САЙТ ИМЕЕТ ВОЗРАСТНОЕ ОГРАНИЧЕНИЕ 18+
Пожалуйста, обратите внимание на оповещения размещенные на нашем сайте! А именно данный ресурс предназначен для лиц строго старше 18 лет, если Вы еще не достигли этого возраста убедительная просьба покинуть наш сайт с целью личной безопасности и соблюдения законов РФ.
Все рассказы и фотографии добавлены непосредственно самими пользователями, а это значит, что администрация проверяет лишь соблюдение законов РФ и тематику контента Размещенный контент не является пропагандой гомосексуализма.
Ограничение 18+

Первый мужчина

Я хочу рассказать Вам о моем первом сексуальном опыте, не совсем обычном, но это, выходит и к лучшему...

Как и во всех дворах, когда мы были подростками, гуляли старшие ребята, наводившие иногда ужас на подрастающее поколение. Жил и в нашем дворе такой. Звали его Олег. Когда-то он занимался боксом, и многие его просто боялись. Он мог запросто сказать, чтобы человек принес деньги, и человек нес...

Днем мы с ребятами любили кататься на велосипедах, раскрашивали их и украшали, выпендриваясь друг перед другом. Однажды я поехал один, в другую от ребят сторону, заехав в старый район, с заброшенными и развалившимися одноэтажными домами.

Навстречу мне шел он. Гроза всех здешних мальчишек, которого и я боялся.

Он остановил мой велосипед и стукнул по колесу:

- Чё ты сюда понавешал?

- Для красоты... - выдохнул я.

- Ха-ха-ха, для чего-о?! Он схватил руль, сглотнул: "Ну-ка пошли туда" – и ткнул рукой на полуразвалившийся дом.

Я стою парализованный от страха и не знаю что говорить. Олег берет меня за воротник и тянет с велосипеда на траву около дороги. Понимая, что если не буду сопротивляться, то может произойти что-то ужасное, я начинаю просить его отпустить меня:

- Олег, ну не надо, ну, пожалуйста, ну не надо, – я чувствую, что сейчас заплачу от страха и от чего-то еще, и это будет самым плохим...

- Пойдем, сейчас отсосешь у меня, я никому не расскажу, пошли бл.дь, – рвет он меня за воротник. – Никто не узнает, я никому не расскажу, не бойся, - ухмыляется он и озирается.

- Олег, подожди, подожди, не надо, я не могу, – не понимая, что говорю, я пытаюсь освободить свою рубашку. – Что не можешь? – Сосать... я никогда этого не делал, не надо, Олег, пожалуйста – я дрожу как осиновый лист.

- Сейчас, сейчас... - одной рукой он держит мой воротник, а другой расстегивает джинсы. Я помню как сейчас его узенькие белые трусы-плавки, одетые на нем тогда. Промелькнула мысль, что и на мне белые трусики, но они были девичьими!.. Наверное, эта мысль подкосила меня и отняла последние силы к сопротивлению.

Вряд ли кто-то видел, что происходило в высоком бурьяне, рядом с заброшенным домом – мальчишки играют, или безобразничают...

Он толкнул меня на траву, и в следующую минуту встал перед моим лицом.

- Становись на колени, – угрожающе рыкнул он, - ну-у, быстро, ты че, не понимаешь?! - и он наотмашь сильно стукнул ладонью по-моей щеке.

- Не надо, Олег, пожалуйста...

Он встал надо мной и, не спеша, стал рукой водить по трусам. Как будто оба чего-то ждали. Я – что это шутка, и сейчас все пройдет, он – моего сопротивления?

- Молчи... - прошептал он, и крепко обхватил свободной рукой мой затылок. Помню, как меня поразили и испугали размеры его половых органов. Из тесных трусов они нагло выпирали, как у взрослого мужчины. Он тычет меня носом в промежность и водит меня лицом по плавкам, издавая вздохи.

- Давай, давай гладь! – приказывает он, и я в первый раз трогаю рукой член взрослого мужчины. Он теплый и мягкий, но очень большой... Олег торопливо стягивает с себя плавки и его член выпрыгивает к моему лицу... - Води рукой, вот так, мягче. Каким-то чувством я понимаю, что надо делать и рукой начинаю возбуждать его. Он плюет на мою руку, и она скользит легче и ловчее.

- Снимай трико, раздевайся – как сквозь туман слышу я, и, потеряв остатки мужества, выполняю его приказ, оставшись в одних трусах.

- У тебя что, бабские трусы? – безразлично спрашивает он, - ну-ка повернись! Я смущенно поворачиваюсь спиной, показываясь ему в белых с розовым девичьи трусиках, смутно чувствуя странное тепло, которое расходится откуда-то снизу и вверх, в стороны... Я не понимаю что это...что это?

- Бл.дь, - выругался он – ты что, бабские трусы носишь, придурок, ну-ка становись...

Уже понимая, что он от меня хочет, я встаю на землю перед ним на колени.

- Целуй, сука... - Что мне оставалось делать? Я робко поцеловал его член. – Давай, давай, соси! – засмеялся он, – не бойся, - и начал водить по моим губам своим пенисом. Мягкая плоть пахнула на меня, и я робко начал целовать ее.

