САЙТ ИМЕЕТ ВОЗРАСТНОЕ ОГРАНИЧЕНИЕ 18+
Пожалуйста, обратите внимание на оповещения размещенные на нашем сайте! А именно данный ресурс предназначен для лиц строго старше 18 лет, если Вы еще не достигли этого возраста убедительная просьба покинуть наш сайт с целью личной безопасности и соблюдения законов РФ.
Все рассказы и фотографии добавлены непосредственно самими пользователями, а это значит, что администрация проверяет лишь соблюдение законов РФ и тематику контента Размещенный контент не является пропагандой гомосексуализма.
Ограничение 18+

Змей-искуситель (глава 4)

В школе Пашка стал приставать, захотел подрочить мне прямо на уроке. Я охладил его пыл.

- Займись сегодня с Ленкой.

Он не обиделся. Весь день я отдыхал. С отцом старался не встречаться. Вечером положил книгу под подушку. Мне показалось, что набрался сил для любви. Не стал ждать появления мужчины, завалился спать. Если придет, он сам меня разбудит. Проснулся от того, что с меня стягивали одеяло. Открыл глаза, передо мной стоял юноша лет 18 и улыбался. Раздет полностью. Я бросил взгляд между ног парня, палка стояла, а ниже болтались два огромных теннисных мяча. В моих трусах резво поднялся член.

- Привет, Кирилл. Меня зовут Дима, моего друга Юра.

Тут я заметил второго человека. Ему было около тридцати. Он сидел в кресле абсолютно голый, так же как и у Димы фигура атлета. Я облизнул губы, такого даже представить не мог. Это поистине волшебная книга. Я встал с кровати, Дима стянул с меня плавки. Затем опустился и стал обследовать мою штуку вначале руками, потом языком. Сжимал до легкой боли яички, поглаживал ягодицы. Всосал залупу в рот и начал сосать. Я бросил взгляд на Юру, он дрочил член и неотрываясь смотрел на нас. Это сильно подстегнуло меня и я спустил в рот. Удовлетворенный Дима отошел от меня и развалился на кровати, его копье гордо нацелилось на потолок.

Я подошел к Юре, погладил по щеке. Он улыбнулся и похлопал по моей попе. Я опустился и стал кончиком языка облизывать головку, просовывал в открытый ротик его член, водил языком по взбухшим венам. Сзади подошел Дима и стал водить своим членом по моим ягодицам, иногда касался ануса. Я чувствовал его горячее прикосновение, от этого еще больше распалился и стал сосать энергичнее. Дима с Юрой целовались, гладили мое тело. Юра стал засовывать свою махину мне в попку.

Что со мной стало! Два мужских конца в одном подростковом теле! Я пожирал их с одинаковым рвением. Не хотелось расставаться ни с одним красавцем. Юрин член свободно гулял по моей кишке, я сжимал и разжимал расстраханное колечко. Слышались эротичные стоны, они гораздо больше возбуждали, чем в любой порнухе. У Димы фаллос напрягся, стал каменным, он его достал. Достал и Юра. Я лег на пол. Они стали дрочить каждый своего дружка.

Прошло немного времени, на мой живот потекли две реки живительной жидкости. Дима опустился на колени и стал слизывать сперму, водил языком по животу и по груди, не забывал засовывать его в пупок. Уставший Юра сел на кресло, член свисал между ног. Я подошел к нему и сел на колени. Приятно ощущать голыми ягодицами жесткие волосы лобка. Я целовал Юру, обнимал, лизал и сосал соски. У Димы член тоже не стоял. Дима развалился на кровати и внимательно смотрел на нас.

- Кирилл, ты впервые с двумя мужчинами?

- Да, это так захватывает, но и выматывает порядочно.

- Ты уже понял, что книга обещает много приятных и крутых ощущений. Ты рад?

- Еще бы!

Я разговаривал с Димой и не переставал гладить Юркино тело. Пальцы играли с шарами, приятно было их перекатывать по мошонке, сжимая выжимать сок для будущего оргазма. Юра молчал, Дима болтал без умолку.

- Треугольник - это красивая фигура, но не совершенство. Совершенный только круг, все возвращается на круги своя. Но для тебя сегодня хватит философии, наслаждайся треугольником.

Дима стал подрачивать член, он стал оживать, рос на глазах. Я улыбнулся и начал играть с Юркиным богатством. Пальцем проводил по венам, обжимал залупу. Член под рукой дрогнул, начал раздуваться. От этих ощущений моя писька стала подниматься. Димка обратился ко мне:

- Ты оживил Юру? Он готов?

