САЙТ ИМЕЕТ ВОЗРАСТНОЕ ОГРАНИЧЕНИЕ 18+
Пожалуйста, обратите внимание на оповещения размещенные на нашем сайте! А именно данный ресурс предназначен для лиц строго старше 18 лет, если Вы еще не достигли этого возраста убедительная просьба покинуть наш сайт с целью личной безопасности и соблюдения законов РФ.
Все рассказы и фотографии добавлены непосредственно самими пользователями, а это значит, что администрация проверяет лишь соблюдение законов РФ и тематику контента Размещенный контент не является пропагандой гомосексуализма.
Ограничение 18+

Один день в аду

Часть 1

Здесь... так же, как и у нас, только холодней. (Мефистофель, "Мои посещения Земли") Мир во зле лежит, но мир - не зло. (Мокша и Эрзя) Искренне прошу Вас извинить меня за то, что описанный мною ад так похож на нашу с Вами реальность. Но видит Бог, что не моя в том вина... (Автор)

Бронированная помесь гиены с легким танком, скрежеща когтями по полу пещеры, разворачивалась для нового броска. Синяя металлическая чешуя блестела в тусклом свете факелов, а глаза твари пылали багровым адским огнем. Дикий истерический смех-вой сотряс своды, и чудовище с изяществом пьяного гиппопотама ринулось на нас. Я отпрыгнул так далеко, как мог, Игорек перекатился следом, а Лешка шмыгнул за здоровенный сталагмит.

- Лешка, беги дальше! - завопил я, но он не сдвинулся с места. Гигантским прыжком тварь преодолела все расстояние до моего друга и тут... Мягкое брюхо монстра наткнулось на каменную пику сталагмита. Дикий рев агонизирующего чудовища оглушил нас, но не настолько, чтобы в нем мы не различили хриплых слов умирающего исчадия ада: "Фа ноэ, Мессир?.."

- Дьявол бы все это побрал! - фыркнул я, глядя на черные потоки крови, покрывающие пол вокруг бездыханной туши, проткнутой насквозь каменной пикой.

- Дьявол и побрал все это. Не забывай, что мы на его территории!- огрызнулся наш Командор, а Лешка, подходя к нам, задумчиво прошептал:

- Я думал, уже конец. Оно ведь могло сломать этот сталагмит одним ударом хвоста и кинуться дальше, но оно... оно прямо затормозило в воздухе передо мной. Затормозило и упало на камень. И потом, этот крик... Что значит "Фа ноэ"?

- А что значит "Мессир"?

- Стыдно не знать: "творящий мессу". Это обращение к высшему дьяволу-владыке!

- Да это я знаю. Но ты же не мессир, Лешка! Или мессир появлялся за тобой?

Мы все испуганно глянули в пустоту за поверженным монстром, но ничего кроме тьмы там не углядели.

- Не думаю, что появлялся. Но уверен, что к экспедиции мы подготовились отвратительно! Еще пару таких чудовищ - и мы никогда не достигнем цели.

- Мы никогда не достигнем цели, если будем торчать на одном месте. Так что пошли вперед!- и Игорек первый, подняв с земли факел, шагнул к туманному свету впереди...

Длинные лестницы, идущие вглубь, в недра Земли, галлереи и переходы. Голубые туманы, вылетающие из дальних переходов и сворачивающие в боковые ответвления коридоров, не доходя до нас. Спиральные лестницы, прорубленные в каменном монолите неизвестно кем и зачем.

Мы шли все дальше и глубже, когда мимо нас что-то со свистом пронеслось. Оно могло бы сойти за пулю, не будь в пару десятков раз длинней и крупнее. Со свистом разрывая воздух, неизвестный объект развернулся за нашими спинами и скрылся там, откуда прилетел. Я на всякий случай вытащил из чехла теннисную ракетку и приготовился. Минут пять мы простояли в ожидании, но ничего больше не происходило, и мы вновь пошли вперед, ведомые лишь сиянием Талисмана Пути. Наши шаги гулко отдавались под сводами. Вдруг мимо нас вновь что-то со свистом пронеслось. Быстрым взмахом теннисной ракетки я отбил это что-то. Вернее, попытался отбить. И теперь с изумлением смотрел на круглую дырку в сетке ракетки.

Пролетевшее же существо (а это было несомненно существо) копошилось теперь в углу, пытаясь выбраться из-под каменных обломков, накрывших его.

Лешка первым шагнул к нему.

- Не надо, Леша!

Но он уже склонился и извлек из каменной крошки... длинный возбужденный член! Член, который ни на ком не рос! Он упрямо дергал яйцами, стремясь вырваться из лешкиных рук. Да не тут-то было! Уж что-что, а член Лешка умел держать крепко. По себе знаю.

Мы склонились над находкой, а Алексей осторожно погладил его залупу пальчиком. Член вдруг затих и выжидательно выпрямился. Тогда Лешка вновь погладил его, то сжимая, то ослабляя при этом вторую руку. Вскоре член соблазнительно задрожал, и вдруг плюнул в лицо Лешке струей спермы. Такого оскорбления мой друг выдержать не смог и погрузил член до половины в свой рот. Заглотив без остатка все извержение, он счел наказание за дерзость завершенным и разжал руки. Член секунды три задумчиво повисел в воздухе, а затем сорвался с места и скрылся за углом.

- Лешка, ты извращенец!

- Скорее, изверг - затрахать оторванный член.

- Смотри, как бы он тебя не затрахал.

Слова Игорька оказались пророческими. Вскоре наш знакомец вернулся, и не один, а с друзьями, такими же летающими и возбужденными. Один из них тут же сунулся мне в рот. Любопытства ради я обхватил его губами, и он заелозил, то входя поглубже, то вылезая до середины залупы. Тем временем другой, прорвав мне сзади штаны, без всякой смазки атаковал мой анус и застрял там, увязнув погруженным до половины. Двое других лезли мне в руки, явно прося подрочить. Какой-то крошка, судя по размеру - член первоклашки, все силился залезть мне в правое ухо, а когда я отогнал его зажатой в руке черной негритянской ялдой - тут же полез мне в ноздрю. Остальные елозили по мне, явно получая наслаждение от прикосновений. Они лезли за шиворот, ползали по спине, ныряли в брючины, один залез ко мне в трусы и начал натягивать на свою головку шкурку моего члена, дразня мою залупу. А когда я выстрелил в него струей спермы - бросил шкурку и обиженно вылетел прямо через ширинку, оборвав все пуговицы...

Глянув на Лешку и Игорька, я обнаружил, что они облеплены членами, как ежик иголками. Со стороны я, должно быть, выглядел не лучше.

Затянувшийся акт начинал мне надоедать, и я попытался избавиться от назойливых ухажеров. Не тут-то было. Я отшвыривал их, но они с новой яростью кидались на меня, поливая всего, с ног до головы, спермой. Я отмахивался что было сил, но с каждой минутой их становилось все больше и больше. Они толкали меня в нос, уши, глаза, лазили подмышками и между ног. Два недомерка пытались одновременно влезть в мою задницу, где уже торчал ранее залезший и увязший член. Они толкали его с двух сторон, раздражая меня все больше и больше. Я напряг все свои силы и завопил:

- Хэлп! - но тут же мне в рот вскочил какой-то здоровяк. Я в ярости откусил ему залупу и выплюнул на пол. Рядом шмякнулся и обезглавленный остаток. Но на его место уже лез другой. Где-то свистел клинок - это Игорь ритуальной шпагой рубил нападавших, пробиваясь ко мне.