Помню два чувства – страх, сквозь который проступало другое, неведомое мне раньше. Какая-то странная смесь чувства униженности и радости. Что будет дальше? Отпустит ли меня, расскажет другим, мамочки, только бы не рассказал...

Постепенно бедра Олега и мои губы нашли удобный ритм, и я старался, не думая о другом, совпадать с его движениями. Вдруг он резко вынул из моего рта сильно потолстевший член со словами: " Не-ет!". Я недоуменно поднял глаза:

– Что–то не так?

- Стой, стой, – засуетился он, – и завел руку мне за спину. На меня пахнуло терпким мужским потом и я инстинктивно отклонился, чем облегчил задачу Олегу. Он стоял сзади меня, прижавшись членом к моим девичьим трусам, и руками гладил мне живот. Я почему-то не вырывался.

- Сейчас я тебя вы.бу, молчи, сучка. Мне было уже все равно...

- Становись на колени, ноги разведи, трусы снимай свои, – сыпались на меня команды, хотя я не успевал ничего делать, он все делал сам. Стянул с меня трусики и начал плевать на руки, потом размазывать мне это сзади по ногам. Когда он торопливо касался моих бедер и моего маленького пениса, я подавался назад, пытаясь продлить прикосновения, но он, похоже, уже ничего не замечал. Странно, но мне уже нравилась эта игра. Он – мой мужчина, и я тоже не девочка, но со мной обращаются как с девушкой. Интересно...

Мои мысли прервало чувство как будто из меня выходило что-то огромное. Нет же, это входит в меня что-то огромное! И от непривычки я стал подвывать и постанывать.

- Вот так, хорошо, - Олег остановился, - сейчас, начну, потерпи, - он похлопал меня по попе.

- Мне больно, Олег, – прошептал я.

- Сейчас пройдет, сейчас пройдет, - повторял он, неторопливо входя в меня.

Я не помню, сколько времени он был во мне, не двигаясь, я просто закрыл глаза, опустил голову на руки и подвинулся назад, ближе к нему. Мужчина держал меня за бедра, и я полностью отдался ему и его желанию.

Олег входит в меня глубже, но я уже не чувствую ничего кроме желания угодить ему и доставить ему удовольствие. Одной рукой он пригнул мою голову к земле, а другой гладит мой живот и играет с моим пенисом. Движения его становятся все настойчивее, иногда прекращаясь, и тогда он делает круговые движения бедрами, как бы пытаясь расширить мою дырочку. От этого мне становится еще лучше, и я тихонько постанываю в такт его ударам. Мы – это единое целое, мы – завершенная картина этого мира, нашего мира: сильный и умелый муж, вершина творения, его толстый, горячий, большой и упругий член во мне, он делает со мной все, что захочет. Замедляет движения или убыстряет их, ему позволительно гладить меня везде, где он хочет, он мой Бог, а я его раба. Да, я его раба, потому что с ним – я женщина, сучка, которую покрывает сильный, грубый самец. Так было всегда и всегда будет; сильные овладевают робкими и нежными мужчинами, делая их своими женщинами, любя их, правя ими, подчиняют их своей воле, насилуют или овладевают ими По-Любви. А навсегда превратившиеся в женщин парни, навсегда запоминают то, ни с чем не сравнимое чувство, желание, доходящее до безумства, желание еще раз стать любимой женщиной в руках своего мужчины...

Движения моего любимого становились все резче, и я понимал, что скоро что-то произойдет. Его член скользил во мне легко, я с удовольствием подмахивал ему бедрами, мы исполняли одну любовную песню. Мой пенис напрягся, Олег перебирал его рукой, и хотя мой пенис в напряженном состоянии весь умещался у Олега на ладони, от этого мне становилось вдвойне приятнее. Значит, действительно, мое – это быть женщиной в руках мужчины, вбирать в себя его толстую и большую плоть и наслаждаться. А мой маленький пенис – это подтверждение моей женственности и женоподобности, этим малышом невозможно ублажить женщину. Я сам стал женщиной и понял это, когда огромный фаллос моего любимого довел меня до бессилия, и я лишь громко стонал в такт ему...

Его сильные руки сдавили мои бедра, он зарычал и стал с неимоверной силой всаживать в меня своего толстяка. Я чувствовал, что из горла у меня вырываются крики счастья, счастливой женщины, вместе с членом, который протыкал меня всего насквозь. Последние толчки были особенно сильны, слегка болезненны и вдвойне приятны...

Мой любимый застонал, и внутрь живота мне ударила горячая струя жизненной силы и энергии, мужская сперма оплодотворяла бывшего мальчика, ставшего в одночасье счастливой женщиной, навсегда преданной своему самцу и покровителю... Олег вынул из меня свой огромный член и ловко насадил мою голову на него. Я с наслаждением и жаждой пил из моего любимого и не мог насытиться. Сперма переполняла мой рот, текла по щекам, губам, я глотал ее и не успевал глотать. Все мое лицо покрылось этой лучшей косметикой, Олег размазывал своим громадным фаллосом сперму по моему лицу и я смеялся вместе с ним и плакал, кажется плакал от счастья...