САЙТ ИМЕЕТ ВОЗРАСТНОЕ ОГРАНИЧЕНИЕ 18+
Пожалуйста, обратите внимание на оповещения размещенные на нашем сайте! А именно данный ресурс предназначен для лиц строго старше 18 лет, если Вы еще не достигли этого возраста убедительная просьба покинуть наш сайт с целью личной безопасности и соблюдения законов РФ.
Все рассказы и фотографии добавлены непосредственно самими пользователями, а это значит, что администрация проверяет лишь соблюдение законов РФ и тематику контента Размещенный контент не является пропагандой гомосексуализма.
Ограничение 18+

Двоюродный брат

Часть 1

Мой отец попал в автокатастрофу, и умер в больнице. Я остался с матерью, которая старалась обеспечить нашу жизнь всем необходимым, работая на двух, а порой и на трех работах. Здоровье ее, и так не очень хорошее, было совсем подорвано от таких нагрузок, и когда мне исполнилось 18 лет – я остался и без матери. Однако сиротой меня назвать было нельзя, так как у меня были дядя и тетя, а также двоюродный брат, который только пришел из армии. Однако и тетя, и дядя не пристроили меня у себя, сославшись на какие-то свои семейные трудности. Зато двоюродный брат, который после армии жил отдельно от родителей, согласился приютить меня у себя.

Как я уже сказал – брат только пришел из армии, ему исполнилось двадцать лет. Последний раз я видел его, когда ему было 18 лет, и он уходил в армию. Он мне очень нравился как человек, а в последнее время и как сексуальный объект, если так можно выразиться. Дело в том, что когда я видел красивого парня, и особенно в плавках, то я моментально возбуждался. Так как мать работала на нескольких работах, то я был предоставлен самому себе и, находясь дома, раздевался до гола и ходил по квартире голышом, болтая своим членом.

Мне очень нравилось смотреть, как болтается писька. Я осматривал ее очень часто, и видел, что она быстро растет и приобретает формы "взрослого" члена. Яйца тоже росли, и мой член стал вызывать возгласы восхищения сверстников, так как он уже был длинный и толстоват; яйца стали довольно большими, а из члена при мастурбации извергалось много спермы. Когда я дрочил, то постоянно воображал, что нахожусь рядом с совершенно голым парнем и тискаю его член и яички, сосу мужскую плоть. Мне нравилось показывать свой сформировавшийся член и яйца сверстникам, так как испытывал некую гордость, видя восхищенные взгляды ребят, осматривающих мои органы.

Как я уже сказал, в 18 лет я стал жить вместе с двоюродным братом. Ему было 20 лет и с момента последнего визита к нему, когда его провожали в армию, он возмужал. Это был красивый, высокий, черноволосый парень. Я часто засматривался на него, а по ночам, когда я стягивал с себя трусы и дрочил свой член, представлял его голым. Звали его Максимом. К тому же Максим был совершенно без комплексов и часто просто так заводил со мной сексуальные разговоры, а также ходил передо мной очень часто в одних трусах-плавочках, чаще всего белого цвета. Я засматривался на его хоть и худощавое, но рельефное тело, и особенно на передок его трусиков, который возбуждающе выпирал. Смотря на выпирающий перед трусов брата, я приходил к выводу, что яйца у него большие, так как я видел внизу трусов большую округлость его мошонки. Что касается его члена, то я с вожделением смотрел на слабые очертания толстого и, как мне казалось, длинного инструмента Макса.

У нас была двухкомнатная квартира, но спали мы в одной комнате, которую Максим называл "нашей спальней". Я не прекращал своих занятий онанизмом, тем более видя ежедневно такие эротические картины, - брата в одних трусиках. Правда, дрочил я только тогда, когда брат засыпал и делал это очень осторожно. Даже во время оргазма я сдерживал себя, чтобы не разбудить Макса своими стонами. По утрам брат делал небольшую зарядку, пока я спал.

Но однажды я проснулся рано. Открыв глаза, я был просто ошарашен увиденным. Брат делал зарядку, но был совершенно голым. Я закрылся одеялом сверху, оставив щелку, чтобы наблюдать за братом, а одной рукой залез в трусы, поглаживая свой возбужденный член, из которого уже обильно вытекала смазка. Брат отжимался на полу, находясь ко мне спиной, и поэтому я мог видеть только его божественную маленькую попку: я видел, как напрягаются его небольшие упругие ягодицы, и это еще сильнее возбуждало меня. Меня удивило то, что все тело брата было загорелым: не было того белого треугольника белой кожи, которая скрывалась под плавками. Потом брат встал и, о счастье, повернулся ко мне лицом, начав делать разные упражнения руками. Мой взгляд упал на его бедра. От увиденного, сердце заколотилось так сильно, что, казалось, вырвется наружу, в горле пересохло.