Я понял, что больше не выдержу. "Ну хоть что-то б случилось,"- мысленно взмолился я. И грянул гром. Автоматная очередь разметала нападавших, и они, трусливо поджав яйца, кинулись наутек. Кто-то выдернул у меня из задницы член, шмякнул его оземь, и я услышал звук раздавливаемой тяжелым ботинком плоти.

Я обернулся и удивленно замер. Рядом со мной в зеленом пятнистом каммуфляже и красном берете, с автоматом наперевес стоял... Яшар!



Часть 2

От такой неожиданности я на мгновение потерял дар речи. А затем меня прорвало криком:

- Яшар!

- Володька! Какими судьбами? Ты... давно?

- Что давно?

- Ну, тут. В аду.

- Да нет, недавно. И на собираюсь тут задерживаться.

- Ага. "Восставшие из ада" часть третья. Или пятая?

- Восставшие из зада. Я пока еще не помер и помирать не собираюсь: для меня еще персональный рай не построили. Мы тут в карательной экспедиции. Правда, если б не ты, нас бы тут заебли б насмерть. Ребята, это - Яшар, я вам о нем рассказывал. Яшар, это - мои друзья Игорь и Лешка, планета Земля.

- Очень приятно. А я теперь тут. Местный обитатель. Гражданщик.

- Кто?!

- Ну, так называют тех, кто погиб на гражданской войне.

- Так ты...

- Уже год как покойник и пол-года, как сбежал из местных застенков и теперь рейнджерствую тут... Охочусь на Бешеные Члены. Отстреливаю их. Раньше ведь от них совсем житья не было - как только нагнешься - тут же сзади пристраиваются. Стаями. А уж зевнуть и не смей. Даже ствол автомата - и тот порой за дырку принимали.

- А кто они такие? Местные демоны?

- Да нет. Души сексуальных маньяков да обитателей плешек. А те, что покрупнее - от судей, что судили голубых по сталинским статьям.

- Ты знаешь Сталина?

- А кто же его тут не знает! Один из лидеров Коммунистической Партии Ада.

- А почему ТЫ здесь?

- А куда, по-твоему, попадают бойцы с любой гражданской войны? В Рай? Так что идут они сюда парадным маршем. Независимо от вероисповедания и национальности. Все, кто стрелял друг в друга и в мирное население. Кто стрелял в свою Страну. И плевать тут на их идеалы...

- Проводишь?

- Охотно. А вам куда?

- Ищем Сатану.

- Вы че, ополоумели? Охренели? Или вас Бешеные до одури затрахали?

- Он нашего друга похитил. И твоего земляка при этом. Учти.

- Живой тагирец?! Кто таков? Ты мне про него ничего не рассказывал.

- А я с ним и познакомился после того, как ты меня в поезд затолкал.

- И правильно сделал, что затолкал. На следующий же день нашу палатку миной и накрыло. Вдрабадан. И сразу - сюда.

Мне стало нехорошо. Оказывается, пока я трахался с Наурузом, наслажлаясь его юностью, Яшара уже не было в живых. А я. Я даже не почувствовал тогда ничего... Яшар тем временем продолжал:

- Далеко вас вести не смогу - неохота на местные патрули попадать. Но проведу до ущелья. За ним - Провал. А через Провал - мостик. Его всегда кто-то из Миротворцев патрулирует. Смело обращайтесь к ним - они помогут.

- Яшар? - я шутливо дернул его за заостренное ухо - единственное, что отличало его расу от землян.

- А?

- А ты не потерял былой сноровки?

- Надо же. Как раз хотел об этом тебя спросить. Да стеснялся. После такой атаки-то. А ты?

- Разумеется, не потерял. А ты хочешь?

- Что за вопрос! Все руки в мозолях! А как же твои друзья?

- Их не стесняйся. Ребята, присоединитесь?..

- Тебе не хватило нашествия?- начал было Игорек, но Леша перебил его: - О’кей, идем!..

Жилище Яшара оказалось не в пример просторней нашей палатки. Вырубленное в толще горных пород, оно запиралось массивной стальной дверью, снаружи отделанной под камень.

- Это - от Бешеных. Помогает, хотя иногда остаются вмятины. А отделка - от Патрулей.

- А че ты так боишься патрулей?

- Они, как правило, из бывших эсесовцев. Так что пытать умеют. А цель их - отлов беглых и дознание Истинной Цели Побега. А ведь мы тут все, в некотором роде, бессмертные... Но не будем о грустном... Расскажи лучше, что у вас стряслось, что вы аж в пасть Сатаны сами сунулись.

- Расскажу. Но, может, сперва это?- и я опустил руку на ширинку Яшара. Из-под брючной ткани упруго выпирала горячая возбужденная плоть. Я осторожными движениями пальцев расстегнул брюки, и они легко скользнули вниз, обнажив румяную попку и смуглый член Яшара. Вырываясь из брючного плена, член шлепнул меня по губам, и я немедленно сомкнул их на толстой головке. Сзади я ощутил прохладные Лешкины пальцы, стаскивающие с меня штаны, а затем прямая стрела Лешкиного члена легко скользнула в меня. Рядом звякнул шпагой Игорек, и вскоре его брюки и куртка накрыли сверху древний клинок, а сам наш Командор довольно покряхтывал, нежа свой длинный и тонкий член во рту Яшара.

В Яшара, казалось, бес вселился, так яростно он обрабатывал Игорев член, подрагивая в такт движения своим смуглым красавцем. И тут я рискнул. Освободившись от Лёшкиных ласк, я выпустил член изо рта и, развернувшись, повернулся к нему попкой. Нет, не зря я дома, запершись в туалете, разминал свою дырочку, погружая в нее сразу четыре пальца до упора. Случилось невозможное: член Яшара погрузился в меня по самые яйца. Входил он туго, и словно тысячи чувствительных волосков внутри ануса говорили мне о продвижении его к цели. Энергия волнами накатывала на меня и, не найдя выхода, щелкнула маленькой молнией в нос Игорьку. Бедняга дернулся и выдернул свой член изо рта Яшара. И тут же его членом овладел скучавший до того Леша.

Мы блаженствовали еще минут двадцать, пока, наконец, уставшие и удовлетворенные, не растянулись на покрывавшей весь пол шкуре какой-то ископаемой твари, прямо под иконой, изображающей какого-то полусонного святого, протыкающего своим посохом крылатую змеюку. И тогда я начал рассказ, а Игорек и Лешка, перебивая меня, дополняли картину.

Собственно, после возвращения на Землю была лишь одна проблема - где будет жить Науруз, этот очаровательный пацаненок с неимоверно длинным членом и необъяснимыми знаниями в магии, сумевший вернуть меня в мой мир, но и сам застрявший у нас. И тогда Игорек предложил свои услуги: его родители уехали на два года в Израиль работать на какой-то фирме, и он теперь шиковал один в трехкомнатной квартире. Так Науруз прописался у нашего Командора. Порою мы брали его в свои полеты, но все эти странствия ни к чему не приводили: мир Науруза и Яшара не находился. Я было заподозрил, что Наурузу просто понравилось у нас, и он не хочет возвращаться в мир, где постоянно стреляют, но как-то Игорек рассказал, что по вечерам наш малыш производит какие-то дивные заклинания, на зов его являются диковинные и невероятные твари, и у всех юный маг спрашивает про дорогу домой. Но пока еще никто не смог ему подсказать.

