САЙТ ИМЕЕТ ВОЗРАСТНОЕ ОГРАНИЧЕНИЕ 18+
Пожалуйста, обратите внимание на оповещения размещенные на нашем сайте! А именно данный ресурс предназначен для лиц строго старше 18 лет, если Вы еще не достигли этого возраста убедительная просьба покинуть наш сайт с целью личной безопасности и соблюдения законов РФ.
Все рассказы и фотографии добавлены непосредственно самими пользователями, а это значит, что администрация проверяет лишь соблюдение законов РФ и тематику контента Размещенный контент не является пропагандой гомосексуализма.
Ограничение 18+

Рабовладельческая история

Корнелиус был расстроен. Даже больше - подавлен, раздавлен, унижен. В свои сорок с небольшим ни разу он не испытывал такого разочарования как сегодня. Он никогда не думал, что Сенат будет настроен так враждебно к нему, человеку с большим жизненным и общественным опытом. Он допускал, что предлагаемый им законопроект сыроват, но чтобы его встретили вот так, в штыки... Нет, это оказалось полнейшей неожиданностью.

И дело даже не в том, что на его обращение не откликнулась молодежь. Старые, опытные члены Сената, которых он считал своими пусть не друзьями, но товарищами, и на поддержку которых, казалось бы, мог всегда рассчитывать, только что не смеялись над его предложениями.

Он закрыл занавески в носилках, чтобы не видеть разгуливающих по городу сограждан и чтобы они не смогли увидеть печаль и разочарование на его лице, и погрузился в свои горестные мысли.

Что-то похожее он испытал давным-давно, когда над ним, тогда еще тридцатилетним мужчиной посмеялась женщина, его собственная жена. Да, он знал, что после перенесенных в детстве заболеваний как мужчина он не мог удовлетворить молодую и похотливую двадцатилетнюю женщину. Он даже допускал, что она будет права, если начнет тайно изменять ему. Но он не мог стерпеть, что она открыто игнорирует его и издевается над его мужской несостоятельностью. А последней каплей в чаше его терпения стало то, что Корнелиус застал ее в самый неподходящий момент. Она занималась необузданным сексом с двумя его рабами. То, что они вытворяли на его глазах, могло вывести из состояния равновесия намного более спокойного человека, не говоря уже о заведенном до предела сенаторе.

Старая верная нянька, выходившая его, слабого и хилого мальчишку, после смерти матери как никто чувствовала состояние своего воспитанника. И теперь она десятым чувством поняла, что на душе у большого мальчика Корнелиуса. Ее совет был, на его взгляд, единственным выходом из создавшейся ситуации. И через неделю молодая жена, купаясь в бассейне, утонула. Окружавшие слуги достаточно быстро вытащили свою госпожу, но откачать ее не сумели. И это неудивительно, потому как судьба благосклонно подарила Корнелиусу прекраснейшую возможность таким образом скрыть действие подсыпанного в ее обед яда.

Но оставались два раба, два крупных молодых африканца, купленных им по случаю. Он решил оскопить их, сделав евнухами, но... Судьба решила по-иному. Увидев их полностью обнаженными, Корнелиус был просто поражен ими, их телами и их половыми органами. Вместо бойни, он повел их в бассейн, где, позабыв обо всех приличиях, достоинствах и недостатках, впервые в жизни испытал настоящую страсть, сделав обоим минет. Али и Саиб не только не посмели сопротивляться господину, но и с удовольствием стали помогать ему.

С тех пор так и повелось. Двое рабов сопровождали его в бассейне, где все трое отдавались страстным сексуальным развлечениям.

Вот и теперь, едва переступив порог, разгневанно-расстроенный Корнелиус отправился в бассейн в сопровождении своих верных рабов и любовников.

Быстро скинув с себя тунику, обнаженный сенатор погрузился в бассейн. Он любил воду, любил чувствовать, как мягкая влага гладит его тело. Наплававшись вволю, он выбрался наверх, где его уже ждали. Корнелиус улегся на спину на кушетку, отдавая свое тело во власть опытных черных рук. Одна пара занялась его грудью и животом, вторая - его ногами. Массаж придавал его телу новую энергию и, одновременно, возбуждал его. Тем более, что руки постепенно приближались к его паху. И вскоре верхняя пара рук уже играла с его небольшим членом и достаточно крупной мошонкой. А как только и нижняя пара приблизилась в этот район, два рта сменили их. Теперь один рот занимался его членом, а второй - мошонкой.