- Почти.

Тогда Дима встал в позу, раздвинул ягодицы. Между ног отвисали яйца, головка смотрела в потолок. Юра поднял меня, встал и подошел к Диме. Опустился на колени и стал лизать анус, потом начал засовывать пальцы, вначале один, затем второй, потом сразу три пальца. Дима закрыл глаза от удовольствия. Я подошел поближе и опустился рядом с Юрой. Стал наблюдать. Дима тяжело дышал, играл с яичками Юры. Тот разошелся не на шутку, наконец вытащил пальцы и взял палку в руку, стал засовывать в задницу. Димка громко застонал. Я придвинулся поближе, такую картину еще не наблюдал. Огромный стержень погружался в кишку почти до конца, затем медленно вылазил. Потом все быстрее и быстрее. Юра гладил Димкино тело, дрочил его член. Дима извивался как уж на сковородке, облизывал губы и стонал, стонал. Я уже настойчиво теребил свой хрен. Услышал Юркин голос:

- Дай мне твою игрушку, у меня в горле все пересохло.

Я встал, взял член и вонзил в рот Юре. Он стал его сосать с жадностью, даже иногда причинял боль. Скоро мой фаллос напрягся, и я спустил от всей души. Юра не проглотил, а взял за голову Димку, стал целовать. Дима открыл рот, Юра выпустил туда мою жидкость. Дима все проглотил и обсосал мой поникший член.

Я устал, ноги были ватными, лег на кровать. Юркины движения стали резче, он достал из задницы и подошел ко мне. Попросил, чтобы я открыл рот. После того как я исполнил его просьбу, он прислонил залупу к губам и начал онанировать. Через несколько движений полилась сперма. Половина попала в рот, половина растеклась по лицу. Ко мне подошел Дима и стал слизывать. А его машина была каменной, упиралась мне в живот. Юра взял его член в рот и начал сосать. Потом Юра встал раком, и Дима стал его сношать. Прошло некоторое время, пока Дима не кончил и обессиленный свалился рядом со мной. Из Юркиной попки стекала сперма. Я стал лизать очко, высасывая сперму. Какое неземное блаженство!

Усталый, но довольный лег на кровать и закрыл глаза. Когда их открыл, мужчин уже в комнате не было. За окном светало, нашел плавки и решил еще немного поспать. С туманом в голове пошел учиться. На перемене Пашка спросил, хочу ли я заняться сегодня с ним сексом. Я сказал, что сегодня не могу, мне показалось что Пашка огорчился.

- Ладно, старина, завтра мы с тобой оторвемся по полной программе. А сегодня я не могу.

Пашка обрадовался и отстал от меня. После школы я сразу пошел домой, отца не было. Приготовил уроки. Решил отоспаться, наконец за все ночи отдохну. К вечеру я немного посвежел, но книгу брать в кровать не собирался, потому что завтра предстояла оргия с Пашкой. Я уже не очень то хотел с ним переспать, хотелось с нетерпением узнать новые главы волшебной книги. Сделал себе бутерброд, но кушать не хотелось. Стало немного скучно, выключил свет и развалился на кровати, лениво жевал. Вдруг в комнате стало светло, я зажмурил глаза. Когда их приоткрыл, увидел отца. В руке сжимал бутылку водки. Он был пьян, не подвыпившим, а именно пьяным. Папа тупо смотрел на меня. Я понял, что надвигается гроза. Хотел притвориться спящим, но в руке был проклятый бутерброд.

- Кирилл, я хочу поговорить с тобой серьезно. Я долго думал. Даже для смелости чуть-чуть выпил. Нам надо разобраться! Ты гомик?

- Отец, я взрослый. Могу любить того, с кем захочу.

- Не знаю, кто из нас виноват с мамой. Мы слишком мало занимались твоим воспитанием. Пойми, все чем занимаешься - это грех. Это против природы.

Он рыгнул. Мне стало смешно, поднялся с кровати. Отложил бутерброд и подошел к отцу.

- Давай поговорим, когда ты будешь трезвым. С тобой сейчас невозможно серьезно разговаривать.

- Кирилл, я наверное, все расскажу маме.

- И про то, как тебе было хорошо со мной трахаться? Может ты пришел не для того чтобы учить меня, а переспать со мной, а?

- Опять эти голубые заскоки. Жаль, что я не занимался твоим воспитанием.

- Зато ты прекрасно занимался со мной любовью. Как хочется снова оказаться в твоих объятиях. Это так здорово!

Я обнял его и поцеловал в губы. Отец резким движением оттолкнул меня, сам пошатнулся.