А потом, месяцев через пять, на вызов явилось ОНО. Дикая тверюка с перепончатыми крыльями, козлоподобной головой и женскими грудями, покрытое бугристой шкурой. Тварь оскалила клыки, дико смотревшиеся в козлиной пасти и, слегка качнувшись, шагнула из пентаграммы. На вопль Науруза чудовище лишь ухмыльнулось и прорычало:

- А кто сказал, что пентаграмма меня сдержит? Теперь ты мой! Навсегда! - и, протянув свою длинную ручищу, сомкнуло свои когти вокруг малыша.

Тут Игорь, очнувшись от оцепенения, схватил со стены старинный клинок, хранившийся в семье со времен прапрадедов, и кинулся на Сатану.

- Черная Шпага! - рявкнул в испуге монстр и кинулся в центр пентаграммы. Он так спешил, что даже забыл закрыть за собою Врата, и теперь огненная дыра в полу вела не к соседям этажом ниже, а в недра Преисподней. И, примчавшись к Игорю после его телефонных звонков, мы, почти не раздумывая и вооружившись чем попало, кинулись в погоню.

- Дальнейшее общеизвестно,- завершил свой рассказ я, а Игорек буркнул: - По идее, рассказывать должен был я, как единственный очевидец...

- И все-таки...- Яшар задумчиво тер подбородок.- То, что Науруз не нашел наш мир - ничего странного: спустя дней пять после вашего Ухода на Землю весь Тагир погиб в ядерной войне. Так что теперь Науруз - последний ЖИВОЙ тагирянин. А вот зачем он понадобился Сатане - ума не приложу.

- Пока еще живой... А откуда сведения о гибели всей планеты?

- Да от вновьприбывших. Тут такое делалось... Переполнены были пропускники и Ада, и Рая. И в Чистилище до сих пор миллиарды тагирян... Кстати, ребята, а покажите ту шпагу,- попросил нас Яшар.

Игорь вытянул клинок из-под скомканных брюк и протянул нашему другу. Яшар осторожно взял клинок за обтянутую черной кожей рукоять. В полусумраке древняя сталь светилась призрачным голубоватым сиянием. И от этого тревожного света что-то беспокойно завозилось в темном углу.

- Что это?- испугался я.

- Не бойся, это Малыш,- с этими словами Яшар извлек из угла клетку, в которой возился длинный негритянский член. - Он уже ручной и шелковый и живет у меня, ну, вместо канарейки...

- А заодно ублажает хозяина,- съехидничал Лешка, но Яшар уже поставил клетку на пол, пробормотав почему-то: -"Карлик на морском берегу...", - и вновь поднял клинок.

- Черная Шпага,- с восторгом прошептал он.- Одна из двух Великих. О них даже Муркок писал! Да с таким клинком вам и сам Сатана не страшен!

- Испугается?

- Панически. Ведь этот клинок пьет души поверженных врагов! На нем кровь богов и демонов!..



Часть 3

Когда мы вышли в пещеры, Яшар тихо, с шипением, свистнул. Уж лучше бы он этого не делал: тут же коридоры заполнились шарканьем и скрежетом, но не успели мы испугаться, как двухметровая тварюка, напоминающая гибрид сотен насекомых, увеличенных до маразма, выскочила из сумрака и, уставившись на нас, плотоядно завыла. "Досвистелись..."- мелькнуло в голове.

- Тихо, Джонни! - прикрикнул на монстра Яшар, и тварюка мгновенно замолкла.- Обнюхай их и запомни - это друзья. Их ты должен оберегать и слушаться, как и меня.

Монстр обнюхал нас и, радостно подвывая, улегся у наших ног.

- Это Джонни, ракопаук с Пандоры,- опережая наши вопросы, заговорил Яшар.- Я позаимствовал его у одного брата-писателя, угодившего к нам. Очень преданная и верная зверюга. И сильнее собак Патрулей.

В сопровождении дивного Джонни и Яшара мы пошли по новым тоннелям.

- А почему именно Джонни?

- В честь одного рыцаря, наведшего здесь переполох.

Потолок тоннеля круто взмыл вверх, стены разошлись в стороны, переходя в огромный, невиданных размеров зал.

- Все, ребята, извините, дальше я не ходок. Вот ущелье, вон, посреди зала - Провал, а вон и мостик. Ну, удачи вам,- и Яшар вместе со своим хитиновым спутником растаял в сумерках тоннеля.

А мы поглядели вперед. Я ойкнул и глазам своим не поверил: посреди мостика, сияя исконной белизной, стоял... ангел! Я уже привык к парадоксам "того света", но ангел в аду... С белыми крыльями и нимбом над головой... Бред!

Мы медленно пошли к Провалу, как вдруг за нашими спинами раздался многоголосый лай и вопли: - Вон они! Держите беглых! Хватайте!

Я оглянулся и увидел бегущих к нам эсесовцев в черных кожаных формах, с поводков которых рвались, брызжа слюной, трехглавые змеехвостые церберы.

Мы кинулись вперед, а вслед нам летели топот и вопли "Не упустите их!", смешанные с лаем трехголовых псов.

Псы уже настигали нас, но тут где-то в недрах застрекотал автомат, и, спугнутые выстрелами, в ущелье влетели Бешеные Члены.

Я всегда считал, что тот, кто придумал эсесовскую форму, был голубым - уж слишком сексуально она выглядит. Похоже, что Бешеные придерживались того же мнения, атаковав Патрули. Дольше всех держались церберы, но и они вскоре скрылись под грудой возбужденной плоти, и мне показалось, что сквозь их отчаянное повизгивание я различаю отдаленный смех Яшара.

Воспользовавшись заминкой, мы добежали до моста. Собственно, мостиком это сооружение, раскинувшееся над Изначальной бездной, могло показаться лишь издали. Вблизи же это была арка из неземного голубоватого металла, опирающаяся краями на обломки древнего каменного моста, стоящие тут, видимо, сотни и тысячи лет, с тех пор как волшебник и демон, поссорившись, сломали реликтовую постройку, так и не уступив друг другу дороги...

А на мосту стоял ангел с белыми поднятыми крыльями. Обнаженный, если не считать портупеи с револьвером и ботиков. С женскими пышными грудями и длинным членом, прикорнувшим к правой ноге. Что-то в его иоблике показалось мне знакомым. И, похоже, не мне одному, потому что Игорь, немного смущаясь, окликнул ангела:

- Агаттияр!

Ангел порывисто обернулся и с изумлением глянул на нас.

- Игорь? Ребята?! Какими судьбами?

- Попутным ветром. В экспедиции. А ты теперь...

- Ангел. Как и все, что прожили праведную жизнь.

- И ЭТО ты называл безгреховной жизнью?

- Конечно. Это вы, земляне, понавыдумывали свои критерии грехов. Вот согласно этим критериям вас и судят. А у нас свои критерии. Если ты помнишь, то я-то помер от короткого замыкания в секс-автомате, как истинный праведник. Так что сразу угодил в рай и пополнил собой сонм ангелов.

- Да?! А что ты тогда здесь делаешь? Тут вроде не райские кущи. За что тебя сюда?

- А я тут в войсках умиротворения. В общем - голубые каски Рая. С тех пор, как тут накопилось полно гражданщиков - они затеяли и тут массовую резню. И тогда по обоюдному соглашению с властями Рай ввел свои войска для поддержания порядка...

- А что же черти и демоны, как они реагируют на присутствие ангелов?

- А никак. Коммунисты и социалисты, угодившие сюда, лет двадцать назад тут переворот устроили. Революцию. Так что теперь тут у власти коммунистическая партия Хелл. И ведь какие ловкие - их по одиночкам тут разместили, так они по местной черной бумаге смолой между строк писать начали. А затем мелко толченой серой проявлять. А затем... Так что теперь демоны и черти в изгнании, прячутся на нижних ярусах.