Я увидел короткие черные волосики на лобке, и это меня удивило: мне казалось, что у такого взрослого парня должен быть густо волосатый лобок; правда, я тогда еще не знал, что Макс любил подстригать волосы на лобке. Между ног брата висел и эротично болтался длинный и толстый член; залупа была прикрыта полностью кожицей. Крайняя плоть облегала головку члена, но не образовывала на конце хоботка. Я завороженно смотрел на член брата и любовался им, возбуждаясь еще сильнее от вида болтающегося красивого члена Максима. За членом слегка отвисали крупные яйца, которые тоже покачивались в такт движениям брата. Яйца были гладкие и манили к себе своими габаритами. Смотря на эти болтающиеся причиндалы Макса, я поглаживал свой до предела возбужденный член и сильно подтянувшиеся яйца. Когда Макс стал делать приседания, а я смотреть как его покачивающийся член и яйца свисали вниз между раздвинутыми ногами, то коснувшись тугой мошонки и сжав яички рукой, я почувствовал, как оргазм наполнил все мое тело: член бешено задергался, а из сильно набухшей залупы стала обильно извергаться сперма, орошая мои трусы и одеяло.



Часть 2

Несколько раз присев вниз, брат начинал поглаживать свой член и мять яички. Пару раз он сдвигал кожицу с залупы, поглаживал красноватую головку, а потом, вновь натягивал крайнюю плоть назад. Несмотря на то, что я кончил, мой член не опал, а продолжал стоять так же, как стоял до этого. Я продолжал поглаживать свои органы, размазывая сперму по яйцам и члену. Тем временем брат встал у зеркала и стал осматривать себя со всех ракурсов, периодически поглаживая свой член. Когда он повернулся к зеркалу задом, то раздвинул ноги, сам слегка пригнулся и повернул голову назад, осматривая свою попку. Рукой он схватил свой член и яйца и отвел их назад. После всего этого, Максим встал в полный рост ко мне передом, несколько раз потянулся, а потом несколько секунд "бежал" на одном месте; при этом его длинный и толстый член возбуждающе и немного смешно сильно заколыхался в разные стороны. Уйдя в ванную, он оставил меня одного со своими впечатлениями. Я развернулся на спину, стянул трусы и стал дрочить свой член, другой рукой поглаживая свои яички. Кончил я быстро, хотя спермы было уже мало.

Пока брат был в ванной, я быстро натянул трусы и побежал в туалет. Я не хотел, чтобы брат видел мои обспусканные спермой трусы. Когда Макс вышел из ванной, я проскользнул туда. Сняв с себя трусы, я вымыл член и яйца под краном и надел чистые трусы, которые сохли на полотенце-сушителе.

Умывшись, я вышел из ванной. Максим, как всегда, был в своих беленьких трусиках, "блистая" своим манящим бугорком. Когда я проходил мимо него, он ласково хлопнул меня по попе, сказав: "Пошли завтракать".

После завтрака брат ушел по своим делам, а я остался один. Я тотчас же разделся догола и подошел к зеркалу. Я смотрел на свое отражение в зеркале, видел свое голое, худощавое тело, по которому я водил руками, постепенно опуская их вниз, на бедра. Я смотрел на свой лобок, который был покрыт аккуратной копной черных волос; на свой висячий толстый член с полностью прикрытой головкой. У меня, как у брата, кожица, скрывая залупу, не образовывала внизу хоботка. Я дернул бедрами и мой член заколыхался в стороны. Проведя по нему рукой несколько раз, я схватил свои увесистые яйца, от которых сам балдел, и начинал нежно мять их, перекатывая скрывающиеся в мошонке шары рукой. От вида своего голого тела, от вида члена, которым любовался всегда, от ласк своих яиц, а, главное, от той картины, которую я видел сегодня утром – мой член начал быстро вставать и вскоре он уже задрался почти вертикально. Мой член был прямой, толстый – в диаметре 5,5 см, в длину около 18 см. Он был ровный по всей длине, оголенная, слегка красноватая залупа, классно гармонировала со стволом фаллоса. Я запрыгал и мой член заколыхался вверх-вниз, после чего я стал двигать бедрами в стороны и мой "красавец" заколыхался из стороны в сторону. Потом я сел на стул и стал дрочить, смотря то на болтающиеся яйца, то на головку члена, появляющуюся и исчезающую в кулаке. Кончил я со стоном, дергаясь всем телом.

