре Оливера Вуда, так и остался стоять с открытым ртом.

- Оливер! Что ты тут делаешь? – первой опомнилась Гермиона. Она очень похорошела с тех пор, как Оливер закончил Хогвартс. Теперь это была уже не лохматая заучка, а высокая грациозная девушка, знающая себе цену.

- Вообще-то, - Оливер смущённо потер нос, - я теперь вместо мадам Хуч.

Тень недовольства пробежала по лицу Гарри при этих словах. Рон понимающе кивнул. Не быть теперь Гарри предметом обожания девушек. Конечно же, девчонки опять начнут строить глазки Вуду. Ещё бы! Учитель-студент, довольно симпатичный, к тому же, бывший капитан гриффиндорской сборной. Когда он выходил на поле, все девчонки замирали от восторга и тихонько постанывали, когда кто-либо пытался сбить Оливера с метлы. И Гермиона что-то уж сильно обрадовалась его возвращению. Гарри и Рон ревниво посмотрели на подругу.

Гермиона же, не замечая настороженных взглядов друзей, всецело была поглощена созерцанием нового учителя. "Однако он ничуть не изменился! - с улыбкой констатировала Гермиона, оглядев Оливера с головы до ног. – Всё тот же вихор на макушке, сексуальный голос, широкие плечи, мускулистые ноги. И всё тот же задумчиво-мечтательный взгляд зелёных глаз..."

Да, Гарри, несомненно, проигрывал в сравнении с Оливером. Во-первых, его пронзительно-зелёные глаза, скрытые за уродливыми очками, теряли свою притягательную силу, во-вторых, у Гарри наблюдалось полное отсутствие вкуса. Никогда, даже при очень большом желании, он не смог бы выглядеть так элегантно и в то же время просто, как Оливер. Да и состязаться с Оливером по обилию мускулов он явно не мог. Бесспорно, гриффиндорец выглядел неплохо, даже очень неплохо. Но всё же до Вуда ему было, ох, как далеко...

- Гермиона! Ты оглохла? – Рон, как всегда, не вовремя влез в размышления Гермионы. – Гарри уже давно ушёл.

- Ну и? – Гермиона недовольно дёрнула плечиком. Вечно Рон лезет, куда не следует!

- Похоже, он на тебя обиделся, - понизив голос и бросая косые взгляды на Оливера, просветил Рон.

- Обиделся? – Гермиона наклонила голову и мельком взглянула на Оливера. Тот с озабоченным видом чистил свою метлу и, казалось, не замечал ничего вокруг. Гермиона поморщилась. – Святой Мерлин! Чем я ему опять не угодила?

***

Гарри был безумно рад видеть Оливера. Ему хотелось бы думать, что виной тому годы, проведённые в одной команде. Но гормоны подсказывали совсем другое. Просто он – Юноша-Который-Выжил – гей. И проблема была не только в этом. Его еще и угораздило влюбиться в своего учителя. Мало того - в своего друга!

Это началось ещё на четвёртом курсе. Тогда Гарри стал замечать за собой, что созерцание голого Вуда в душевой гриффиндорской команды доставляет ему удовольствие. При виде обнажённого Оливера по телу пробегали мурашки. Хотелось дотронуться до смуглой спины, провести по ней рукой, ощущая под ладонью бархат кожи. Хотелось почувствовать сильные руки капитана на своих плечах, не прикрытых одеждой. Хотелось прикоснуться к упрямо сжатым губам, насладиться их вкусом, испить их сладость. В тот год Гарри с ужасом осознал, что его влечёт к парням. Точнее, к одному! Оливер стал его наваждением. Возможно, то, что испытывал Гарри к Вуду, вовсе и не было влюблённостью. Но одно он знал точно. Он хотел Оливера Вуда. Вот почему ему так не понравились заигрывания с Вудом со стороны Гермионы.

Об ориентации Оливера во время его обучения в Хогвартсе ходили самые разные слухи. Но ни один из них не оправдался. Все семь лет Оливер ни с кем не встречался – ни с девушками, ни с парнями. Но тот факт, что при виде Гермионы он смутился и с интересом стал её разглядывать, давал основания полагать, что его привлекали девушки. И Гарри совсем не нравилось то, что он одного пола с человеком, которого так страстно желает.

Кроме самого Гарри никто не догадывался, что он – Герой и Надежда всего волшебного мира - гей. Даже Рон с Гермионой. Им он старательно вешал лапшу на уши, что он один только из-за того, что ему по-прежнему нравится Чжоу Чанг. А на вопрос, почему же они не вместе, Гарри всегда мог ответить, что всему виной воспоминания о Седрике Диггори – бывшем парне Чжоу, погибшем на Тремудром Турнире. Обычно в этом месте Рон бормотал: "Прости, Гарри!", а Гермиона нервно закусывала губу.

- Оливер, Оливер, - поддевая носком туфли пожухлую листву, шуршащую под ногами, прошептал Гарри, - почему же мы с тобой из разных стай? Хотя, - плотоядно ухмыльнулся Гарри, вслух отвечая на свои мысли об Оливере, - его любовь к девушкам пока не доказана. А значит, у меня есть шансы. Надо только выяснить всё наверняка!



Часть 2

Хогвартские будни

После встречи с гриффиндорским трио, Оливер вдруг явственно осознал, что время не стоит на месте. Он помнил Гарри, Рона и Гермиону четырнадцатилетними детьми. Но дети выросли, и гадкие утята превратились в прекрасных белых лебедей. Несуразный ранее Рон стал высоким и крепким молодым человеком. В непослушных огненно-рыжих вихрах теперь таился какой-то необъяснимый шарм. Гермиона стала просто красавицей! А Гарри... он по-прежнему оставался юношей. К слову сказать, очень привлекательным юношей. Да, он возмужал, но всё же было в нём что-то по-юношески трогательное. И за твёрдостью взгляда пряталась ранимость, стыдливо прикрываясь зеленью радужной оболочки.

С того дня потекли размеренные преподавательские будни. Почти каждый день Оливер проводил уроки Полётов у первокурсников. В оставшееся время он изучал газеты и журналы по квиддичу, изучал новые финты. Он любил летать. Порой он жалел, что ему не суждено было родиться птицей. А так хотелось воспарить ввысь без метлы!.. Зависать в небе, отдаваясь во власть воздушному потоку. Купаться в лучах заходящего солнца...

Однажды, когда Оливер полировал свой Нимбус, в сарай для мётел вошёл Гарри Поттер.

