САЙТ ИМЕЕТ ВОЗРАСТНОЕ ОГРАНИЧЕНИЕ 18+
Пожалуйста, обратите внимание на оповещения размещенные на нашем сайте! А именно данный ресурс предназначен для лиц строго старше 18 лет, если Вы еще не достигли этого возраста убедительная просьба покинуть наш сайт с целью личной безопасности и соблюдения законов РФ.
Все рассказы и фотографии добавлены непосредственно самими пользователями, а это значит, что администрация проверяет лишь соблюдение законов РФ и тематику контента Размещенный контент не является пропагандой гомосексуализма.
Ограничение 18+

Первобытная история

Он стоял посередине первобытного леса и хищно втягивал носом влажный теплый воздух. В невероятной смеси запахов он ясно чувствовал его запах, запах Врага, запах его крови. Наверняка, один из камней, пущенных его рукой, настиг Врага. Заметь Он его хотя бы несколькими секундами раньше, и все бы уже закончилось. Но Враг увидел его первым, и ему пришлось атаковать уже убегающего Врага и потом настигать его, пробираясь через редкие деревья и кусты. И все же Врагу, пусть и раненному, удалось достичь более густого леса, где найти его было намного сложнее.

Возможно, Он не имел права в одиночку бросаться в погоню, но позвать кого-либо на помощь у Него не было ни времени, ни возможности. К тому же, и некого было звать. После последнего нападения соседнего кровожадного племени в их семье осталось всего несколько десятков человек, из которых воинов было всего лишь двенадцать. Все они попеременно несли нескончаемую караульную службу, охраняя стоянку оставшихся в живых.

Буквально через час после заступления на пост, Он встретил Врага, наблюдающего за их стоянкой, и теперь был обязан уничтожить его, чтобы Враг не сумел навести свое племя на Его соплеменников. Крепко сжимая в правой руке острозаточенный камень, Он внимательно наблюдал за деревьями, на одном из которых скрылся враг. В этой чаще ветра практически не было, что облегчало Ему наблюдения, но Он даже не знал, вооружен ли его противник и потому сам был вынужден скрываться в густой листве. Несколько шагов вперед, и снова пауза. Глаза цепко вглядываются в гущу деревьев, пытаясь выхватить поломанные ветки или возможные капли крови, нос непрерывно обрабатывает запахи. Он движется правильно, ненавистный запах усилился.

Еще шаг, медленно, очень медленно, и Он знает, что вот-вот увидит Врага или... Или попадет под его атаку. И вдруг его глаза выхватывают за деревом фигуру человека, и в тот же момент эта фигура срывается с места. Вновь начинается гонка. Он видит, как мелькает среди деревьев Враг. Не обращая внимания на хлещущие по голому телу ветки, на путающиеся под ногами длинные лианы, Он движется вперед, пытаясь не упустить из вида Врага.

Гонка настолько захватывает обоих, что ни Он, ни Враг, не видят появившегося впереди просвета. Практически одновременно они оказываются на берегу неглубокого ручья. Между ними метров пятьдесят, не больше. Он уже хорошо различает волосатую спину и ягодицы Врага, мелькающие над водой белые пятки. Гонка продолжается по ручью.

Неожиданно он поскальзывается, оступившись на гладких мокрых камешках. Его смертоносный резец вылетает из рук. Поднимая его, Он успевает набрать несколько достаточно увесистых булыжников. И вновь вперед, наверстывать упущенное. Останавливаясь на мгновение, он один за одним посылает камни вдогонку Врагу. И один из них настигает свою цель. Он видит, как Враг остановился, ухватившись за ушибленное плечо. Пауза от боли позволяет Ему практически настигнуть Врага. Еще несколько шагов, и цель уже совсем рядом, но Враг, собрав последние силы, вновь ныряет в лес, и тут же попадает в плен густосвисающих в этом месте лиан.

С разгона, не давая себя ни секунду передышки, он набрасывается на Врага, но тот в последнее мгновение успевает увернуться от разящего камня. Острый край только вскользь задевает руку Врага, вызвав новое кровотечение. Однако враг уже не замечает боли, он успевает развернуться лицом к Противнику и занять оборону. Они злобно и хищно смотрят друг на друга, глаза налиты ненавистью, ноздри жадно захватывают теплый влажный воздух.

Наконец, Он решается на новый выпад, но Враг не дремлет. Безоружный, Враг тем не менее достаточно гибок, чтобы успеть увернуться от ударов. А он пытается нанести один за одним несколько ударов. Он знает, что любое из попаданий его резца может стать последним для Врага, но что-то не получается. Наверно, усталость от погони мешает ему сосредоточиться. И все же он не сдается, ведь Враг тоже устал, к тому же он ранен.