- Так что, им конец?

- Не знаю. У них сейчас одно пророчество популярно: что если они найдут на Земле мальчишку, но с ялдой, как у взрослого, жителя Земли, но не родившегося на Земле и принесут его в жертву Великому Мастеру Фаллоса, то все изменится. И недавно они вроде б такого нашли.

- "Науруз",- хором подумали мы.

- Похоже, это наш друг. Из-за которого мы, собственно, сюда и прибыли. А что они с ним хотят сделать?

- Сперва его будет сношать Верховный Совет демонов, а затем в его тело войдет сам Хозяин, Мастер, Владыка. И станет править Адом, а затем и Миром.

- Ого. А когда это произойдет?

- В день Хоровода Огнистых Червей.

- А когда этот День?

- Не знаю. Это какой-то местный праздник. Я их изучать не обязан.

- А как же Ангельское Всезнание?

- Я солдат. А Всезнание дается только офицерам высшего ранга...

- А как можно с ними встретиться?

- Да они тебя и слушать не захотят!..

- И все-таки?

- Чтобы попасть в Штаб, нужно получить пропуск в Комендатуре. А чтобы тебе выдали пропуск, необходим звонок из Штаба. А чтоб оттуда позвонили, надо сперва туда угодить...

- Ясно. Одним словом - замкнутый круг.

- И притом бюрократический.

- Да, а сам-то ты можешь ведь туда зайти?

- Какое там! Я рядовой, а в Штабе простой вахтер в звании не ниже архангельского!

- Печально. Но хоть путь в Нижние Ярусы, к Сатане укажешь?

- Конечно! И даже провожу вас. Вот только с вахты сменюсь...

- Слушай,- спросил вдруг Лешка, присаживаясьна корточки и беря член Агаттияра в свою руку,- а почему у тебя одежда такая странная, вернее, почти полное ее отсутствие? Это теперь такая мода у ангелов?

- Пожалуй. Но только при службе здесь. Это чтоб видели, что мы и впрямь миротворцы, без оружия.

- Без оружия?! А это что?- и Лешка, заглатывая воспрявший член миротворца, щелкнул пальцами по кобуре с револьвером.

- Ну, то, что ты заглотил, милый - это явно не оружие. А пистолет... Он против тварей да монстров, и только. Ну подумай сам: разве можно убить из пистолета бессмертную человеческую душу, будь она хоть в Раю, хоть в Аду!

- Логично,- хмыкнул Игорек. И тут же Агаттияр воскликнул:

- О, я придумал, как нам угодить в Штаб! Ребята, изнасилуйте меня! Да-да, не удивляйтесь! Прямо здесь, на посту, в том-то вся и идея. Тогда нас доставят в Штаб, вас - как напавших, меня - как пострадавшего. Ведь это - нападение в Аду на ангела! А в Штабе мы уже объясним, что все это было спланировано заранее.

- А чем мы тебя вязать будем?

- Разумеется, моей портупеей! - и Агатти расстегнул свой шикарный ремень с кобурой, а затем, бросив его Игорьку, свел свои руки за спиной и томно изогнулся, соблазнительно поведя крыльями.

Пока Игорь затягивал ремень на запястьях ангела, Лешка не отрывался от напряженного члена, одновременно успевая снимать с себя всю одежду. После некоторого раздумья я сбросил с себя брюки и трусы, а затем уже потянул через голову футболку. И вдруг вспомнил, что недалеко ои моста мы оставили целый отряд фашистов.

- Не бойся, им уже не до тебя. Надолго,- ответил на мои мысли Агатти, расставляя ноги, а я, обернувшись, увидел неподвижные тела Патруля, на которые время от времени неустанно пикировали Бешеные. Мундиры Патруля были изодраны в клочья и от обилия спермы казались белесыми, как плесень. Собак нигде не было видно.

Пока я сбрасывал футболку, Игорь успел обнажиться совсем и теперь настырно оттеснял Лешку от члена ангела.

- Ребята! Вы так скорее изнасилуете друг друга, чем меня! Давайте проще: Игорь, у тебя самый длинный член - пристраивайся ко мне сзади. Володька, войди в меня снизу, в женскую вульву. А ты, Лешенька, можешь продолжать свои упражнения.

Игорек, нежно обняв Агаттияра за талию, приставил свой прямой длинный член к нежным румяным ягодицам и слегка толкнул вперед. Агатти затрепетал от наслаждения и качнул попкой навстречу Игорьку. Лешка же вдруг бросил член ангела и залез под нашего друга. Сперва Алешенька лег на спину, затем, упершись руками и ногами в землю, стал в "мостик", вонзив свой упруго торчащий член в вульву.

Читатели, читавшие нашу историю про пьяного гремлина - не удивятся, а для остальных поясню - Агаттияр родом с планеты, где все население - андрогины, то есть люди, обладающие и женской вульвой, и мужским членом, да еще в придачу имеющие пышные женские груди.

Именно эти груди я и целовал, пока Лешка пристраивался к Агатти снизу. А затем, поддавшись искушению, повернулся спиной к лицу ангела и, поймав его член руками, стал запихивать его себе в анус. Длинное упругое тело толчками входило в меня, и горячие волны страсти пробегали по мне. И вскоре напряженные яйца коснулись моих ягодиц, и в этот момент Лешка схватил губами мой свисающий на его лицо член.

Агатти толкал меня своим мощным поршнем, то поддаваясь собственной страсти, то от толчков Игорька, сношающего его сзади, то подпрыгивал слегка от Алешкиных атак. Мой член тем временем болтался у Алеши во рту, то погружаясь почти по самые яйца, то выскакивая совсем, и тогда Лешенька забавно вертел головой, ловя языком мою мокрую залупу, которая хлопала его то по щекам, то по кончику носа.

Изредка Игорь не забывал шлепать нашего друга по пышным ягодицам, вызывая тем новые волны возбуждения у Агатти. Я же, закинув руку назад, пощипывал соски на упругих грудях ангела.

Все мы стонали от счастья и наслаждения, когда вдруг перед нами возник ослепительный столб белого пламени, мелькнула в сиянии крылатая икона, а затем из него на мост шагнули три крылатых светящихся фигуры...



Часть 4

- Ну и чего же мы добились,- наш Командор плюнул в стену, и звук его плевка слился со звоном падающих на пол капель. Мы сидели в сером сыром каземате, куда нас после короткого допроса засунули три архангела.

- Вместо того, чтоб спешить к Наурузу, мы торчим здесь. А все потому, что доверились этому сексуальному болвану. Да разве может такой следователь, как тот бесполый серафим, понимать хоть что-нибудь в сексе!

И тут вдруг Игорь заткнулся, потому что за глухой стеной камеры послышался стук и скрежет, а затем тонкий пронзительный визг. И словно в ответ с сухим шелестом на пол полетела каменная крошка. Мы с изумлением глядели, как среди каменного монолита вдруг возникла крошечная дырочка, которая быстро росла, раздаваясь ввысь и вширь. И вдруг визг оборвался.

Надавившая было на настишина сменилась шарканьем, и в камеру влез сухонький старичок-японец.

О японской вежливости ходят притчи и анекдоты, и теперь я убедился, что это не зря.

- Профессор Йуругу, к вашим услугам,- сказал в первую очередь старичок, низко поклонившись нам, и лишь затем, выслушав в ответ наши имена, чертыхнулся и пробормотал: - Однако дыру я вновь сделал не туда. Тоже мне Аббат Фариа.