- Оливер! – радостно воскликнул Гарри. – Ох, простите, мистер Вуд! – щёки Гарри залила краска смущения. Было до дикости непривычно обращаться к Оливеру "мистер Вуд".

- Гарри! – широко улыбнулся Вуд. – Решил полетать?

Гарри кивнул. В голове возникла нелепая мысль пригласить Оливера полетать вместе.

"Нет, вряд ли он согласится! Всё-таки он учитель, а я не припомню, чтобы мадам Хуч когда-нибудь летала с кем-нибудь из студентов вне уроков. Хотя, с другой стороны, её никто и не приглашал..."

Гарри нервно облизнул губы. Оливер с интересом наблюдал, как брови юноши сначала сдвинулись к переносице, но уже через мгновение его лоб снова разгладился. Зелёные глаза за стёклами очков смотрели прямо на него.

- Мистер Вуд, вы не откажетесь составить мне компанию? – с замиранием сердца спросил Гарри, молясь, чтобы Оливер не счёл это выходящим за рамки отношений преподавателя и ученика и согласился.

- Почему бы и нет!

Казалось, Оливер только этого и ждал. Отложив полироль, Оливер провёл чистой тряпочкой по древку, стирая остатки средства, и, подхватив метлу, вышел из сарая. Всё ещё не веря своему счастью, Гарри поспешил за Вудом.

- Гарри, - Оливер внезапно затормозил и, хитро прищурившись, повернулся к гриффиндорцу, - хочешь, я научу тебя одной очень полезной вещи?

- Это... это было бы чудесно, сэр!

Гарри почувствовал, как по телу разливается жар. Ладони вспотели, дыхание участилось. Чёрт возьми! Что с ним творится?! Сейчас перед ним стоит не обнажённый капитан гриффиндорской команды, а одетый преподаватель. Но этот полуоткрытый рот, эти изумительные, манящие глаза, этот взгляд – такой пронзительный, что кажется, будто его обладатель способен читать в твоей душе, как в раскрытой книге. Гарри тряхнул головой, отгоняя подобные мысли, и вскочил на метлу. Проследив за гриффиндорцем, Оливер взлетел следом за ним.

Догнав Поттера, Вуд знаками велел ему смотреть на себя. Гарри послушно кивнул. Тогда Оливер сделал резкое пике и уже через секунду, лишь на мгновение пропав из виду, водворился за спиной парня.

- Как видишь, противнику тяжело сразу сообразить, где ты, - с усмешкой констатировал Оливер. Гарри резко обернулся. Он и сам не ожидал обнаружить Вуда позади себя. Ещё раз повторив маневр, чтобы Гарри мог его запомнить, Оливер со словами: "Ну, теперь твоя очередь!" отлетел в сторону, уступая Гарри пространство для тренировки. Раза с четвёртого у того стало получаться.

- Молодец! – похвалил его Вуд. – Теперь тебе осталось только усовершенствовать этот навык, - с этими словами он направил свою метлу вниз.

Проводив Оливера взглядом, Гарри с воодушевлением принялся повторять изученный финт. К вечеру он вымотался, как никогда, зато в запасе у ловца Гриффиндора появился неплохой приёмчик, чтобы порадовать Слизерин на следующем матче.

Дни сменяли друг друга. Ученики пыхтели над уроками, проклиная зелья и профессора Снейпа, проявляя недовольство Треллони и её бестолковым предметом. И только здесь, на квиддичном поле, они могли отрешиться от всех своих забот и ощутить себя вольными птицами.

Для Оливера квиддичное поле стало чуть ли не домом. Здесь он проводил большую часть своего времени. И не только рабочего. Он любил встречать рассветы и закаты в небе, наслаждаясь красками природы, созерцая, как небо окрашивается в причудливые оттенки розового и красного, будто художник случайно опрокинул краски на голубоватый лист бумаги.

В один из дней, когда Оливер уже садился на метлу, намереваясь взмыть ввысь, его окликнул чей-то звучный, мелодичный голос. Голос, который он помнил ещё со школы. Голос, который непременно ассоциировался у него с Гарри.

- Мистер Вуд! – Оливер содрогнулся, так непривычно звучало для него это обращение

- Да, - обернулся Оливер. – Я слушаю вас, мисс Грейнджер.

Гермиона болезненно скривилась. Раньше если они и не были друзьями, то хотя бы могли обращаться друг к другу на "ты". А теперь из-за того, что он учитель, придётся соблюдать все эти дурацкие формальности.

- Не могли бы вы помочь мне? У меня проблемы с метлой. Я никак не могу регулировать скорость полёта. "Ох, и глупая причина! - одёрнула себя Гермиона. – Я же заканчиваю Хогвартс! Неужели я такая тупая, что за семь лет не научилась управляться с метлой!".

Но Оливер, кажется, не обратил внимания на эти нестыковки. С широкой улыбкой, обнажавшей крепкие белые зубы, он помог Гермионе взобраться на метлу.

- Ну, теперь попробуйте!

- Э-э-э... может, вы полетите рядом, сэр? – невинно хлопая ресницами, попросила Гермиона.

- С удовольствием! – при просьбе Гермионы Оливер засветился от счастья, как начищенный пятак. Поэтому его согласие прозвучало, будто полёт на метле вместе с Гермионой был мечтой всей его жизни. Однако, вопреки всем надеждам Гермионы, радость Оливера была вызвана всего лишь тем, что небо было его страстью. Не квиддич, как считали многие, а именно небо, свобода полёта. Усевшись на мётлы, студентка и преподаватель устремились вверх.

"Как она красива, когда ветер треплет её волосы, играет полами её робы!"

Оливер обожал всё, что хоть как-то было связано с полётами. И ему доставляло истинное удовольствие наблюдать за колдунами и ведьмами, уверенно и красиво сидящими на метле. Ему нравилось это сочетание: человек и метла, как единое целое. На секунду он закрыл глаза и наслаждался полётом, как вдруг тишину вокруг разрезал резкий визг. Прервавшись от своих размышлений, Оливер посмотрел в сторону, откуда раздавался крик. Метла девушки развила невероятную скорость, грозя скинуть ее. Какая-то посеревшая, Гермиона еле удерживалась верхом. Костяшки пальцев, вцепившихся в рукоятку метлы, побелели.

"Дура несчастная! – ругала себя тем временем Гермиона. – Как всегда перестаралась... Да, здорово заколдовала свою метлу, похоже, скоро она мне уже не понадобится..." - гриффиндорка очень некстати посмотрела вниз и судорожно сглотнула. Квиддичное поле казалось настолько маленьким, что могло бы уместиться в спичечном коробке. Между тем, руки Гермионы вспотели от напряжения, и теперь девушка стремительно летела вниз. Земля неумолимо приближалась. Гермиона зажмурилась. И вдруг чьи-то сильные руки подхватили её, и девушка почувствовала, что её полёт изменил свою траекторию.

