САЙТ ИМЕЕТ ВОЗРАСТНОЕ ОГРАНИЧЕНИЕ 18+
Пожалуйста, обратите внимание на оповещения размещенные на нашем сайте! А именно данный ресурс предназначен для лиц строго старше 18 лет, если Вы еще не достигли этого возраста убедительная просьба покинуть наш сайт с целью личной безопасности и соблюдения законов РФ.
Все рассказы и фотографии добавлены непосредственно самими пользователями, а это значит, что администрация проверяет лишь соблюдение законов РФ и тематику контента Размещенный контент не является пропагандой гомосексуализма.
Ограничение 18+

Спускающая команда

Я живу на восточной стороне города в тихом предместье, вдалеке от большинства "зрелищ". Практически единственное интересное место в моем районе - местный бар под названием "Пасхальный". Большую часть его завсегдатаев составляют своенравные, но дружелюбные дамы бальзаковского возраста и простодушные, вечно недовольные жизнью рабочие. Впрочем, иногда сюда заходит и молодежь - геи, бисексуалы и "натуралы", хотя молодые обычно предпочитают клубы на западе, славящиеся своим пивом.

Одного из таких молодых людей звали Сэм. Неглупый 20-летний парень, достаточно красивый, чтобы завлечь в постель любого мужчи- ну или женщину в нашем городе. Худощавый, но с широкими плечами, лицом он немного напоминал Гарри Коника-Младшего. Он всегда одевался не хуже фотомодели и работал художником-иллюстратором в местном агентстве объявлений. Я несколько раз разговаривал с Сэмом в баре и отнес его к разряду дружелюбных, но не кокетливых. В мыслях у меня часто появлялись сексуальные фантазии с его участием, однако дальше этого дело не шло. Будучи на десять лет старше его, я понимал, что в сексуальном плане я его не интересую. Кроме того, я опасался, что он может оказаться чистым "натуралом".

Однако примерно через полтора месяца наши отношения резко изменились, и началась сексуальная одиссея, какой я не представлял себе даже в самых невероятных эротических грезах. Однажды дождливым вечером (это было как раз на Пасху) я попрощался с Сэмом и по пути домой заглянул в небольшой магазин, торгующий порновидеокассетами - я его часто посещал. Я стоял и внимательно читал названия, пробегая глазами по рядам коробок с кассетами, надеясь найти новейшие выпуски "Тинсэлтаун смат", и вдруг... заметил рядом Сэма, занятого тем же самым! Из бара он собирался уйти немного позже, чем я. Наши глаза встретились, и он улыбнулся, ставя обратно на полку кассету с названием "БИ. Там, где бьются их сердца".

- Тебе эти вещи тоже нравятся, а? - спросил он.

Я почувствовал, что краснею, и пробормотал в ответ что-то невразумительное: мне, мол, нравится натурализм этого жанра.

- А не пойти ли нам ко мне домой? - предложил он. - У меня есть телевизор с большим экраном и неплохая коллекция кассет.

Мое сердце учащенно забилось. Ну как я мог отказаться от такого приглашения? Мы отправились к нему на квартиру - кажется, где-то на востоке города. Его жилище было обставлено скромно, но со вкусом. Сэм предложил мне стакан белого вина и поставил в видеомагнитофон кассету с фильмом Уильяма Хиггинса. Мы уселись на светлую софу перед кофейным столиком из стекла и хромированной стали. Сэм предложил мне сигарету. Вообще-то несколько лет назад я бросил курить, но в некоторых особых случаях все же закуриваю. А это был именно такой случай. Мы пускали клубы дыма, потягивали вино и смотрели на экран: бесподобный Дэвид Эшфилд обрабатывал сразу пару мужиков в подсобке какой-то пригородной пиццерии. Минут через пять Сэм начал массировать внушительных размеров бугор, угадывавшийся под его слаксами цвета хаки.

- Знаешь, я сегодня уже дрочил, - сказал он небрежно. - А ты?

- Каждый божий день, когда надо и не надо, - усмехнулся я.

Как бы в ответ на мои слова он снял ботинки и брюки. Я увидел его волосатые мускулистые ноги и выцветшие трусики-бикини. Через тонкую ткань проступали контуры его члена. Это было здорово! Я стащил брюки, и мы начали массировать друг другу члены через трусы.