- Кто Вы?- спросил Лешка, подходя поближе, и Кольцо блеснуло у него на пальце.

Профессор вздрогнул и как-то тихо ответил: - Тебе я не могу отказать, Мессир. На Земле я был крупнейшим из специалистов, работавших на один очень влиятельный клан.

- Клан?

- Мафиозный. С моей помощью они творили чудеса. А затем я изобрел "Мафиин". Это - чудо-препарат. Стоит только вдохнуть его или выпить, как твой мозг перерождается, и ты тут же начинаешь неистово служить мафии, становясь ее членом. О, сколько комиссаров мы перевели на свою сторону прежде, чем попалась эта непьющая скотина с насморком! И он пристрелил меня! Меня, признанного в наших кругах гения! А мои телохранители все проморгали! Или подставили? А, Мессир?

Лешка, не реагируя на странное обращение старичка, ответил: - Они просто не успели. И сами сожалеют об этом, Йуругу-сан.

- Уж в этом-то я не сомневаюсь! Хотя, сдается мне, знаю я, чья подлость и трусость торчат тут из-за кулис... И чует мое сердце - мы еще повстречаемся с виновником, хотя он по сей день жив... И встреча эта будет при вас... Но нескоро. Очень нескоро... Черт, опять на пророчества потянуло!

- А сейчас - пробей вон ту стену, там выход,- попросил Леша.

Йуругу вскинул вперед руки, и с правой руки к левой устремилась голубая молния. А после легкого наклона рук молния вытянулась в дугу и коснулась камня. С противным визгом закрошился под разрядами монолит. И тут вдруг за нашими спинами щелкнул замок и дверь распахнулась. За дверью стоял Агаттияр.

- Ребята, пошли!

- И я с вами,- взвизгнул, дуя на обожженные пальцы, Йуругу.

- А ты тут за что?- рыкнул Агатти.

- Мафия всегда не в ладах с любым правительством.

- Тогда идем.

- Агатти, а как ты сюда добрался?

- Ангельская вездесущесть,- хмыкнул он, но я, заметив в его руке связку ключей, а в коридоре - вырубленного архангела, усомнился в его словах и только хмыкнул, шагая к двери.

- Нас что, оправдали?- полюбопытствовал Леша.

- Ага, щас!.. У этих дебилов дождешься...

Наш друг, пробиваясь к нам, уложил как минимум троих архангелов и двух серафимов - это то, что мы заметили по пути к выходу. А затем, толкнув створки ворот, мы вышли в город.

Узнав окольными путями, зачем и куда мы идем, старичок заявил, что ему нравится эта идея и что он хочет обеспечить нам хорошее прикрытие из своих знакомых.

- Сходим в "Веселых мальчиков" - посмотрю, кто там торчит в ожидании работы, может, кого и перехвачу.

Трактир "Веселые мальчики" оказался на другом конце города. И весь путь, пока мы шли, нас сопровождали транспаранты типа "В Раю хорошо! Догоним и перегоним, добьемся и перебьемся!"

Сперва мы стеснялись своей наготы (наши одежды остались на мосту над Провалом, и при нас были только Шпага, Кольцо да Агаттияровский револьвер), но затем заметили, что большинство обитателей Города также ходит без малейшего намека за одежду.

- Это чтоб ничего не утаили от Хозяев КПА,- пояснил старичок-профессор,Правда, это не всегда помогает, особенно когда за дело берется мафия или дети... Последнее даже опасней.

Мы шли по бульвару, украшенному перевернутыми пентаграммами с портретами Сталина и Гитлера, когда к нам подбежал какой-то мужчина кавказской наружности и, слегка стесняясь, спросил: - Дарагие, здэсь вот такой малэнький мущинка нэ пробэгал?

- Мальчик, что ли?

- Ну да, малшик, всю жопу разворотил!

Мы деликатно промолчали, а Агаттияр отрицательно мотнул головой.

- Знашит, нэ видели,- грустно вздохнул он и побежал дальше. Посреди попы у него зияла дыра, в которую вполне мог поместиться средних размеров кролик.

В подворотне два пионера в галстуках и пилотках (больше на них ничего одето не было) трахали в рот и попку октябренка, подцепившего свою звездочку в ухо, как серьгу. Малыш сладострастно извивался и подпрыгивал, стараясь поглубже надеться на член.

В полуприкрытом парадном виднелся длинноволосый юноша, который, хитро изогнувшись, сосал сам у себя член.

Ярко раскрашенная девица с пышными грудями приставала к малышу с полуметровым членом:

- Малыш, дай я у тебя пососу.

- Нет,- отвечал тот рассудительно,- пососать я и сам у себя могу, мне бы поебтись.

Из открытого окна казармы донеслось:

- Сержант! Еще раз увижу, что Вы краситесь - выебу!

- И все-то Вы только грозитесь, товарищ лейтенант!..

Мимо нас по улице прошла колонна накачанных парней, которые маршировали стройной шеренгой, одновременно умудряясь дрочить себе правой рукой и декламировать:

- Мы, онанисты - народ плечистый, Нас не заманишь сиськой мясистой, Нас не заманишь девственной плевой! Кончил правой - начинай левой!

При последних словах они дружно взбрызнули перед собой на дорогу струи белой горячей спермы и сменили руку.

Двое крайних в первом ряду марширующих держали стойки транспаранта, на котором красовалось:

"Ударим мощным кулаком онанизма по проституции и гомосексуализму!!!"

Какой-то пацан в обществе подростков сдрочил и, выстрелив струей вверх, завопил: "На кого Бог пошлет, того и трахать будем!"

Бог послал на кричавшего...

Наконец-то мы дошли до цели и, миновав многоэтажный дом с колоннами, на котором красовалась вывеска:

А Н Т И - Р Е Я

Гостиница для одноногих пиратов Двуногим вход запрещен!

Зашли в небольшой кабачок, на вывеске которого были изображены два трахающихся юноши, а под треугольником рисунка значилось:

Трактир "Веселые мальчики".

В трактире оказалось на удивление пусто. Лишь за одним столиком развалился в кресле молодой обнаженный парень с колчаном, полным стрел, за плечом, да за стойкой стояло нечто, смахивающее на изрядно потрепанный манекен с круглой дырой на пол-груди. Впрочем, манекеном это и оказалось.

Я стал было рассматривать манекен, как тот вдруг хрипло спросил: - Так что будем заказывать, молодой человек?

От неожиданности я вздрогнул.

- Извините, если напугал,- произнес все тот же надтреснутый голос, и тут лишь я понял, что говорит не манекен, а кто-то за моим плечом. Я порывисто обернулся.

За моим плечом стоял перепончатокрылый демон и скалился, стараясь изобразить дружелюбную улыбку, что у него не очень-то выходило. На демоне был белый халат с прорезями для крыльев и через руку свисало белое полотенце.

- "Официант",- подумал я.

- Хозяин трактира, - ответил на мои мысли демон, отвнсив изящный поклон.Нас не всех изгнали, некоторые остались. Те, что лояльны к новой власти. Так что будем заказывать? У меня недорого.

Есть нам, конечно, хотелось, но... Лешка решил заявить напрямую:- Извините, но мы здесь не для еды: нам нечем за нее платить...

Демон уставился на Лешкины руки, затем вздрогнул и, сладко улыбнувшись, проворковал:

- Мессир изволит шутить? В кои-то века я брал бы деньги с Князя и его друзей? Не волнуйтесь, обслужу по высшему разряду!- и он энергично треснул по манекену, отчего дыра у того еще больше увеличилась...