- Оливер, ты спас мне жизнь, - благодарно мурлыкнула Гермиона, покрепче вжимаясь в натренированное тело Вуда и нежно проводя рукой по его щеке.

- С вашего позволения, мистер Вуд! – мягко поправил Оливер, отстраняясь от девушки.

Гермиона дёрнулась, как ошпаренная. В голове промелькнула коварная мысль: "Уж не голубой ли этот мистер Я-Не-Завожу-Близких-Отношений-Со-Своими-Студентками?". К счастью, они уже приземлились, и Гермиона с видом Не-Подходи-Убъёт слезла с метлы. Вздёрнув по старой привычке вверх свой аккуратненький носик, она быстро пошла к замку. При этом она не забывала призывно покачивать бёдрами и, как ей казалось, сексуальным жестом поправлять волосы.



Часть 3

Коварный план

- Ну что? – Рон в нетерпении подпрыгивал рядом с гневно пыхтевшей Гермионой. Вопреки уверенности многих в том, что Рон влюблён в Гермиону, это было отнюдь не так. За семь лет дружбы Гермиона стала "своим парнем". С ней Рон мог обсудить свои отношения с другими девушками, она в ответ поверяла ему все свои желания относительно парней. Вот и теперь Гермиона изливала на него свою злость из-за Вуда.

- Герм, не тяни! Что он тебе сказал?

- Что-что? – окрысилась девушка. – Этот сукин сын тут же попытался восстановить статус-кво!

- Вы о чём? – в гриффиндорскую гостиную вошёл Гарри, на ходу поправляя очки и приглаживая непослушные вихры. Гермиона терпеть не могла, когда её друзья плохо выглядели. Ещё недавно её это не волновало. Но с тех пор, как в ней, наконец, проснулось женское начало, и она начала следить за собой, внешний вид окружающих её людей стал волновать девушку ничуть не меньше, чем свой собственный.

- О Вуде! – одними губами произнёс Рон, при этом корча такие гримасы, что Гарри понял, сейчас не стоит попадаться Гермионе под руку и сообщать, что Снейп опять снял с него десять баллов.

- Гарри, - Гермиона мрачно уставилась на друга. – Ты некоторое время был в одной команде с Вудом. Он всегда был таким ублюдком?

Гарри отрицательно покачал головой. Оливер всегда ему нравился. Это был патологически беззлобный человек. Ну, почти беззлобный. Если дело касалось квиддича, Оливер мог и прибить ненароком. Квиддич для него всегда был чем-то святым. Интересно, что такое ляпнула Гермиона, что Вуд был вынужден её отбрить?

- А что случилось-то, Герми? – робко спросил Гарри, инстинктивно втягивая голову в плечи в ожидании бури эмоций.

Гермиона уже открыла рот, чтобы разразиться гневной тирадой, как вдруг её лицо осветила усмешка а-ля Драко Малфой: глаза недобро прищурены, уголок рта брезгливо приподнят.

- Что ты задумала, Герм? – Рон с беспокойством и опаской заглянул в глаза подруги.

Гермиона загадочно улыбнулась.

- Всеэссенция на основе Признавалиума!

- А что это? – Рон с непониманием уставился на девушку.

- Помнишь, Гарри, - проигнорировав Рона, обратилась Гермиона к зеленоглазому юноше, - в прошлом году Снейп заставил нас готовить какое-нибудь производное зелье на основе другого? Так вот, я сделала зелье на основе Признавалиума. Наряду со своим воздействием на мозг, заставляющим говорить только правду, моё зелье вскрывает также все истинные чувства. К тому же эффект проявляется сразу же после употребления.

- Подожди, я что-то не совсем понял, - прервал поток слов Гермионы Гарри. – Ты же вроде готовила маскирующее зелье.

- Да-да! – воодушевлёно подхватил Рон. – При помощи него ты собиралась скрывать засосы на шее и прыщи. Я тоже это помню!

Гермиона вспыхнула, как факел и сердито посмотрела на Рона.

- Ну, на самом деле, вы же знаете, что я всегда пыталась заниматься сверх программы. Вот я и решила самостоятельно попытаться сварить зелье на основе Признавалиума.

- Герми, - перешёл на шёпот Рон, - но ведь это очень серьёзное зелье. Ты же прекрасно знаешь, что применение Признавалиума строго запрещено, а раз ты говоришь, что твоё зелье воздействует ещё и на чувства...

- И, само собой разумеется, что об этом никто не должен знать, - нервно перебила Рона Гермиона.

- Герм, а как ты собираешься дать Вуду этот свой отвар? – Гарри с любопытством посмотрел на подругу.

- О, Гарри, - улыбнулась Гермиона, - весь вопрос в том, как ты собираешься преподнести ему моё зелье.

- Я? – ушам своим не поверил Гарри. Нельзя сказать, что ему уж очень сильно пришлась по душе сия перспектива.

- Ну, Гарри, миленький, - умоляюще сложила ладони Гермиона. – Я должна знать о том, что он ко мне испытывает. Пожалуйста, Гарри, помоги! Ты же знаешь, как он мне нравится!

"Знала б ты, милая Гермиона, как МНЕ он нравится!" - хмыкнул про себя Гарри.

- Что смешного ты нашёл в моих словах, позволь поинтересоваться? – уперев руки в боки, гневно спросила Гермиона, принимая ухмылку Гарри на свой счёт.

- Ой, Герми, что ты! – отчаянно замахал руками бедный Поттер. – Я вовсе не над тобой. Так что ты там говорила про зелье? Для чего оно тебе? – попытался по-быстренькому сменить тему Гарри.

- Гарри, понимаешь, я же не знаю причину, почему он так холоден со мной! Может, всё дело в его моральных принципах. Вдруг он втайне любит меня, но боится проявить свои чувства, потому что он преподаватель, а я его студентка! – в отчаянии заламывала руки Гермиона.

- Герм, а почему ты сама не хочешь воспользоваться своим зельем и всё узнать? – Рон с азартом плюхнулся в кресло. Тут же раздалось сдавленное мяуканье, и из-под Рона, гневно шипя, выскочил изрядно потрёпанный Косолапсус.