- Прекрати, Кирилл. Скажи мне честное слово, что исправишься и прекратишь спать с мужиками. Это до добра не доведет.

- Нет, не прекращу. Ты сам это прекрасно понимаешь. Короче, или ты выйдешь из комнаты, или я заставлю заняться со мной сексом!

Я расстегнул молнию и быстро достал из штанов член отца. Оказалось, что он давно был готов к бою, на залупе обильная смазка. Я улыбнулся и опустился на колени, расстегнул пуговицы и спустил брюки с плавками до колен. Облизнул головку, провел пальцем по всей длине, другой рукой захватил яйца. Я чувствовал, как машина отца отзывается на каждое мое прикосновение. Засунул мошонку в рот, перекатывал шары языком, иногда покусывал. Потом нежно выплюнул и вернулся языком к залупе, слизывая смазку. Отец стоял как истукан, бутылка свешивалась в руке. Я встал, снял с себя рубашку, джинсы и плавки. Член давно стоял, смазки не меньше, чем у отца.

- Папа, посмотри, как мы схожи. У тебя, правда намного больше и гораздо красивее. Я так тебе завидую. Погладь его, это же твоя родная плоть.

Посмотрел на лицо, из глаз бежали слезы.

- Прекрати, пап, ты хоть и пьяный, но такой сексуальный!

Я погладил по колючей щеке, слизнул слезы. Вытащил бутылку из рук и поставил ее на стол. Потом взял руку отца и вложил в его ладонь свой член.

- Я не могу забыть твоих прикосновений. У меня всякий раз встает, когда вспоминаю тот наш вечер.

Вдруг отец опустился на колени и взял мой член в рот, начал сосать. У него это получалось очень даже ничего. Язык порхал по залупе, а в попу вонзил палец. Я застонал от боли и от счастья. Член напрягся, отец вытащил изо рта и стал дрочить. На ковер вылетела струя, отец обсосал головку. Я тяжело дышал, опустился и стал целовать в губы, гладил его мускулистое тело, не забывая про хрен. Папа гладил меня по голове и молчал.

- Пап, ты хочешь взять меня? Давай, действуй!

Я встал в позу, раздвинул ягодицы. Отец не раздумывая долго, засунул резким движением. Я заорал благим матом от резкой боли. Еще никто жестоко меня не сношал. Отец, несмотря на мое сопротивление, сразу начал долбить со всей силой. Мне казалось, что у меня все разорвалось в клочья. Но скоро его движения стали еще резче, беспорядочнее. Иногда член выскакивал из задницы, папа тут же засовывал с силой обратно. У меня все горело, боль была адской, но было также и улетно. И вот горячая струя ударила по стенкам кишки. Отец рычал, матерился. Но не доставал хрен из израненной попки, а продолжал трахать. Наконец из задницы выпал поникший член.

- Пап, как я тебя люблю! Я так сегодня устал, давай, сегодня поспим вместе.

Я кое-как поднялся, в раскорячку подошел к выключателю и выключил свет. Лег под одеяло. Отец раздумывал недолго, лег ко мне. От него несло потом, перегаром и спермой. Папа гладил мое тело, дрочил член. Каждая моя клетка соприкасалась с его, образовывая энергию. Ее стало так много, что мы с отцом кончили вместе. Вся кровать залита спермой, на ней невозможно стало спать. Мы решили пойти ночевать в комнату отца.

Там я и проснулся утром. Отца рядом не было. Посмотрел на часы, собираться в школу рано. Я взял журнал и начал просматривать. В комнату вошел отец, он был после душа. Увидев, что я не сплю, его штука сразу приняла команду "смирно". Залупа налилась. Я, не отрываясь, смотрел на это чудо. Отец с улыбкой начал дрочить. Мои глаза следили за движениями. Во рту пересохло, облизывал губы. Мой член поднялся, но я не стал его мучить, помня об обещании Пашке. Рука отца без устали скользила по машине. Грудь вздымалась, мячи стукались со шлепком об бедра. Он тяжело проговорил:

- Как насчет завтрака?

Я его понял, открыл рот. Отец подошел поближе. Залупа повисла над моим лицом, папа продолжал дрочить. Отец засунул головку в рот. Я не сосал, папа сам мастурбировал. Скоро в глотку ударила струя горькой спермы. Я все проглотил и языком слизал последнюю каплю.

- Кирилл, милый, хоть я и с похмелья, но могу заниматься любовью в любом состоянии. Маме даже это иногда не нравилось. У нас с тобой была отличная ночь! А теперь пора собираться.

Мы вышли из дома одновременно.