- Я люблю дрочить вместе с друзьями, - сказал он. - Мы... мы как одна команда.

- В самом деле? - спросил я несколько насмешливо и в то же время с интересом.

- Да. Мы не трахаемся, не сосем - ничего такого. Но нам нравится наблюдать друг за другом.

Он стянул с себя свитер и футболку. У него была рельефная, волосатая грудь с выпуклыми коричневыми сосками и подтянутый, мускулистый живот. Я тоже снял рубашку, а потом мы оба сняли трусы.

Член у Сэма смахивал на кусок толстого, твердого резинового шланга, и был наклонен влево. Его яички в просторной мошонке свисали вниз, как две спелых сливы. Он подвинулся поближе, но не касался меня.

- Ты любишь дрочить вкруговую? - спросил он. - Приходилось тебе делать это, когда ты был маленьким?

- Ни разу не представился такой случай, - ответил я. Он засмеялся. Его рот был чертовски сексуален.

- Это кайф! - сказал он. - Тебе нужно как-нибудь попробовать это со мной и моими друзьями.

- С удовольствием, - сказал я и стал еще активнее поглаживать свой член.

Давненько он у меня так не торчал! Сладкая тоска защемила сердце, когда я вспомнил, как первые несколько раз мастурбировал, очень давно, еще пацаном. Эрекция у моего юного писюлечка была такая, что почти граничила с болью. Если бы меня в том возрасте пригласили подрочить "в кружок", я умер бы, наверное, от возбуждения!

- Тебе нужна какая-нибудь смазка? - спросил Сэм.

- Конечно.

- Тогда поплюй на ладонь, - проворковал он и звонко захохотал.

- Впрочем, постой! У меня в спальне есть какой-то лосьон. Обычно я дрочу всухую или пользуюсь слюной, но если хочешь, я для тебя что-нибудь найду.

- Не беспокойся, - сказал я, капнув слюной на ладонь и обхватив ею свою каменно-твердую "косточку".

Следующие пять минут мы сильно и быстро дрочили, наблюдая за тем, как великолепный герой Дэвида Эшфилда выстреливает в замедленном движении целые гейзеры спермы. Сэм захрипел как носорог, сжимая и щекоча свой конец, но я понял, что он хотел получить нечто большее. Я пока сдерживался. Наконец Сэм сказал:

- Спусти на стол.

Он встал на колени, снял со стола пепельницу и массивную поваренную книгу и положил их на пол, а свой толстый член направил на стеклянную поверхность стола. Я последовал его примеру.

- Давай кончать вместе, - простонал он.

Меня не пришлось долго упрашивать. Первая струя моей спермы брызнула водянистой дугой, запачкав стол. Вторая перелетела через стол, угодив Сэму под левый сосок. Член у Сэма был куда толще моего, и выбросил обильный заряд. Наши соки, смешавшись, образовали небольшое озерцо на поверхности модного кофейного столика. Кончив, Сэм и не подумал его вытирать. Вместо этого он снова наполнил вином мой стакан и сказал:

- Я и мои друзья называем это "соревнованием по стрельбе".

Моя сперма медленно стекала вниз по его животу.

- Соревнованием по стрельбе? - переспросил я.

- Ну да. Наша команда называется "Восточники", а соревнуемся мы с "Ребятами Западной стороны", или попросту "Западниками". Один из наших парней недавно уехал во Флориду, и мы ищем нового члена команды. Я думаю, мои товарищи по достоинству оценят твои способности в стрельбе на дальние дистанции.

Я раздумывал примерно полсекунды. Готов ли я к этому? Может быть, и нет, но я все-таки принял его предложение. Мы надели трусы и еще полчаса сидели, потягивали вино и беседовали о музыке и тайских ресторанах, лучших в городе.

Через три дня я опять пришел домой к Сэму. На этот раз к нам присоединились остальные "Восточники" - Джей, Уэйн и Саймон.

Джей - это аккуратный, красиво сложенный 20-летний парнишка с добрым застенчивым взглядом и небольшим, но зато молодым и отлично действующим члеником. У него была привычка по-мальчишески хихикать, но если уж он брался за дело, то брался как следует - не придерешься.