- Ну... э... видите ли, - замялась Гермиона. – После того, как действие зелья пройдёт, Вуд по-прежнему будет помнить всё, что с ним произошло во время действия зелья.

- А, - понимающе протянул Рон, - и ты боишься, что под воздействием твоего варева Вуд попросту тебя пошлёт подальше!

Гермиона оскалилась, но всё же кивнула Рону в знак согласия.

- Гарри, так ты мне поможешь? – заканючила Гермиона.

- А почему ты не попросишь об этом Рона? – попытался отмазаться от Гермионы Гарри.

- Этот молодой человек, - сквозь зубы процедила Герми, испепеляя Рона взглядом, - и двух слов связать не сможет. Пока он будет мямлить, действие зелья закончится.

- Подожди-подожди! - осадил её Гарри. – А сколько будет действовать твоё зелье?

- Не знаю, - жалобно проговорила Гермиона, - это же экспериментальное зелье, и я его ещё не проверяла. Хотя, если судить по книгам, а их я перед приготовлением зелья прочла немало, - Рон безнадёжно фыркнул, видимо, всерьёз опасаясь за разум подруги, - то где-то около часа.

- Значит, у меня есть целый час, - подытожил Гарри. – Что ж, неплохо. Завтра же и приступим.



Часть 4

Под воздействием зелья

- Э-э-э, профессор Вуд! – Гарри робко поскрёбся в дверь покоев Оливера.

- О, Гарри! – в дверях показалась растрёпанная голова Оливера. – Рад тебя видеть. Заходи!

Дверь распахнулась, являя взору черноволосого юноши своё содержимое. Покои Вуда состояли из двух комнат: кабинета и спальни. Сейчас Гарри мог созерцать кабинет профессора полётов. Стол был завален книгами по квиддичу, над столом висели плакаты с квиддичными командами, получившими Кубок в течение последних десяти лет. Стеллаж в углу был заставлен средствами по уходу за метлой. Дверь в спальню была слегка приоткрыта, и гриффиндорец мог лицезреть брошенные на спинку стула брюки и рубашку.

Гарри вошёл в комнату и закрыл за собой дверь, при этом Оливер вопросительно посмотрел на юношу, ожидая, чтобы тот пояснил цель своего визита. Гарри взглянул на стоявшего перед ним молодого человека и шумно сглотнул: Оливер только что вышел из душа, влажные от воды волосы блестели на солнце, любопытно заглядывающем в комнату. На Оливере был бордовый банный халат с гербом Гриффиндора, вышитым золотыми нитями. Наспех повязанный пояс плохо сдерживал всё время разъезжающиеся полы халата, благодаря чему Гарри мог вдоволь любоваться красивой гибкой шеей и... (при одной только мысли об этом начинала кружиться голова) маленьким розовым соском, слегка приоткрытым плотной тканью.

- Так о чём ты хотел со мной поговорить, Гарри? – первым нарушил молчание Оливер, с удивлением рассматривая дико вращающего глазами и тяжело при этом дышащего Гарри. Вуд на самом деле не понимал причины такого поведения гриффиндорца. Прежде они столько раз видели друг друга голыми: в раздевалке, в душе. Поэтому Оливер и предположить не мог, что такую реакцию вызвал его сосок, невинно выглядывающий в разрезе халата.

- П-п-профессор, - Гарри с трудом оторвался от груди Вуда, - не могли бы вы угостить меня чашечкой чая?

Оливер недоумённо приподнял бровь, но потом, сообразив, что чашечка чая и правда не помешает Гарри, судя по его виду, кивнул.

- Присаживайся, - Оливер кивнул на одно из кресел, стоявших возле стола. Гарри послушно устроился в кресле. – Тебе какой? Чёрный? Зелёный?

- Чёрный, - выдавил из себя Гарри, стараясь не смотреть на Вуда.

Взмах палочки – и на столе перед ним появилась чашка горячего чая.

"Стоп! Так не пойдёт! Должен же я куда-то подлить это чёртово зелье! Надо заставить его тоже что-нибудь выпить!"

- Профессор, а вы не выпьете чаю вместе со мной? – Гарри заставил себя посмотреть на Вуда и невинно похлопал ресницами.

- Ну, разумеется! – улыбнулся Оливер и наколдовал вторую чашку. Усевшись во второе кресло, Оливер выжидающе посмотрел на Гарри.

"Как бы его теперь отвлечь!"

- Профессор, - кашлянул Гарри, из-под полуопущенных ресниц внимательно наблюдая за Вудом, - кажется, я помешал вам. Судя по всему, вы были в душе...

Реакция Оливера на эти слова была именно такой, на какую Гарри и рассчитывал: Оливер быстро провёл рукой по мокрым волосам и посмотрел на свою грудь. Вспыхнул, заметив, что выглядит не совсем... кхм... прилично для принятия гостей, тем более студентов.

- Извини, Гарри, я сейчас вернусь!

Дверь в спальню хлопнула, Гарри остался один. То, что надо! Не медля ни секунды, он достал из кармана своей робы зелье и вылил его в чашку Вуда. Когда Оливер снова вошёл в кабинет, Гарри уже с интересом рассматривал плакаты на стенах и безмятежно попивал чаёк.

- Так о чём ты хотел со мной поговорить, Гарри? – Оливер взялся пальцами за кружку. Гарри внутренне напрягся.

- Я... э... да вы пейте, пейте, профессор!

- Мистер Поттер, - Оливеру уже порядком надоела вся эта игра, - если вы хотели мне что-то сказать, - говорите!

- Я хотел обсудить с вами Обманку Вронского! – поспешно ответил Гарри.

- Гарри, - тут же расслабился Вуд, - что же ты сразу не сказал! Я уж думал, что случилось что-то серьёзное, и ты не решаешься мне об этом сообщить! – Оливер улыбнулся и отхлебнул из кружки.

- Ну, как вы себя чувствуете, профессор? – Гарри с беспокойством посмотрел на Вуда.

- Гарри, ты ведёшь себя как-то странно! С тобой всё в порядке?

- О, извините, профессор, я и правда не совсем хорошо себя чувствую.

- Может, тебе стоит наведаться в больничное крыло? У мадам Помфри наверняка найдётся что-нибудь для тебя.

"Нет, так у меня явно ничего не выйдет! Надо взять себя в руки! Да не там, извращенец! Гарри Поттер, ты совсем свихнулся на сексе! Ты, то есть я, в общем, мы оба - ненормальные! Ладно, проехали! Надо заставить Вуда выпить весь чай!"