Как правило я ложился спать раньше брата. Но в этот день я лег почти одновременно с ним. Когда я стоял в одних трусах у кровати, готовый уже лечь, - появился брат и вдруг спросил меня:

- Ты спишь в трусах?

- Да, - ответил я, несколько удивившись его вопросу.

- А я сплю голым, без трусов. Это полезно: надо давать телу отдыхать хотя бы ночью от резинок и одежды. Впрочем, я и купаюсь на пляже голым.

Я посмотрел на него. Наверно, взгляд у меня был удивленным, так как Максим продолжил, как бы отвечая на мой немой вопрос:

- Я купаюсь голым на нудистском пляже.

Теперь я понял, почему все тело брата было загорелым. Не удержавшись, я вдруг спросил, сам не зная, почему:

- И у тебя не встает на пляже.

Он улыбнулся и ответил:

- Нет, сейчас нет. А в первое время было неловко, когда мой член начинал вставать от вида голых тел.

- И ты ходил по пляжу с возбужденным членом?

- Нет, - засмеялся брат. – Я тогда ложился на живот и успокаивался.

С этими словами он стянул с себя трусы, и я вновь увидел его очаровательный и манящий член, его увесистые яйца. При виде голого брата, я вновь стал возбуждаться и, чтобы скрыть начавшийся оттопыриваться перед трусов, я быстро юркнул под одеяло. Брат несколько секунд постоял голышом передо мной, почесал лобок и после этого лег. Заснул я быстро, чему был очень удивлен, так как возбужденный член причинял мне некоторые неудобства. Правда, и проснулся я среди ночи по причине острой необходимости отлить.

Возвращаясь из туалета, я остановился около кровати брата. Мне вдруг очень захотелось еще раз увидеть его член и яички, очень захотелось дотронуться до этой мягкой манящей мужской плоти: ведь я еще ни разу не дотрагивался до половых органов пацанов, хотя желание было очень сильным. Я подошел ближе: брат спал, тихо посапывая. Осторожно, чтобы лишним движением не разбудить Макса, я отбросил одеяло. Встав на колени перед кроватью, я смотрел на голого брата, который лежал на спине, слегка раздвинув ноги в стороны. Его бесподобный член лежал на ноге, яйца свисали между ног.

Я стянул с себя трусы и, любуясь братом, стал поглаживать уже вставший член, из которого стала появляться смазка, которую я размазывал по головке. Боже, как я хотел положить руку на член Макса, потрогать мягкую плоть парня, обхватить крупные яички и ощутить рукой эти божественные шарики... Но, я все таки не решился, испугался, и, продолжая стоять на коленях перед спящим Максом, я дрочил свою писю. Через пару минут острый и бешеный оргазм прокатился по всему телу; я сдерживал стон, пока из вибрирующего в руке члена на пол выбрасывалась сперма. Кончив, я вытер пол, накрыл брата, надел трусы и пошел спать.



Часть 3 (последняя)

Вечером, когда пришло время ложиться спать, брат вновь спросил меня:

- Не хочешь поспать голышом? Тебе понравиться.

- Не знаю, - только и мог промолвить я.

- Стесняешься меня? Брось. У меня же все то же самое висит между ног, что и у тебя. Чего меня стесняться. Мы же мужики, да к тому же братья.

Я вновь посмотрел на брата, который улыбнулся своей обворожительной улыбкой и подмигнул мне. Он стянул с себя трусы, представ передо мной в голом виде. Я вновь залюбовался его членом, а Макс вдруг спросил:

- Покажи мне свой член. Я ведь перед тобой голый и ничего. Тебе нравится мой "красавец"?

Я вдруг почувствовал, что краснею. И потом произошло то, чего я не могу объяснить. Как под гипнозом, я медленно стянул с себя трусы, оставшись перед Максом голышом. Я видел, что брат внимательно смотрит на мой висячий член, на мои яйца. Наступила небольшая пауза, которую прервал тихий голос брата:

- А у тебя хорошая елда, крупная. Ты не отстаешь от меня. Да и яйца у тебя, что надо. Ты уже баловал кого-нибудь своим инструментом?

- Нет, - тихо сказал я, почему-то посмотрев не брату в глаза, а глядя на его член. Я отчетливо заметил, что его член увеличился в размерах, даже несмотря на то, что продолжал висеть между ног: он стал еще толще и длиннее, а кожица даже сдвинулась со своего места и слегка оголила залупу.