Часть 5 (последняя)

Еда действительно оказалась вкусной, правда, что это было - мы понять так и не смогли, а спросить, честно говоря, не решились...

Йуругу-сан тем временем подсел к молодому человеку и о чем-то оживленно с ним говорил. В конце-концов парень боязливо покосился в нашу сторону и отрицательно покачал головой. Тогда старик-профессор сделал в воздухе странный пасс и достал из пространства прозрачный кругляш с ладонь размером. На нем красовался какой-то золоченый знак, но какой именно - я так и не разглядел. Юноша быстро схватил жетон, словно тот был бриллиантовым и, спрятав его у себя в колчане, радостно кивнул. Йуругу махнул нам рукой.

Когда мы подошли, наш спутник заявил: - Знакомьтесь, это Кефал, лучший лучник на весь Хэлл. И он любезно согласился сопровождать и охранять нас.

- За жетон,- съязвил Игорек.

- За жетон,- подтвердил юноша.- Бесплатно вас в такую авантюру рискнул бы сопроводить лишь Артемидий, но он, увы, заболел.

В голосе Кефала было столько тоски, что я невольно спросил:

- Он был Ваш друг? А чем он заболел?

- Он и сейчас мой друг. А болезнь... Он уже третий месяц болен проституитом. Опасная болезнь: каждый, кто заболеет ею, обязательно становится проституткой или проститутом... И вылечить уже нельзя - эта болезнь меняет мозг.

- Меняет мозг,- пробормотал Йуругу,- знакомый почерк. Неужели Саддам добрался до моих записей? - и, повернувшись к Кефалу, выкрикнул: - Веди меня к больному. Немедленно!

Когда мы вышли из трактира, то услышали за спиной щелканье замка. Я обернулся и увидел, что демон-трактирщик запирает снаружи свое заведение.

- Подождите меня, Мессир, я с Вами!- крикнул он, пряча ключ в складки чешуйчатой кожи и направляясь к нам.

Между нами и демоном пролетела облитая спермой черная кошка. За ней промчались знакомые нам ребята. Очевидно, на этот раз попало на кошку, и вся шумная ватага кинулась за ополоумевшим животным, размахивая на бегу торчащими в возбуждении членами.

Демон сложил на пальцах какой-то знак, трижды сплюнул через левое плечо и лишь затем подошел к нам.

Вскоре мы вошли в лачугу, где на перинах, кинутых на софу, спал, томно изогнувшись и задрав кверху румяные пышные ягодицы, юноша - красивейший из всех, кого я когда-либо видел. Вдруг он, не просыпаясь, вскинул свою руку и с силой вогнал в свою попку указательный палец.

Йуругу подошел к спящему и вытянул вперед руки. Зеленоватое сияние неведомого поля, сорвавшись с рук профессора, окутало спящего. Мафиози сперва поморщился, затем удивленно вскинул брови:

- Интересное решение. И как я сам до этого не додумался. Значит, старый проныра нашел-таки мои тетради. Однако болезнь не заразна...

Йуругу отозвал в сторонку Агатти и Кефала и о чем-то зашептался с ними. Тем временем спящий проснулся и прекрасными голубыми глазами уставился на нас. А затем, не удивившись и не сказав ни слова, вытянул свой палец из попки и, повернувшись к нам задом, пригласительно махнул Лешке. И тот не заставил себя дожидаться повтора, тут же вонзившись в анус красавца. Но это, видимо, не очень удовлетворило юношу, потому что он слез с члена, а затем уложил Лешку на софу членом кверху. После этого он усадил Игорька на ноги Леше, так, что их члены теперь торчали вместе, соприкоснувшись, и, став на коленки над Алексеем спиной к Игорю, начал одеваться попочкой на оба члена сразу. А затем, подозвав меня, впился губами в набухшую и подпрыгивающую от возбуждения залупу. Он водил языком по головке, запустив его под шкурку и щекоча меня до экстаза, а Лешка тем временем, увидев нависающую над ним мою задницу, сунул в мою дырочку свой язык. Он не просто лизал мои половинки - он трахал меня языком, вгоняя его в анус, словно маленький член. Но член удивительно гибкий, мечущийся внутри меня вверх и вниз, вправо и влево, подталкивая и возбуждая. И вскоре струя моей спермы ринулась в рот Артемидия, а попка моя запульсировала, сжимая своей пульсацией Лешкин язык. И тут с шумом кончили Леша и Игорек, а вслед за ними выстрелил своей спермой и красавец-юноша. Его сперма белыми каплями оросила загорелую Лешкину грудь, и наш малыш принялся растирать ее по своему телу, втирая, словно бальзам. Интересно, правда, что член красавца за это время даже не встал.

И тут подошел Йуругу.

- Отдохнули, ребята? Насладился, Артемидий? А теперь слушай сюда: мы с Мессиром и свитой отправляемся на Нижние Ярусы. И я хотел бы по старой памяти взять тебя с собой. Идешь? Мне нужен лучник.

- Трахаться мне и тут удобно. А остальное - надоело.

- Так не пойдешь? С нами еще идет Кефал, твой друг.

- И не подумаю. А если он не дурак - то и он останется. Лично мне и тут хорошо.

- Ну ладно. Тогда выпей освежающего, и мы пойдем.

- Ребята,- спросил Артемидий,принимая стакан от профессора,- а вы еще придете потрахаться?

- Почему бы и нет,- хмыкнул Лешка, хотя и был уверен, что видит красавца-юношу в последний раз. Но давать надежду так приятно.

Юноша выпил пол-стакана, а затем протянул напиток Леше. Но не успел тот глотнуть хотя бы раз, как профессор ударом снизу вверх выбил стакан из рук, да так сильно, что тот разбился о потолок, забрызгав напитком обои.

- Ты что?- вспылил Леша.

- Негоже Мессиру пить то, что пьют простые люди. Даже если Вы и воплотились в человека.

Я, заподозрив кое-что, шепнул на ухо профессору:

- Лекарство?

- Угу,- так же шепотом ответил он,- Мафиин. Похоже, это единственный способ. Но не фиг Мессиру об этом знать.

Отойдя от профессора, я подошел к демону: - А что это за легенда о Мессире и противоборствах?

- А ты не знаешь?- удивился тот.

- Можно быть в центре легенды и не догадываться об этом.

- Пожалуй, ты прав. Но все это - пророчество Йуругу. Первую часть пророчества знают все: это о парнишке с Земли и о воплощении Верховного Дьявола в День Хоровода Огнистых Червей. А вот о второй части старый хитрец умолчал всем, кроме близких друзей и соратников. И говорится там о том, что в тот же момент явится в Ад Мессир, тот, что века и века назад отковал Кольцо Всевластья, утерянное затем в мирах. И вернется он в новом воплощении, в новом теле, но с прежним Кольцом. И вступит в бой с Владыкой Ада и победит его и со своим Кольцом станет вновь Владыкой Мира. Истинным Владыкой.

Я с опаской посмотрел на Лешку. Если раньше я подозревал, что его принимают не за того, то теперь не на шутку испугался: чем черт не шутит! а вдруг и впрямь он - инкарнация Мессира? В конце-концов, все мы в прошлых жизнях кем-то были... И не всегда нынешняя инкарнация помнит, кем был в прошлой жизни. И вообще... Ой!

Тем временем Йуругу подошел к нам.

- Я пойду заводить машину, а вы собирайтесь. Хоровод Огнистых Червей уже скоро. И не беспокойтесь об Артемидии - скоро он поправится и догонит нас.