- Нет, нет! Мне уже намного лучше, спасибо! Значит, я хотел поговорить с вами об Обманке Вронского. Я знаю, что из всех гриффиндорских игроков она лучше всего выходит у вас, сэр. Не могли бы вы научить меня ещё и этому трюку?

- Конечно же! С радостью! – Вуд оживлённо посмотрел на Гарри и сделал ещё один глоток.

"Осталось пол кружки! Ну же, Вуд, пей!"

- Я тут подумал, может, вы сможете преподать мне ("своё прекрасное обнажённое тело в моё личное и извечное пользование") пару индивидуальных уроков?

- С удовольствием, Гарри! Мне будет очень приятно снова работать с тобой! К тому же ты чертовски привлекателен, ты это знаешь? – глаза Вуда заволокло пеленой страсти, голос стал хриплым и до неприличия сексуальным. Гарри ощутил нарастающее желание. Брюки стали тесными.

Оливер, тем временем, с грацией пантеры поднялся со своего кресла и направился к Гарри. Гриффиндорец не мог отвести глаз от этого человека, явственно источающего запах секса.

- Гарри, тебе кто-нибудь говорил, что ты восхитительно выглядишь без очков? – Оливер быстрым движением сорвал с Гарри очки и откинул в сторону.

"Похоже, зелье действует! И, чёрт, я же нравлюсь ему! Эй-эй-эй! Ты не за этим сюда пришёл! Ты должен узнать, как он относится к Гермионе!"

Гарри встал с кресла и попятился. Теперь их с Оливером разделял только стол с книгами и двумя чашками с чаем.

- О, Мерлин! – пробормотал Вуд, пожирая глазами Гарри. – Если ты так неотразим в одежде, что же скрывается под ней?

Резким движением Оливер сбросил книги и перемахнул через стол, оказавшись в опасной близости от Поттера. Во рту у Гарри всё пересохло, он схватил кружку с чаем и одним глотком выпил всё её содержимое. Какая-то лёгкость ощущалась во всём теле. Мысли бессвязно плутали в голове, тело не поддавалось командам разума и действовало само по себе.

"Не та кружка! Зелье!" - последнее, о чём подумал Гарри, прежде чем с диким рыком накинуться на Вуда. Его язык жадно ворвался в рот Вуда, исступлённо исследуя каждый миллиметр. Руки неистово срывали одежду, лаская спину.

- Я хочу тебя! – прошептал Гарри, оторвавшись от губ Вуда, и пристально посмотрел Оливеру в глаза.

- Я хочу тебя трахнуть! – в унисон ему прохрипел Оливер. – Хочу, чтобы ты извивался подо мной и в оргазме кричал моё имя!

- Так чего же ты ждёшь? – Гарри призывно ухмыльнулся.

Оливер больше не в силах был сдерживать себя. В голове билась только одна мысль: "Трахнуть его! И как можно скорее!". Рывком он опрокинул Гарри на стол и стал покрывать поцелуями его шею, плечи, грудь, живот. Руки тем временем сражались с пряжкой ремня.

- Оливер! Как давно я этого ждал! – Гарри со стоном потянулся к губам Вуда.

Ответом ему был довольно-таки чувствительный укус, который сразу же был зализан. Гарри застонал от удовольствия. Плавно спускаясь от губ к шее, прочерчивая влажную дорожку дальше вниз, Оливер, наконец, остановился на напряжённом соске Поттера. Нежно вобрав его в себя, Оливер очертил языком полукруг. С губ Гарри слетел сдавленный вздох. На секунду оторвавшись от так давно желанного соска, Вуд пристально посмотрел в глаза Гарри и хищно улыбнулся. Брюки Поттера вместе с трусами полетели в сторону. Нежные пальцы кольцом сомкнулись на напряжённом члене. Сгорая от обуревавшего его желания, Гарри выгнулся и подался вперёд. Ласково поглаживая головку члена, Оливер медленно, заставляя Гарри сходить с ума от нетерпения, опустился перед ним на колени и коснулся языком напряжённой плоти.

- Оливер, пожалуйста! – с придыханием протянул Гарри.

Оливер мурлыкнул в предвкушении удовольствия и накрыл своим жадным ртом член Поттера. Осторожно провёл губами по всей его длине. Надо заметить, довольно внушительной длине. Остановился. Гарри нетерпеливо задвигал бёдрами. Вдоволь налюбовавшись его реакцией, Оливер двинулся вверх-вниз, вытворяя языком такое!..

- Оливер! – тело Гарри сотрясла судорога, и Оливер почувствовал, как в его горло хлынула горячая солёная жидкость. Вуд сглотнул, с наслаждением слизывая остатки с уголков губ.

- Гарри, - Оливер нежно провёл рукой по бедру Поттера, - тебе не кажется, что нам будет удобнее продолжить в другом месте?

С энтузиазмом приняв предложение Вуда, Гарри грациозно спрыгнул со стола и, легко, словно бабочка крылом, коснувшись губ Оливера, пошёл в спальню. С плотоядной улыбочкой Вуд последовал за ним.

Когда он вошёл, Гарри уже лежал на кровати, приняв чрезвычайно соблазнительную позу. На прикроватной тумбочке красовалась баночка с любрикантом. Не зря же Гарри весь последний год изучал книги по сексуальному воспитанию и всяческие пособия в помощ геям.

- Какой же вы предусмотрительный, мистер Поттер, - пропел Оливер и, покачивая бёдрами, подошёл к Гарри.

- Ты правда этого хочешь? – наклонившись, выдохнул Вуд прямо в рот Гарри.

- Слушай, заткнись, а? – прохрипел Гарри, кивая головой в сторону тумбочки.

- Ай-яй-яй! Какое неуважение к профессору! Придётся мне вас наказать.

Оливер, не спеша, подошёл к тумбочке и взял баночку. Как будто нечаянно уронил и, повернувшись к Гарри спиной, нагнулся за ней. Поттер нетерпеливо зарычал. Что и говорить, задница у Оливера Вуда была что надо!

Почувствовав на себе ненасытный взгляд, Оливер выпрямился и из-за плеча лукаво посмотрел на Гарри, сгорающего от желания, о чём отчетливо свидетельствовал его вновь эрегированный орган. Оливер с интересом пробежался взглядом по Гарри, представляя себе, каково это будет, обладать этим дивным телом... По беглой оценке, это должно было быть божественно!

Оливер больше не мог сдерживаться. Рывок – и Гарри был пригвождён к кровати накрывшим его сверху телом. Губы Оливера жадно начали исследовать его тело. Соскам было отведено особое внимание. Это был свого рода фетиш Оливера Вуда. Скользкий палец прошёлся между ягодиц. Мгновение – и он уже оказался внутри. Гарри закусил губу: вторжение было болезненным.