Уэйн - парень ростом примерно в 6 футов 2 дюйма и весом, наверное, около 220 фунтов. Он был защитником в школьной команде, а в колледже играл в регби. Ему уже 25, и лучше не становиться поперек дороги такому верзиле. Из всех ребят у него был самый большой член - дюймов девять длиной и толщиной с детский резиновый сапог. К тому же он оказался самым отпетым похабником: во время моего первого "практического занятия" в команде он непрерывно пошлил и сквернословил.

Саймон в свои без малого 30 лет производил впечатление интеллектуала. Он был одним из ведущих преподавателей местного университета и писал диссертацию о романе Джорджа Элиота "Миддлмач". Однако не пренебрегал он и своим телом: как потом выяснилось, Саймон - сексуальный партнер Уэйна. Внешне они являли собой полнейшую противоположность. Саймон был ростом около 5 футов 4 дюймов и носил очки в тонкой золотой оправе. Тело у него совершенно безволосое, не считая полоски темного пуха ниже пупка. Округлая и гладкая попка, член тонкий, с круглой закрытой головкой. Во время нашей первой встречи он постоянно находился в состоянии эрекции, которая сохранялась даже после того, как он кончил.

Боже, как меня возбуждали эти парни! Сэм расстелил на полу простыню, мы стояли по ее краям и дрочили - абсолютно голые, разумеется. Уэйн научил нас всех "играть с нашими девственными задницами", чем мы и занялись, хотя я у меня возникли большие сомнения насчет их девственности. Он выразился примерно так:

- Засуньте себе в дырищу средний палец и массируйте свою ебаную предстательную железу.

Мы выполнили его команду, повернувшись попками друг к другу и раздвинув ягодицы, чтобы каждому было хорошо видно. Никто из нас до сих пор не касался друг друга, но я чувствовал некое непристойное единство с этими ребятами, которого никогда прежде не испытывал. В какой-то момент я посмотрел на Сэма, и он ответил мне теплой сексуальной улыбкой. Я по-прежнему хотел его больше всех остальных. Мне хотелось положить руку на его обнаженное плечо, чтобы мы стояли рядом и дрочили, но я понимал, что сделать это сейчас невозможно. Мне снова приходилось сдерживать свои желания.

Когда мы были уже готовы "снимать сливки", мы выстроились в одну линию, чтобы видеть, кто "выстрелит" дальше, и вскоре мощные струи ударили из наших членов. Могу сказать с гордостью: моя сперма брызнула дальше всех - почти на шесть футов. Уэйн игриво шлепнул меня по заднице и сказал, что я настоящая звезда спорта, а Сэм восхищенно улыбнулся, глядя на меня. Господи, его взгляд сводил меня с ума!

Результат Уэйна был близок к моему. Сперма у него была жидкая и выплескивалась на простыню с характерным звуком. Струя Джея достигла примерно половины моей дальности, зато он спустил намного больше - сперма с одинаковой силой брызгала из его члена раз восемь. Саймон кончил очень обильно, но его сок был настолько густым и тягучим, что просто капал ему под ноги. Одна большая капля повисла у него на колене и медленно сползла к лодыжке.

Потом, вытершись полотенцем, мы пили пиво, а Сэм сообщил нам о предстоящих соревнованиях с "Западниками". Он сказал, что для наилучшей подготовки к соревнованиям они испробовали всевозможные диетические хитрости. Причем наша задача будет несколько сложнее, чем просто стрельба на дальность: каждый член команды должен излить свою сперму в пивную кружку. Когда все кончат, капитаны обеих команд сольют полученную "продукцию" в измерительные мензурки, и победит команда, у которой ее количество окажется больше.

Сэм напомнил нам, что следующие несколько дней мы должны пить побольше воды и есть сельдерей. Кроме того, он велел нам воздерживаться от эякуляции как минимум три дня до соревнований. Мы можем дрочить, сказал он, но нельзя допустить утечки ни единой капли наших жизненных соков.

От Сэма я ушел последним. Он посоветовал мне не волноваться перед соревнованиями, ибо сегодняшние мои достижения подтверждают, что я достоин выступать за команду "Восточников". Пока с минуту мы стояли в дверях, он трепал меня по плечу. Мне хотелось прикоснуться губами к его лицу и поцеловать его, но я решил не торопить события.

В день соревнований я прибыл к Сэму с 20-минутным опозданием.