Даже не имея полноценной эрекции, Корнелиус чувствовал себя сейчас настоящим мужчиной, тем более, что вскоре знакомое сладостное чувство появилось внутри его тела и начало постепенно захлестывать его, неся навстречу блаженству. Сенатор радостно смеялся, наслаждаясь ласками своих рабов, и смех этот прервался только с наступлением долгожданного оргазма.

Первый акт закончился. Но рабы не имели права на остановку. Оставив своего хозяина отдыхать, они начали сексуальный танец, в котором чисто танцевальные па сочетались с откровенной мастурбацией. Их, вначале танца спокойные, члены, подгоняемые взаимные ласками, превращались в прекрасные торчащие инструменты, способные произвести впечатление на любого наблюдателя. И, естественно, этот танец не мог не завести сенатора.

Через несколько минут он подозвал рабов к себе. Они стали по обе стороны кушетки и принялись за неистовую мастурбацию прямо над лицом господина, пожирающего глазами бешеную гонку за оргазмом. Его рот уже был открыт в ожидании долгожданных соков. И вот Али первым наклонил свой член. Белая густая струя спермы брызнула из него прямо в жаждущий рот. Вторая струя последовала следом. Слегка приподняв голову, Корнелиус ловил мужской сок своего раба, а когда тот успокоился, с наслаждением облизал мощный ствол и головку Али, убирая языком самые вкусные последние капли.

Саиб остановился, наблюдая за оргазмом своего товарища, но как только Корнелиус оторвался от Али, верный раб снова занялся своим членом. И вскоре новая порция спермы отправилась в рот господина.

Удовлетворив свою жажду, но не удовлетворив страсть, Корнелиус приподнял ноги, давая сигнал к началу нового действия. Саиб встал у него за головой, так что его член оказался на лице сенатора, и помог тому завести ноги за голову. А Али уже взобрался на кушетку сзади хозяина. Его пальцы быстро проникли в податливый анус, смягчая и расслабляя его. Впрочем, натренированное постоянными занятиями тело, легко приняло нужную форму, призывно открывшись навстречу члену Али. И вот уже мощный поршень таранит стонущего от удовольствия господина. Он подставляет себя навстречу погружающемуся глубже и глубже органу, одновременно не забывая о гостящем на лице члене Саиба.

Постепенно Корнелиус теряет счет времени. Его тело хочет еще более острых ощущений. Он нетерпеливо отодвигает от себя рабов и приподнимается с кушетки. Али, только что покинувший зад господина, ложится на кушетку, занимая его место. А Корнелиус осторожно усаживается на черный торчащий член. Несколько приседаний позволяет сенатору удобно устроить его в себе. Не выпуская из себя драгоценное орудие, Корнелиус опускается на раба, а Саиб тем временем забирается на кушетку. Его пальцы пристраиваются рядом с членом Али в господине. Теперь двигаются только пальцы, расширяя влажный анус. Наконец, все готово. Саиб наваливается на Корнелиуса, его член движется внутрь податливого расслабленного тела. Мощный Саиб начинает размеренное движение. Его член крепко обхвачен анусом и подперт другим членом. Корнелиус, растянутый двумя фаллосами, стонет от боли и неземного наслаждения.

Саиб заканчивает первым и останавливается, а за дело берется Али. Ему неудобно, но он уже не может терпеть. Несколько глубоких толчков, и уже его тело сотрясается от оргазма.

Саиб слазит с кушетки и помогает приподняться Корнелиусу. На животе Али белеет лужица спермы сенатора.

Рабы подхватывают господина и относят его к небольшой купели. Их большие черные руки смывают с обессилевшего тела следы их оргии.

Засыпая, Корнелиус в очередной раз прокручивает в голове события сегодняшнего дня и понимает, что события в Сенате - мелкая неприятность, которая не стоит и выеденного яйца. Главное - это его Али и Саиб, его черные жеребцы, которые способны избавить его от любой неприятности, оставляя только мысль о том, что завтра будет новый день и новая оргия. А остальное...