- А сколько времени нам осталось?- спросил я, но профессор уже шел к выходу. И за него ответил демон:

- Если Вас действительно интересует именно то, о чем Вы спрашиваете, то Времени здесь нет вообще. Оно ушло в декретный отпуск.

- И что же у него получится?

- Новый анахронизм.

- Логично,- и мы последовали за демоном на улицу. У выхода нас ждала сизо-оранжевая машина. Впрочем, сказано неверно: передок у нее был кирпично-коричневооранжевый, задок фиолетово-сизый, а борта - сизые, в кирпично-оранжевый каммуфляж, который никак не вязался с черным "правительственным" верхом. На передних колесах "тарелки" были мятыми и серебристыми, на задних - новенькие ярко-красные, с золотыми серпом и молотом. Венчала этого технического монстра сооруженная из ствола крупнокалиберного пулемета выхлопная труба.

Едва мы забрались внутрь, как пятнистое наше авто рвануло вперед, да так, что нас вдавило в сиденья. Из радио тут же полилась очередная серия рекламы:

"- Это - руины АО МММ. А это - Леня Голубков с гранатометом. Что случилось, Леня?

- Дивиденты не выплатили...

- Леня, и это только начало! АО МММ !"

Промчавшись по улицам Города, мы влетели в длинные тоннели, эстакадой ведущие в недра Земли. По стенам мерцали фиолетовые тени на оранжевых камнях, и я теперь по достоинству оценил маскировку нашего транспорта. Под колесами чернела застывшая смола, однако по мере нашего продвижения она все больше размягчалась, и вот мы уже торчим по брюхо в теплой черной каламути.

- Тут недалеко,- махнул рукой демон и мы, пригибаясь, кинулись за ним.

И оказались в невероятно большой зале, озаренной исходящим неизвестно откуда багровым светом.

Первое, что бросалось в глаза - это каменные террасы, ступенями сползающие к провалу в центре зала. Провал рассекал зал пополам от края до края. А за ним блестела багрянцем равнина с одной единственной скалой, к которой был прислонен деревянный "X"-образный крест.

К креслу за руки и ноги был привязан парнишка. Науруз! Ноги его были разведены пошире плеч, и смысл такого привязывания не вызывал сомнения.

Два рослых демона, стоящих на страже, легко подняли крест с жертвой и, развернув лицом к скале, поставили вновь.

И тут к парнишке приблизились сразу несколько пожилых демонов. Как я понял, это и был их Верховный Совет. Старички выглядели жутковато: морщинистая бородавчатая кожа одних, змеиные хвосты вместо ног других, рыбья чешуя третьих. И - когти, когти, когти, когти...

Своими страшными лапами они принялись поглаживать и похлопывать упругие ягодицы Науруза. При этом их члены зашевелились, неимоверно утолщаясь и удлинняясь. И вскоре один из демонов плюнул на отверстие пацана, а затем, растерев такой же плевок у себя на головке, толкнул извивающийся член в задницу пленника. Науруз дико заорал от боли, и крик этот, так возбудивший остальных демонов, сорвал с нас оцепенение и мы, не раздумывая, кинулись вперед. Но чьи-то сильные руки схватили меня и Игоря и поставили на место.

- Тише, идиоты,- зашептал нам Йуругу.- И его не спасете, и себя погубите.

Двое демонов тем временем раздвигали пошире ягодицы Науруза, чтоб третий мог бы поглубже войти. Задница парнишки ритмично вздрагивала от толчков демона, крик перешел в протяжный стон. И тут вставший от такого "подталкивания" член Науруза оттолкнул своего обладателя вместе с крестом от скалы. Демон от неожиданности выдернул свой член из жертвы, а двое других развернули крест другой стороной, и теперь с восторгом поглаживали нежный и красивый член, споря о том, кому первому его сосать. Остальные же члены Совета стояли поодаль от первой тройки, терпеливо ожидая своей очереди.

И тут я заметил шевеление сбоку. Я резко обернулся, но это был всего лишь Артемидий, который подбежал из тоннеля к Кефалу.

- Я же говорил, что выздоровеет,- шепнул Йуругу.

Тем временем Артемидий расстегнул свой тонкий поясок и одел его стальным кольцом на член возле яиц. А затем извлек из бокового кармана колчана небольшой порножурнал и принялся листать его. И тут же член лучника поднялся, и головка его гордо вознеслась над белявой аккуратной прической. И тогда юноша изогнул рукой свой член и привязал к его залупе второй конец пояска. Затем ухватился левой рукой за середину получившегося тугого лука, а правой вложил стрелу и натянул тетиву.

И пока Кефал созерцал свой журнал, поднимая свой "лук", Артемидий успел выпустить первую стрелу и тут же вложил на ее место вторую. Первая вонзилась в грудь демону, наблюдающему за первой тройкой, и тот отлетел к стене и больше не шевелился. Вторая стрела, оставляя за собой огнистый след, помчалась вслед за первой, и уже второй демон рухнул вслед за первым, ухватившись за правую сторону груди.

- У него сердце справа,- пояснил на ходу Артемидий, отправляя третью стрелу.

И тут первая тройка демонов, отвлекшись от человеческого ребенка, вышли на середину площадки. Мы замерли, наблюдая невероятнейший секс за всю нашу жизнь. Бородавчатый демон с шестью грудями широко расставил ноги. Длинноносая скользкая тварь с пышными грудями и хвостами вместо ног присела возле него, и вдруг ее член превратился в змею, которая, раскрыв пасть, присосалась к члену шестигрудого, словно профессиональный миньетчик. Змееногий тем временем оперся на правую руку, а левую вскинул вверх, сжимая в конус пальцы. Он шевельнул своими змеями, и тут мы увидели, что у него под членом женская вульва, в точности как у Агаттияра. Рука змееногого тем временем сомкнула пальцы - и тут же превратилась в большой возбужденный член, который мгновенно вонзился в анус шестигрудого. Член же змееногого, сам длинный и подвижный, как змея, обнял за талию скользкого и гладил его по бедру. Рука-член вонзалась и вынималась, и тут я понял, что они задумали.

- Берегись!- завопил я, но в тот же момент с руки шестигрудого сорвался огненный шар заряда и врезался в скалы возле Кефала, все еще возившегося с пояском.

А мне стало нехорошо: вспышка разряда осветила сумрак зала, и во тьме я различил демонов. Сотни, тысячи демонов, которые терпеливо ждали своей очереди. И, если понадобится, ринутся в атаку и просто затопчут наш крохотный отряд.

- Тут надо заклинание, останавливающее демонов,- зашелестел над ухом голос Йуругу, и рука старика легла на мое плечо.

- А Вы его знаете, Йуругу-сан?

- Я? Я думал, тебе оно известно, раз ты...

- Но я не знаю...

- Тогда нам надо добраться до Книги.

- Книги?

- Присмотрись к потолку...

Я взглянул вверх, и вдруг потолок показался мне стопкой желтоватых листов машинописного текста, плавно переходящих в скалы и сталактиты.

- Там есть заклятье. В качестве эпиграфа.

- Как же мы туда попадем? Я не скалолаз!

- Отвлекайте от нас,- крикнул Йуругу и вдруг встал на четвереньки. Я подумал было, что он спятил, как сквозь кожу профессора рванулась серая шерсть, лицо исказилось, и вскоре уже передо мной стоял средних размеров шакал.