Открыв дверь, Сэм сказал мне, что обе команды уже приступили к разминке. Я скинул куртку, вошел и сразу увидел расположившихся к комнате восьмерых раздетых до пояса парней, тискающих через брюки свои "шишки". Тем временем на экране телевизора мелькал знаменитый Эрик Манчестер. Быстро сорвав с себя свитер и футболку, я начал тереть свой набухший член.

Все пятеро "Ребят Западной стороны" были симпатичными молодыми парнями лет по двадцати. Один из них - остриженный наголо латиноамериканец с мускулистыми руками и большими коричневыми сосками.

Другой выглядел внушительнее всех остальных и нисколько не напоминал обычного парня с запада. У него были длинные темные волосы, а на одном плече красовалась татуировка в виде пантеры. Еще двое членов команды - блондины лет двадцати двух с детскими личиками и юношескими торсами, покрытыми золотистым загаром - могли бы сойти за братьев, а возможно, и действительно ими были. Капитаном "Западников" оказался рыжий бугай с зарослями таких же рыжеватых волос на веснушчатой груди.

- Все в порядке, парни, - сказал Сэм. - Ну что ж, приступим к тому, ради чего мы здесь собрались?

Он скинул штаны, его твердый, приподнятый вверх член уже пульсировал от нетерпения. Все остальные, в том числе и я, заняли свои места и сняли оставшуюся одежду.

- Сегодня вечером мы надерем ваши ебаные задницы, западные чмошники, - сказал Уэйн, начиная дрочить свою "косточку".

Мы все упорно глазели друг на друга, видя, как десять наших членов твердеют и набухают, будто под давлением застоявшейся спермы. Я пробежался взглядом по органам наших соперников, стоящих напротив нас. О, они стоили того, чтобы сказать о них подробнее!

Их разнообразие было просто поразительно. Пенис парня-латиноамериканца отличался длинной крайней плотью, толстым стволом и огромной головкой, на конце которой зияло полураскрытое отверстие уретры. У парня с татуировкой была длинная, заостренной формы "свеча любви", торчащая из копны густых курчавых волос на лобке. Члены блондинов-херувимчиков имели обычный размер, зато так напряглись, что стояли совершенно вертикально, касаясь их смуглых животов. На фоне этих чудес природы уже не стала неожиданностью "сарделька" рыжего капитана команды, с нежно-розовой головкой, окруженной кольцом темно-коричневой крайней плоти.

Наблюдая все это, я без устали дрочил мой негнущийся "семидюймовик". Потом я переключил внимание на товарищей по команде и заметил, что Саймон щекочет себе нижнюю сторону головки. Из ее отверстия выступила капля смазки.

- Эй, Уэйн, - сказал он, - дай-ка мне пивную кружку.

Уэйн выполнил просьбу, и Саймон сразу прижал свою "косточку" к краю кружки, чтобы не упустить ни капли спермы.

- Ну, давай, Саймон! - поддержал Сэм, крепко пожав ему свободную руку.

- Ага, - добавил Уэйн, - мы уже опережаем этих суходрочников!

- Рано радуешься, мужик! - сказал "длиннокожий" латиноамериканец. - Мы вам еще и в задницы спустим!

- Если вы спустите нам в задницы, в мензурке меньше останется!

- съязвил Уэйн.

Минут эдак через десять все находившиеся в комнате парни уже держали в руках пивные кружки, и каждый, как мог, по каплям собирал в них жидкость. Если бы соревнования на на этом и закончились, мы - то есть "Восточники" - были бы вынуждены признать свое поражение. Причиной могла бы стать мастерская игра двоих наших соперников - "Испанца" и "Татуировки", которые сумели выдавить из себя невероятное количество смазки. Они так бережно держали свои кружки, как будто стекающий в них сок был превосходным бренди в драгоценном бокале. Очевидно, этим они хотели подействовать нам на нервы.

Первым кончил Саймон: урчал-то он здорово, но результаты оказались малоутешительными. Чуть позже в свои кружки одновременно "стрельнули" двое наших соперников, мускулистые блондины, причем оба спустили очень много, что произвело на меня сильное впечатление. Затем кончил Уэйн, выдавший мощный фонтан. Задыхаясь, он матерился почем зря, пока его сотрясали судороги, выплескивая в кружку струю за струей. Скоро кончили все, кроме меня и Сэма. К счастью, "Испанец" и "Татуировка" спустили немного. Похоже, на деле они вовсе не такие крутые мужики, какими хотели казаться! Я боялся, что не смогу кончить. Стремление благополучно достичь финала действовало на меня как психологическое препятствие.