И вдруг, Враг успевает встретить его руку с камнем мощным боковым ударом. Он не ожидал этого, Враг не делал ни одной попытки атаковать или контратаковать его. И вот на тебе. Его рука резко отлетает в бок, пальцы произвольно разжимаются, и камень падает на землю. Он сам не удерживает равновесия и валится следом. Но Враг, уставший от борьбы, не в силах сразу же добить его. На некоторое мгновение Враг переводит дух, и этой короткой паузы хватает Ему, чтобы сгрести в ладонь горсть сухого песка. Резкая боль от попавшего в глаза песчинок заставляет Врага согнуться и полностью потерять концентрацию. И все.

Теперь Он хозяин положения. Мощными плотными ударами он настигает вражеское тело. Он наносит удары по любому попавшемуся месту, и Враг, не выдержав их, падает на землю. Он наносит еще несколько ударов ногами и видит, что Враг полостью затих.

Он опускается всей своей тяжестью на Врага. Его бедра прижимают поверженное тело к земле, чтобы Враг не смог пошевелиться. Теперь надо только достать свой камень. Уж он-то сумеет должным образом раскроить вражеский череп.

Через голову Врага он тянется за ним. Его член, вывалившийся из густого волосяного укрытия, касается губ и носа Врага, пока Он достает камень. Неожиданно Он чувствует, что эти легкие прикосновения не проходят даром. Член, уставший от длительного воздержания и подгоняемый молодым организмом, начинает подниматься. С камнем в руках Он снова опускается на грудь врага, и видит, как набирая силу, член достает подбородка и губ противника. Тот понемногу приходит в себя и, пытаясь слизнуть появившуюся на губах кровь, задевает самую вершину неожиданно появившегося перед ним органа. От этого член еще крепче и длиннее. Не сообразив, в чем дело, Враг делает еще одно движение языком.

Боже, какая прелесть. Как давно он не испытывал чего-либо подобного? Сколько уже лун он не имел близости ни с одной самкой. Последняя его подружка погибла на его глазах в последнем сражении. Враг раскроил ее череп практически до самого основания, не пожалев ни ее красоты, ни ее молодости. А оставшиеся в живых самки, все попали в распоряжение вождя, и никто из молодых воинов не имел права приблизиться к его собственности.

И вот теперь неожиданная волна страсти и похоти навалилась на него. Удерживая бедрами Врага, он ухватился рукой за свой ствол и начал нещадно тыкать им в лицо Врага, одновременно онанируя себя. Это занятие настолько возбудило его, что уже через минуту он освободил свой организм от порции спермы, вылив ее на ненавистное лицо.



Радостный звериный смех разнесся по лесу. И это оргазм отнюдь не убавил Его похоти. Наоборот, сейчас к нему добавились жажда мести за убитую подружку и новое неожиданно вспыхнувшее почти звериное желание. Он, выпустив из рук свое оружие, развернул безвольное тело Врага на живот и раздвинул его ноги. В густых волосах он сумел рассмотреть свою цель. Его пальцы, смоченные собственной спермой и кровью Врага, легко справились с тугой плотью, погрузившись в плотное теплое нутро. Всем телом он навалился на противника, его твердый член нашел нужное отверстие. Он несколько раз сильно надавливал им на анус, пока тот сдался Его напору.

Райское наслаждение разлилось по Его телу. Та плотность, в которой оказался его орган, приносила новые, неизведанные доселе ощущения, которые еще больше заводили Его. Он безжалостно и яростно таранил вражеский зад, загоняя свой член до основания. И каждый толчок был еще сильнее и глубже. Работая без остановки, он неуклонно приближал себя к новому извержению, которое оказалось даже ярче, чем знакомые ему по сношениям с самками.

Обессиленный, Он скатился с Врага. Глаза самопроизвольно закрылись от переживаемого наслаждения. В эти мгновения для Него не существовало ничего: ни лежащего рядом Врага, ни родного племени, ни даже этого леса с речушкой. Только нескончаемая радость и чувство необыкновенной легкости в организме.

Он даже не почувствовал, как слега приподнялся Враг, дотягиваясь до оброненного им камня, он не видел, как тот размахивается, готовясь нанести решающий удар. Глаза открылись только в тот момент, когда смертельное оружие уже двигалось к его черепу. Он еще успел рассмотреть знакомые грани камня, заботливо им же самим отточеные и отполированные. И все. Наступила бесконечная темнота. Он уже не узнал, что Враг сумел добраться до своей стоянки и сообщить все, что удалось разведать. Он не узнал, что через несколько дней большой отряд напал на его племя, уничтожив всех до одного. Он также не узнал, что Враг переживал только о том, что вряд ли еще когда-нибудь он сможет испытать то непередаваемое ощущение, которое, сам того не осознавая, Он подарил Врагу перед своей смертью...