- На меня, живо! - пролаял тот и, лишь я оседлал его, помчался прямо по воздуху все выше и дальше. Я глянул вниз и увидел, как Игорь, словно заправский джеддай, отражает Черной Шпагой огненные разряды шестигрудого, и клинок его залит при этом мертвенным холодным светом. Лешка метнул с руки длинный разряд, который языком пламени лизнул шестигрудого, и новый разряд, не сорвавшись с руки монстра, спалил демону когти и кожу.

- Лешка? Разряд? Рукой?! - подумалось мне, и тут вдруг я понял, что это в бой вступило Кольцо.

Агаттияр, по-боевому расправив крылья, стрелял из своего револьвера серебряными пулями, а Кефал и Артемидий, наконец-то вместе, слали стрелу за стрелой во тьму зала. Чтобы было светлей (а может, и для пущего давления на психику демонов), Агаттияр каким-то хитрым заклятьем зажег небольшое солнышко.

И тут подо мной замелькали буквы. Большие, с мою ступню размером. Я словно проходил сквозь стопку бумаги. И вот я вместе с Йуругу уже на первой странице. В самом верху я прочитал:



Владимир БАУГЛИР

ОДИН ДЕНЬ В АДУ

(история четвертая)

- Ого,- подумалось мне. - Бауглир - это я. Значит, это я когда-то напишу все это? Так вот на что намекал профессор...

И я прочел: - Здесь... так же, как и у нас, только холодней.

- Не то! Ниже! Ниже!

- Искренне прошу Вас извинить меня...

- Снова не то! Выше!

Сквозь бумагу я видел, как демоны дружной толпой, лавиной рванулись к Провалу, готовые перепрыгнуть через него, но тут какая-то шипастая тварь кинулась им наперерез, засшвыривая нечисть мощными жвалами. Ракопаук Джонни! Приятель Яшара! А вот и сам Яшар. Переборол-таки свой страх перед Патрулями! Возник из тьмы рядом с ангелом и пустил по демонам автоматную очередь.

И пули отшвырнули демонов, правда, не причинив им особого вреда.

Я вновь скользнул взглядом по странице и радостно вскричал:

- Ага! Вижу! Мир во зле лежит, но мир - не зло!

И тут бумага подо мной треснула и мы грохнулись снова в пещеру. Стояла необычная тишина. Лишь потрескивало вызванное заклинанием андрогина небольшое солнышко, до половины увязшее в смоле.

Демоны застыли в тех позах, в которых их застало мое заклинание. Замер даже наш трусливый трактирщик, спрятавшийся от разрядов за скалу.

- Это... навсегда?

- Надолго. На наш век хватит...- профессор снова превратился в человека и задумчиво смотрел в пустоту.

- М-да... Все мы - персонажи единой Книги Жизни. Но кто же знал, что у нее столько филиалов...

Лешка тем временем задумчиво стоял у Провалаи глядел на снующее внизу кольцами пламя.

- Пламя Бездны.

- Да, Мессир. Вы победили. Только не спешите с тем, что сейчас промелькнуло у Вас в голове. Вы ведь получили долгожданную Власть.

- Об этом я и думаю. А ведь пламя сильней.

Я кинулся было к Наурузу, но следующие Лешкины слова меня остановили.

- Теперь я - новый Властелин! И у нас все впереди. Мы отомстим за старые обиды!

Краем глаза я видел, как Игорь перемахнул через Провал, перерезал веревки на кресте, и Науруз тяжело рухнул на руки Командора.

А сам я резко ударил Лешку по щеке:

- Лешка! Опомнись!

Огонь приугас в глазах Алексея, и вторая его рука потянулась к Кольцу. Но потом одернулась:

- Я - у центра Власти. И я - Властелин.

Я кинулся к Леше, но он легким щелчком пальцев метнул в меня молнию и отшвырнул к стене.

И тут между лопаток новоявленного Властелина уперся кончик Черной Шпаги.

- Тихо, Мессир. Только без шуток, или мой клинок выпьет твою душу. Снимай Кольцо!

- И не подумаю! Пили уже, да подавились! Или от чего по-твоему, вторая Шпага сдохла! - нагло заявил Лешка-Властелин, но не пошевелился, и я понял, что он блефует. Но поняли ли это обитатели Ада? Сколько времени пройдет прежде, чем они кинутся на защиту своего Господина? И что тогда останется от нас... Надо было что-то срочно делать.

И тогда я стал перед своим недавним другом на колени.

- Я преклоняюсь перед Вами, Мессир! И позвольте выразить Вам все переполняющие меня чувства...- с этими словами я приблизился к Леше вплотную, и на этот раз он не стал метать в меня молний, купившись на банальную лесть.

А я, склонив голову, поцеловал Лешку в поникший, сморщившийся член. Пожалуй, если кто и обалдел от такой смены поведений, так это Игорек, но... Объяснять ему не было времени, да, впрочем, если ЭТО не удастся - то объяснять будет, скорее всего, и некому. Я понимал, что рисковал, но, похоже, это был единственный выход. И я обрадовался, когда в ответ на мой поцелуй член Леши качнулся и начал разглаживаться, набухать. Я целовал его, радостно чувствуя возбуждающуюся плоть, мой язык нырял под шкурку, щекоча залупу, а руки скользили по телу Алексея, лаская его легкими касаниями, сжимая на мгновение упругие ягодицы, и вот мой палец уже скользнул в прелестное Лешкино отверстие. И Лешка затрепетал в ответ. Я сосал его воспрявший член, заглатывая чуть ли не по самые яйца, и при этом продолжал сношать своего друга пальцем и гладить бедра свободной рукой. Лешка постанывал и покряхтывал от удовольствия, возбуждаясь все больше и больше. И вдруг он аж взрычал от кайфа, и тугая струя спермы устремилась в мой полуприкрытый рот.

И в тот же момент в его взгляде вновь появилось что-то от прежнего Леши. Дрожащими пальцами, словно пробуждаясь от долгого сна, Лешка стянул с руки Кольцо. И тут же взгляд его прояснился окончательно.

- А ведь пламя действительно сильней,- тихо сказал Алексей, задумчиво вертя в руке колдовское Кольцо.- Особенно если это пламя любви и страсти, - он хмыкнул и размахнулся.

- Не хочу плавиться! Меня уже кидали туда, и не раз - вдруг тонко заверещало Кольцо, покрываясь багровым потом рун,- Ну сколько можно?!

- Столько, сколько нужно! - противным рекламным голосом завопил Лешка и швырнул Кольцо в пылающую Бездну.

Противный тяжкий грохот потряс мрачную пещеру, и сталактиты, словно Бешеные Члены, устремились к нам.

Игорь внезапно сгреб в охапку Лешку, меня и Науруза, я почувствовал чье-то холодное касание на плече, услышал крик Яшара:

- Это тебе на память, Володька!..

И тут мир лопнул.



Я, Лешка, Науруз и Игорь стояли в комнате Командора, а у нас под ногами медленно зарастали Врата в Ад. И вдруг оттуда, изрядно напугав нас, вылетели свернутые тюком наши одежды. А в глубине сияния уже затухал шелест ангельских крыльев. Врата по-прежнему смыкались. И вскоре, полыхнув алой точкой, они угасли навсегда.

И тут мы все вздрогнули от непривычного резкого звука. И обернулись.



Рядом стоял ракопаук Джонни и уныло, с тоской завывал.

- Что это?!- не выдержал я.

- Это вой ракопаука, только что сожравшего всю колбасу со стола,- хмыкнул Игорек, цепляя Черную Шпагу на стену.- Так что остались мы сегодня без ужина. Но зато с домашним животным.

Орияна, май-август 1994 года