- Ладно, не стесняйся. Спи, как тебе нравится. А я буду спать голым, мне это приятно, - и с этими словами он лег в кровать.

Я несколько секунд еще продолжал стоять совершенно голый и видел, что брат смотрит на меня. Сначала я решил все же натянуть трусы, но в последний момент отбросил их в сторону и лег голым.

- Вот это по-нашему, - весело произнес Максим.

Удивительно, но мне казалось, что я стал как-то легче, лежа в кровати голышом. Но к этому ощущению прибавилось другое: я долго не мог заснуть от того, что, осознавая себя голым, я сильно возбудился, и это не давало мне покоя до того момента, пока я не услышал сопение брата. Тогда я отбросил одеяло и стал теребить свой член, пока не кончил. В таком же голом виде я тихо прошел в ванную и вымылся.

Среди ночи я проснулся от странного ощущения, что кто-то трогает меня. Сначала я подумал, что это все во сне: и в этом не было ничего удивительного, так как мне часто снились эротические сны, причем порой такие, что казалось все происходит наяву. Но когда я открыл глаза, то понял – это не сон. Около моей постели на коленях стоял брат и нежно трогал мой член. Мне было приятно ощущать его руку, тем более, что впервые рука парня дотрагивалась до моих органов. Брат щупал мой пенис, периодически оттягивая кожицу с головки, а потом вновь медленно натягивал ее обратно. Мой член стал быстро возбуждаться, и вскоре рука брата ласкала твердый член. Погладив рукой член, брат опустил руку ниже и обхватил мои подтянувшиеся яички. Несколько секунд он просто держал всю мошонку в своей руке, а потом стал нежно мять ее, раздвигать по мере сил яички друг от друга, перебирать их рукой, щекотать снизу мошонку. Я лежал и слегка дрожал от потрясающей истомы, разливавшейся по всему телу. Когда брат одной рукой сжал мои яички, а другой стал ласкать головку, размазывая выступающую из нее смазку, я тихо застонал и слегка приподнял бедра. Как под гипнозом, я тихо произнес:

- Я хочу тебя, Максим. Хочу твой член, твои яйца.

Рука сама потянулась к брату и дотронулась до его возбужденного члена. Пенис был твердый и на ощупь очень толстый. Я услышал, как Макс тихо застонал и также тихо сказал:

- Я хочу тебя, малыш, хочу тебя всего.

Он продолжал ласкать мой член и мять яички рукой, а сам стал покрывать поцелуями мою грудь, живот, лобок. Я схватил рукой яйца Макса: они действительно было очень большими, больше, чем мои. Я стал мять его шары, а по телу прокатилась новая волна кайфа. Я открыл глаза и сел на кровать. Макс стоял передо мной на коленях, продолжая ласкать мой член.

- Я хочу тебя, Серенький. Я хочу, чтобы ты принадлежал только мне, хочу твое тело, твой член, яички, попку. Ты такой милый.

Он обнял меня и стал покрывать поцелуями мое лицо, губы. Я отвечал на его поцелуи, хотя никогда не целовался, но чисто инстинктивно понял, что надо делать. Я приоткрыл рот, и язык брата проник внутрь, касаясь моего языка. Макс то посасывал мои губы, обхватывая своими губами, то вводил свой язык мне в рот и касался моего языка. Я испытал новое, неизведанное доселе наслаждение. Мне очень нравилось, когда брат делал свой язык трубочкой, превращая его в некое подобие небольшого члена, и я с огромным удовольствием сосал его язык. Тоже самое делал и я, и тогда братишка обхватывал губами мой свернутый язык и начинал посасывать. Руки Макса блуждали по всему моему телу, но чаще всего останавливались на моем члене, поглаживая подушечками пальцев мокрую от смазки головку. А когда брат обхватывал мои яички и начинал нежно мять их, то я вообще терял контроль над собой и возносился до небес.

Не отрываясь друг от друга, мы поднялись и продолжали целоваться. Брат то крепко сжимал меня в своих объятиях, прижимаясь своим толстым и твердым членом к моему животу, и начинал тереться своим пенисом. Его руки оказывались на моих ягодицах и ласкали их, периодически сжимая их руками. Порой брат слегка отстранялся и тогда его ласковые руки оказывались на моих органах, теребя то мой член, то сжимая мошонку.

Я повторял все движения брата, и мне доставляло удовольствие все: и чувствовать в руках его увесистые яйца, которые перекатывались в мошонке, и чувствовать толстый, твердый и упругий член, и небольшие упругие ягодицы Макса, покрытые мелкими волосиками, которые приятно щекотали ладони рук. Отстранившись от меня, Максим опустился на колени и прильнул всем лицом к моим гениталиям, положив свои руки мне на попку. Я опустил голову и смотрел на брата.