Гарри был девственником. И такого рода ощущения были для него новы. Однако справедливости ради, стоит отметить, что они оказались чрезвычайно приятными.

К первому пальцу добавился второй. Гарри застонал от удовольствия: пальцы нащупали какую-то точку внутри него, прикосновение к которой вызывало феерическое наслаждение.

Внезапно пальцы покинули его. Гарри умоляюще захныкал. И вдруг всё его нутро взорвала волна боли. Боль затопила всё его существо. Гарри закричал и попытался высвободиться. Но неожиданно для себя открыл, что трение приносит ни с чем не сравнимое наслаждение. Смесь боли и удовольствия. Гарри с силой стал насаживаться на этот чудесный член, так безжалостно и восхитительно трахающий его. К тому же, пальцы Оливера переместились на эрекцию Гарри. И теперь двигались в такт с членом внутри него.

- Гарри, я люблю тебя! – Оливер выгнулся и излился в Гарри. Почти сразу же он почувствовал, что его рука увлажнилась. Гарри вздрогнул и кончил. Они одновременно достигли оргазма.

Оливер обессилено повалился на любовника. Это было превосходно! Он даже представить себе не мог, что секс - это настолько чудесно. Результат превзошёл все его ожидания!

Гарри перевернулся на бок и, устроив голову на плече Оливера, блаженно прикрыл глаза. Никогда ещё он не чувствовал себя таким уставшим. Никогда ещё усталость не была такой прекрасной. И никогда ещё он не засыпал рядом с другим человеком после отменного секса. Всё было так необычно, и всё это ему дико нравилось...



Часть 5

Суровая реальность

Пробуждение стало для Оливера настоящим кошмаром. Рядом с ним лежал спящий Гарри. Его волосы разметались по подушке. Чёрные ресницы слегка подрагивали. Гарри спал на животе, и Оливер мог в подробностях разглядеть его красивую спину, упругие ягодицы и... Подождите-ка! Что делает голый Поттер в его, Оливера, постели?! И тут же события прошедшей ночи калейдоскопом пронеслись в голове.

Оливер с ужасом смотрел на гибкое тело юноши. А в голове злобно хихикал противный голосок: "Ты переспал со своим студентом! Браво, профессор Вуд! А ведь сейчас только начало года! Что же будет к концу? Перетрахаешь всех своих учеников? Интересно, а каково это будет с Малфоем?".

- Заткнись! – процедил Вуд, силясь утихомирить не на шутку разошедшийся внутренний голос.

Спящий Гарри пошевелился и распахнул глаза.

- Привет! – Гарри поудобнее устроился на боку и, подперев голову рукой, с прищуром человека с плохим зрением посмотрел на Оливера.

Вместо ответа, Оливер кивнул и сразу же отвёл взгляд, боясь встретиться c зелёными глазами, которые сейчас с любопытством его изучали.

- Гарри, - помолчав, начал Оливер, по-прежнему не смотря в глаза юноши. – Прости меня за вчерашнее. Я не знаю, что на меня нашло... Так не должно было случиться, это неправильно! Прости!..

- Оливер, - Гарри сел на кровати и взял лицо Вуда в свои ладони, - тебе не за что извиняться. Я сам хотел этого!

- Да, но...

- Я понимал, на что иду! И поверь, ничуть не сожалею о случившемся!

- Правда? – Оливер с надеждой посмотрел на Гарри, словно маленький нашкодивший ребёнок, спрашивающий у матери, не сердится ли она на него.

- Ну, конечно! – Гарри ласково улыбнулся и нежно поцеловал Оливера.

В ответ на его прикосновение, Оливер придвинулся ближе. В порыве бесконтрольной страсти Гарри обхватил ногами Вуда и потянул на себя. Два затвердевших члена коснулись друг друга, вызывая сладкую истому. Два разгорячённых тела слились воедино. Огонь желания уже готов был разгореться с новой силой, как Оливер, оторвавшись, наконец, от губ Гарри, отпрянул. В его глазах плескался ужас.

"Мерлин, что я делаю?"

- Мистер Поттер, думаю, вам пора идти! – Вуд стремительно спрыгнул с кровати и накинул робу, чтобы Гарри не увидел, до какой степени он возбуждён.

- Оливер! - Гарри словно током ударило.

"Гарри, милый, пожалуйста, уходи! Умоляю тебя!"

- Вам пора, мистер Поттер. – Тихо, но твёрдо повторил Вуд, выстраивая, тем самым, между ними невидимый барьер.

- Но, Оливер, - слабо попытался воспротивиться Гарри.

Не глядя на Гарри, Вуд вышел из спальни. Через минуту он вернулся, неся в руках очки Поттера. Не говоря ни слова и нарочно не замечая юношу, с надеждой смотрящего на него, Оливер подошёл к тумбочке и положил на неё очки. Медленно и напряженно развернулся и походкой, как будто каждый шаг давался ему с неимоверным усилием, двинулся вон из комнаты.

Хлопнула дверь. Гарри остался один. Оливер ясно дал ему понять, что между ними всё кончено. Это была чудесная ночь. Пожалуй, самая прекрасная ночь в его жизни. Единственная ночь, когда все чувства и слова были сказаны без утайки. И вот теперь, когда Поттер наверняка знал, что Вуд любит его, Оливер испугался своих чувств и сжёг все мосты.

Гарри стало так больно, как никогда ещё не было. Он потерял дорогого человека, едва успев его обрести. Похожее чувство он испытал, когда умер Сириус. Боль разрывала грудь когтями, вгрызалась острыми зубами в самое сердце, а память безжалостно подсовывала картинки прошлой ночи. Только теперь эти картинки были лишь фантазией, отголоском несбывшейся мечты, болезненным напоминанием о лишь на мгновение мелькнувшем в его жизни счастье.

Гарри, как во сне, встал с постели, оделся, нацепил очки и, в последний раз взглянув на кровать, ещё хранившую тепло двух тел, ссутулившись, покинул кабинет профессора полётов.

Следующие дни Гарри провёл без осознания того, где он находится, и что происходит вокруг. Он был настолько погружён в свои мысли, что спрашивать его о чём-то приходилось по три раза. И то, перед ответом Гарри долго и непонимающе смотрел на спрашивающего, а потом, скорее, на автопилоте, нежели чётко воспринимая суть вопроса, что-то говорил. Рон и Гермиона были всерьёз обеспокоены состоянием друга.