- Кончай, приятель, ну давай же! - сказал мне Сэм. Украдкой протянув руку, он слегка потрогал снизу древко моего "копья". Это меня удивило: ведь подобный маневр противоречил правилам нашей игры. Тем не менее я почувствовал, как по ляжкам прошла сладкая дрожь, и внезапно в мою кружку волна за волной полилась горячая сперма. Сэм наблюдал мое извержение, и его толстый член, похожий на кукурузный початок, тоже разразился взрывным потоком жидкости. Пришло время подвести итоги, измерив количество собранной спермы. Капитан каждой команды слил в мензурку "продукцию" своих игроков. "Западники" первыми завершили эту процедуру. Наспускали они много, и я засомневался, сможем ли мы хотя бы приблизиться к их результату. Сэм взял их мензурку, количество содержащейся в ней мутной жидкости выглядело весьма внушительно. Но вот капитаны сравнили мензурки и... ура! Мы победили, правда, с небольшим перевесом, "настреляв" на два кубических сантиметра больше, чем наши конкуренты. - Ну что, парни, - усмехнулся Джей, - помогла ли вам диета, которую вы так долго соблюдали, а? - Минуточку! - заговорил тонким ломающимся голосом рыжий капитан "Западников". - По-моему, вы нарушили правила.

Я догадался, что он видел, как под конец соревнований Сэм трогал мой член. Согласно установленным правилам, во время игры это было запрещено. Мы с Сэмом не могли этого отрицать и в результате, несмотря на огромные приложенные усилия, наша команда проиграла. Все быстро оделись: "Западники" - в восторге от победы, "Восточники" - заметно приуныв. Саймон и Уэйн с виноватым видом покинули квартиру в сопровождении удрученного Джея. Вскоре ушли все, кроме меня и Сэма.

- Мне очень жаль, - неуверенно сказал я, застегивая верхнюю кнопку рубашки.

- Ну что ты, все хорошо, незачем извиняться, - ответил Сэм. - Каждому свое, не так ли? По-моему, все мы неплохо провели время.

- Да, но ребята были разочарованы, - заметил я.

- Совсем как на розыгрыше кубка NBA, - сказал Сэм. Его улыбка была совершенно обезоруживающей. - Они слишком придирались.

- И все-таки ты не должен был трогать меня, - сказал я.

- Я хотел тебе помочь. Я знаю, у меня так тоже бывало.

Он замолчал и присел на софу рядом со мной. На нем были только спортивные трусики, а рубашку он пока не надевал.

- Ты все еще расстраиваешься? - сказал он, кивнув головой.

- Что ты имеешь в виду?

- Я хотел дотронуться до тебя. Я просто не мог поступить иначе.

Последние две недели я постоянно пытался сдержаться.

Это заявление меня ошарашило.

- Ты серьезно? - спросил я.

Вместо ответа Сэм обхватил меня рукой за шею и прижал мои губы к своим, наградив глубоким поцелуем.

- О-о-о! - только и мог я произнести, когда его губы наконец отпустили меня.

- Этого требуют мои чувства, - ответил он, смеясь.

- Мне казалось, что такие поползновения против правил, - возразил я.

- Это во время игры, - объяснил он. - А как же Уэйн и Саймон?

- Что... Уэйн и Саймон?

- Они же любовники!

- Разве?

- Конечно. А тебя это удивляет?

- Нет, - сказал я. - Нет, черт возьми! Я просто не знал, что это не мешает нашей игре.

- Играть и забавляться - не одно и то же, - сказал Сэм.

Притянув его лицо с своему, я снова ощутил движения его языка. Мысленно я стремился вперед, к чувственным наслаждениям, понимая, что они обязательно будут в ближайший час, или два... или три, или четыре...

- Это и сейчас всего лишь забава? - спросил я его.

- Нет, - ответил он, глядя мне прямо в глаза. - Я играю навсегда и по-настоящему. - Ради этого стоит жить, - сказал я, закрыл глаза и немного отпрянул назад, когда Сэм начал расстегивать мою рубашку. - Жить ради этого просто прекрасно!