Оторвав голову от моих органов, он несколько секунд смотрел на мой слегка вздрагивающий член, а потом стал языком касаться головки, отчего моя писька начинала дергаться вверх. Поиграв таким образом с моим членом, братишка обхватил губами мой пенис, руками схватил мои яйца и оттянул их слегка вниз, и стал сначала посасывать, а потом двигать головой вперед-назад, заглатывая моего "дружка" почти по самые яйца.

Впервые парень сосал мой член, и от этого все мое тело сильно задрожало, особенно ноги, и, чтобы не упасть, я сел на кровать, разведя шире ноги в стороны, чтобы Максиму было удобно не только сосать член, лизать яички, но и руками ласкать мошонку. Откинувшись чуть назад, закрыв глаза, я предался приятной неге. Перед глазами сразу же представали картины совершенно голых парней, их члены и яички, и все это усиливало то удовольствие, которое я получал.

Брат сосал мой член жадно, причмокивая от удовольствия, и издавая тихие стоны. Порой он прекращал сосать, обхватывал мой член рукой и начинал слегка подрачивать, после чего вновь заглатывал мою письку в рот. Я никогда не чувствовал такого возбуждения, мой член настолько сильно возбудился, что мне казалось его вот-вот разорвет на части. Отстранив брата от себя, я тихо спросил:

- Можно мне пососать твой член, - и, не дожидаясь ответа, заглотнул толстый хуй Максима.

Это было невероятное ощущение: наконец-то моя мечта, мои фантазии воплотились в явь. Наконец-то у меня во рту возбужденный и твердый орган парня, и я с каким-то остервенением и жадностью стал отсасывать колбасину братишки. Через некоторое время Макс схватил мою голову руками и стал сам пялить меня своим хуем в рот. Мне оставалось только ласкать его подтянувшиеся яйца, отчего мошонка стала упругой на ощупь, и гладить очаровательные ягодицы, чувствуя, как то расслабляются, то напрягаются они. Через пару минут, Максим положил меня на пол, на спину, а сам расположился сверху, опираясь на руки и ноги, а его колбасина покачивалась над моим лицом. Теперь он трахал меня в такой позе. И вновь через пару минут мы изменили позу: теперь я сидел на полу, опираясь спиной о диван, Максим, слегка присев и опираясь на согнутые руки, лежащие на диване, ввел свой член в мой рот и двигал членом вперед-назад. Порой он вынимал его полностью и тогда я начинал лизать огромную залупу.

Я просто кайфовал от двигавшегося у меня во рту огромного члена братишки, руками подрачивая свой член. Не знаю, сколько времени Максим имел меня в такой позе, но через какое-то время я услышал, как дыхание брата участилось, движения стали более резкими и он старался как можно глубже засунуть свою елду мне в рот. Я услышал, как он тихо произнес:

- Сжимай мои яички, доставь мне удовольствие!

И я начинал мять его упругий мешочек, а брат издавать громкие стоны. Не прошло и минуты, как Максим издал громкий и протяжный стон, все его тело сжалось и забилось в конвульсиях, толстенная палка парня завибрировала у меня во рту, и тотчас же я почувствовал терпкий и слегка солоноватый вкус его спермы, которая быстро наполняла мой рот. Я старался не пропустить ни одну каплю этого нектара, но у меня плохо получалось: брат просто заливал мой рот своей молофьей.

Когда Максим кончил, он обмяк, успокоился и только часто дышал. Я же сглатывал последние капли спермы, чувствуя, как быстро опадает член брата, и вскоре я уже посасывал мягкую плоть Макса, и в этом оказалась своя прелесть. Братишка встал передо мной и несколько раз дернул бедрами, отчего его висячий, но еще несколько возбужденный член заколыхался из стороны в сторону. Потом он поцеловал меня, положил на кровать, и мы расположились в позу "69". Максим взял мой член в рот и стал сосать, я же смотрел на болтающийся член брата и трогал его руками, после чего сунул себе в рот член Макса и стал посасывать мягкую колбаску ставшего мне очень близким человека. Кончил я быстро: все мое тело билось в приятных конвульсиях, член бешено дергался у брата во рту; я издавал громкие стоны и сжимал в руках член и яйца брата.

В эту ночь спали мы вместе на одной кровати. Я засыпал, чувствуя нежные поглаживания рук брата и чувствуя в своих руках божественный член и очаровательные яички Максимки.