После того вечера у Вуда, Гарри вернулся сам не свой. Глядя на его бледное, осунувшееся лицо, Гермиона не стала приставать с расспросами. Девушка полагала, что это из-за неё, что Оливер отверг её, а Гарри просто не решается ей это сказать, оттого и мучается. И Гермиона деликатно помалкивала. Рон никаких предположений не выдвигал, но решил пока не трогать Гарри. Если он захочет, то сам всё расскажет. Но, что бы там ни случилось, это обязательно пройдёт. Время – лучшее лекарство...



Погода разошлась не на шутку: ветер с диким завыванием носился по дорожкам, шурша гравием; деревья жалобно скрипели под порывами ветра, пригибавшего их почти к самой земле; дождь стоял одной сплошной стеной. Понаблюдав за погодой, Дамблдор пришел к выводу, что тренировки и уроки полётов могут быть очень опасными, и отменил их.

Вуд в эти дни нигде не появлялся: его не было видно ни в Большом зале за обеденным столом, ни в коридорах Хогвартса. Гермиона думала, что он не выходит из своей комнаты, потому что не хочет встречаться с ней. Гарри винил во всём себя...



Часть 6 (последняя)

Вечная связь

- Гарри, Рон! Вы представить себе не можете, что случилось! – в комнату юношей вбежала встревоженная Гермиона.

- Эй, Герм! – попытался успокоить Гермиону Рон. – Успокойся и давай всё по порядку.

- Вуд покинул Хогвартс! – на одном дыхании выдала девушка. – Он не уволился, не уехал на какой-то срок, а просто исчез, ничего никому не сказав.

- Когда? – побелевшими губами спросил Гарри.

- Уже около двух дней. Это стало известно только сейчас. В прошедшие два дня полёты из-за плохой погоды были отменены. Поэтому на отсутствие Оливера не обратили внимания раньше.

- Обратили, - прошептал Гарри, обречённо качая головой, - просто не приняли это всерьёз.

- Обратили? – Рон непонимающе уставился на друга.

- Гарри, только не говори, что ты имеешь в виду себя! – Гермиона недоверчиво посмотрела на черноволосого юношу.

- Это из-за меня! Это я во всём виноват!.. – как будто не слыша друзей, бубнил Гарри, раскачиваясь из стороны в сторону.

- Гарри! Гарри! – Гермиона вцепилась в плечи Поттера и начала исступлённо его трясти. – В чём ты виноват? Что случилось?

Гарри поднял на неё глаза. Гермиону обдало волной холода, отчуждённости и... пустоты.

- Гарри, - чуть слышно позвала девушка. – Скажи что-нибудь! Гарри, миленький, не молчи! Только не молчи!

- Гермиона, Рон, - начал, было, Гарри, но был прерван Гермионой:

- Слава Мерлину! Мы так за тебя испугались!

- Выслушайте меня. Не перебивайте! Времени осталось совсем мало.

- Мало? Я не понимаю, - Гермиона обернулась за поддержкой к Рону, но тот лишь отрицательно помотал головой и приложил палец к губам, советуя девушке помолчать.

- Зелье. Всеэссенция на основе Признавалиума. Его должен был выпить только Оливер. Но так получилось, что я тоже... тоже принял это зелье, - Гарри замолчал и облизнул пересохшие губы. – У этого зелья, если его приняли два человека, есть побочное действие. Оливер об этом не знал! – поспешно добавил Гарри и мутным взором обвёл друзей.

- Гарри, мы слушаем тебя, - робко подтолкнул Гарри к продолжению его рассказа Рон.

- Так вот, это побочное действие заключается в таких словах:

"Отныне и впредь с тобой

Мы связаны нитью одной.

И если придётся вдруг мне умереть,

Тебя захвачу я с собой!".

Я собирался вчера вымыть колбу из-под зелья, и на этикетке проступили эти слова. Теперь я могу чувствовать то же, что и Оливер. Не знаю, способен ли он чувствовать меня, но подозреваю, что способен. И сейчас я явственно ощущаю действие какого-то яда. Оливер умирает, а с ним и я.

- Почему же ты раньше молчал?! – в голосе Гермионы сквозили истерические нотки.

- Я не хотел вас беспокоить, - отвернувшись в сторону, глухо проговорил Гарри. – К тому же я сам не был в этом уверен.

- А теперь? – боясь услышать ответ, спросил Рон.

- А теперь я чувствую приближение смерти, - обречённо посмотрел на друга Гарри.

- Не говори так! – Гермиона подлетела к Гарри и отвесила тому звонкую пощёчину. – Как ты можешь умереть сейчас, когда мы столько пережили вместе! Когда только начали по-настоящему жить! Ты не можешь оставить нас! Ты не должен!

Гарри слабо улыбнулся и заправил выбившуюся прядь волос Гермионе за ухо.

- Гермиона, пожалуйста! Я не сказал ещё самого главного. Когда я выпил зелье, то понял, что люблю Оливера. Что безумно хочу его! – Гермиона покраснела, но не стала перебивать. Лишь закусила губу и грустно улыбнулась. – Оказалось, что я тоже нравлюсь Оливеру... В общем, - Гарри устало потёр виски, – мы переспали. А наутро он сказал, что это была ошибка, что так не должно было случиться...

Гермиона всхлипнула.

- Если бы не это чёртово зелье! Зачем, ну зачем я попросила тебя дать его Оливеру?! – девушка зарыдала. Хрупкие плечи содрогались, её всю трясло.

- Сколько времени осталось? – Рон, белый, как мел, опустился на колени возле кровати Гарри.

Гарри закрыл глаза. Помолчал несколько минут.

- Час. Может, два.

За два дня до этого

Оливер шёл, куда глаза глядят. Рассеянно посмотрел напоследок в сторону скрывающегося за деревьями замка и больше не оборачивался. Из вещей он не взял с собой ничего.

Сколько он так шёл в никуда? Оливер не следил за временем. Теперь, когда он знал, что ничего уже не будет, как прежде, время не имело значения. Впереди была только боль и неизвестность. Возможно, смерть. Возможно, тьма. Свою дальнейшую жизнь он уже предрешил. И в ней не было места счастью и любви. Единственное, что у него осталось – воспоминания. Он не мог забыть той чудесной ночи, проведённой с Гарри. Не мог и простить эту ночь себе. Гарри он ни в чём не винил.

- Во всём виноват я один! – Оливер отчаянно оскалился и с силой пнул камешек, попавшийся ему под ноги. Земля после дождя была ещё скользкой, и Оливер незамедлительно ощутил это на себе. Тело ещё оставалось на месте, а ноги уже неслись куда-то в бешеном танце. Потом Оливер услышал глухой звук, и тело пронзило острой болью. Оливер потерял сознание. Звук, который он слышал перед этим, был звуком удара о землю его собственного тела, упавшего в овраг.

...Сколько прошло времени перед тем, как он пришёл в себя – Оливер не знал. Голова раскалывалась. Всё тело болезненно ныло. Руки и ноги затекли. Оливер попробовал пошевелиться и с ужасом осознал, что не может этого сделать из-за верёвок, опутывающих его конечности.

- Так, так, так! – прозвучал над головой бархатистый голос. – Очнулись, мистер Вуд?

Оливер со стоном поднял голову и с трудом сфокусировал взгляд на говорившем.

- Кто вы? – слабо шевелящимся языком спросил Вуд.

- О, неужели вы меня не узнали? – мужчина весело хохотнул. Смех его прозвучал ненатурально и отозвался в голове Вуда мириадами маленьких звёзд.

- Не буду вас утомлять лишними мыслями. Как вижу, вам и так сполна досталось.

Мужчина подошёл к Оливеру и потрогал шишку у него на лбу. Оливер зашипел.

- Ну, ничего, скоро вы не будете этого чувствовать!

- Что вам надо? – с трудом прохрипел Оливер.

- Гарри Поттер!

Оливер дёрнулся. К физической боли добавилась ещё и душевная. Причём вторая во много раз превосходила первую. Мужчина с интересом посмотрел на Вуда и удовлетворённо ухмыльнулся. Похоже, он поставил на верное число!

- Выпей! – мужчина вытащил из кармана робы какую-то склянку с прозрачной жидкостью и протянул Оливеру. Оливер отвернулся.

- Пей, я тебе сказал! – голос мужчины был угрожающе тих. Оливер лишь сильнее стиснул зубы. Мужчина убрал склянку и вдруг со всей силы ударил Оливера в челюсть. Голова юноши дёрнулась, соприкасаясь со стеной, что ничуть не улучшало создавшегося положения. Оливер почувствовал вкус крови во рту. Внезапно к этому вкусу примешался какой-то другой. Оливер непроизвольно сглотнул. И тут же пожалел об этом. Его замутило. Многострадальная голова, по которой теперь стекали струйки крови, закружилось. Перед глазами всё поплыло. Внезапно всё закончилось. Разум просветлел, и боль улетучилась. Оливер открыл глаза и осмотрел помещение. Какое-то подземелье. Холодное, тёмное и сырое. Над ним, брезгливо морщась, стоит высокий мужчина. Тёмные волосы, смуглая кожа. Ничего особенного, если не считать глаз. Красных, без зрачков, испепеляющих при взгляде в них.

- Тёмный Лорд! – выдохнул Оливер, не в силах отвести взгляда от этих пугающих глаз. Глаза притягивали, как магнит. Казалось, что этот злобный взгляд проникает под кожу, выжигает на костях одному ему видимые символы, пьёт кровь, а вместе с ней и душу.

- Ты любишь его? – Тёмный Лорд не стал уточнять, кого он имеет в виду, но Вуд понял.

- Да! – Оливер вдруг осознал, что не в состоянии молчать, когда его спрашивает этот человек.

- А он тебя?

- Да!

- Да? Откуда ты знаешь? Он сам тебе сказал?

"А, правда, откуда я знаю?"

Оливер покачал головой, не найдясь, что ответить. Он на самом деле не знал. Гарри не признавался ему в любви. Но он был с ним. И это говорило лучше всяких слов.

- Вы трахались? – Тёмный Лорд в упор посмотрел на Оливера, буравя его взглядом.

- Да! – с надрывом и ненавистью выплюнул Вуд. – Да, мы трахались! Теперь ты доволен, ублюдок?

Тёмный Лорд улыбнулся и что-то прошептал. Оливера скрутило от боли.

"Круцио!" - догадался Оливер, катаясь по полу от безжалостной, пронзающей всё его существо боли.



***

Гарри в подземельях профессора Снейпа потерял сознание. Все списали это на духоту в помещении и зловонное испарение от котлов. И никто даже подумать не мог, что это связано с Вудом, а точнее с тем, что он чувствует. Болевой порог Юноши-Который-Выжил оказался ниже, чем у бывшего капитана гриффиндорской команды по квиддичу.

***

- Ты меня утомил, - понаблюдав за Вудом, стонущим в агонии, Тёмный Лорд зевнул, показывая Оливеру, насколько же именно тот его утомил.

- А уж как ты меня утомил, - едва слышно пробормотал Оливер. Всё тело ломило от действия заклятия.

- Знаешь, - вдоволь назевавшись, обратился к Вуду Тёмный Лорд, - я думаю, ты ещё можешь мне пригодиться!

- Пригодиться? – натурально удивился Оливер.

Тёмный Лорд весело кивнул.

- Снейп по моей просьбе изобрёл новый яд. Ему ещё надо настояться пару часов, а потом я смогу, наконец, его испытать.

- Испытать? – эхом повторил Оливер, не сводя глаз с этого, не знающего жалости и пощады человека.

- Можешь пока поспать! – великодушно разрешил Тёмный Лорд и вышел.

Оливер устало откинулся назад. Стена приятно холодила кожу сквозь свитер. Перед глазами плыли разноцветные облака. На одном из этих облаков сидел Гарри и по-детски размахивал ногами. Очередной взмах, и Гарри пропал. Картинка изменилась. Теперь они стояли рядом и смотрели в вечернее небо. Два больших облака сплелись в одно, становясь похожими на двух людей. Двух целующихся людей. Нет, двух ангелов! Роскошные, длинные волосы, отточенные профили, длинные шеи. За спинами сложенные крылья. Там, где должна была обозначаться грудь, облака слились воедино. Понять, что это два разных облака, можно было лишь по кусочку неба, проскальзывавшему между изящными шеями и одной общей грудью влюблённых. И через этот промежуток на землю лился солнечный свет. Какой-то невозможно красивый и загадочный свет.

И тут Оливер понял. Они с Гарри такие же, как эти два ангела-облака. У них теперь одна на двоих грудь, в которой бьётся одно на двоих сердце. И это свет, льющийся, казалось бы, ниоткуда – их любовь. И как неразделимы эти ангелы, так же неразделимы и они с Гарри. Они - единое целое.

- Гарри, - с мукой в голосе простонал Оливер, - прости меня Гарри. Я люблю тебя!