САЙТ ИМЕЕТ ВОЗРАСТНОЕ ОГРАНИЧЕНИЕ 18+
Пожалуйста, обратите внимание на оповещения размещенные на нашем сайте! А именно данный ресурс предназначен для лиц строго старше 18 лет, если Вы еще не достигли этого возраста убедительная просьба покинуть наш сайт с целью личной безопасности и соблюдения законов РФ.
Все рассказы и фотографии добавлены непосредственно самими пользователями, а это значит, что администрация проверяет лишь соблюдение законов РФ и тематику контента Размещенный контент не является пропагандой гомосексуализма.
Ограничение 18+

Мэн

Студенческая жизнь всегда полна неожиданностей и крутых поворотов!.. Вот и сегодня подходит ко мне Пашка, однокурсник:

- Здорово, Василь!

- Сто лет тебя не видел... Куда запропал-то, как дела?

- Дела? - неопределенно хмыкнул Пашка. - А какие дела? Дела-то идут, да и тебе не мешало бы... - он загадочно покрутил пальцами в воздухе.

- Чего? - не понял я.

- А хочешь, - он доверительно положил руку мне на плечо, - малость поразвлечься? Ну, с экзотикой, разумеется...

- С экзотикой? - заинтересовался я. - А как же! Давай!

Мы-то с Пашкой друг друга с полуслова понимали. Кто же откажется от экзотики, да еще от приятной?! И Пашка рассказал мне о своем знакомстве со студентом-африканцем, любителем красивых русских блондинов. Ну, а я-то как раз типичный русский белобрысый сибиряк, и ростом вышел, и скроен ладно... И, между нами говоря (а тому негритосу этого и надо!), елдачок у меня - слава богу! Восемнадцать на четыре с половиной, еще б чуток - и в стакан не влезет! А Пашка-то это знает - сам пробовал не раз. Ну, и решил, что лучше моей кандидатуры этому черному не найти...

- Согласен? - почти утвердительно спросил Пашка.

- Само собой! - подтвердил я.

Я парень компанейский, да и любопытство меня раздирало. Пришел, жду... А негра нет и нет. Пашка тоже стоит, нервничает... Наконец-то идет - блестящий весь, радостный, рот до ушей, зубы ослепительные... Паша меня по-быстрому представил, будто бы это я мечтаю друга из Африки найти, а сам я - наилучший из его друзей... Поднялись мы с негром в его гостиничный номер, он дверь запер, заулыбался - снова рот до ушей, и тянет длинную тонкую руку:

- Мэн!

Понял я, что это зовут его так, и тоже назвался:

- Василь!

- Здравствуй, Басыл! Я хотел тебя дружиться, так? Ты не хотел?

- С удовольствием! - улыбнулся я.

- О, удовольствий! Они будет много-много! - обрадовался негр.

Мэн, по-видимому, не знал, с чего начать, как подойти к самому главному. Некоторое время мы стояли друг напротив друга, и каждый из нас внимательно изучал своего нового знакомца. Негр спокойно и доброжелательно улыбался. Он был чуть выше меня, худощав, длинные жерди его ног были упакованы в узкие облегающие джинсы, а вызывающе-яркая светло-малиновая футболка заставляла обращать внимание на его широкую грудь, мощные плечи. Лицо его... Впрочем, лицо было типичным для людей его расы - шоколадное, с коротким крупным носом, слегка округленным, волосы короткие, в завитках. Но мой взгляд остановился не на лице, и негр сразу понял, что Пашка свел его именно с тем, кого он искал... Мой взор застрял на увесистом бугорке, выпирающем из джинсов... Мэн перехватил мой взгляд, удовлетворенно похлопал меня по плечу. Я почувствовал себя смелее и увереннее.

- Кхарош, Басыл! - улыбнулся Мэн.

- Да, хорошо тут у тебя, - смутился я. - Тихо, красиво... Уютно...

Я всё-таки не решался перейти к делу. Мэн что-то прошептал, вращая глазами и делая жестами намек на сближение. Я переспросил, что же он имеет в виду, хотя мне это было ясно еще до встречи.

- Кхарош, Басыл! - он слегка повертел бедрами, выставляя вперед приворожившую меня часть тела.

Я снова оробел, опустил глаза и несмелым кивком подтвердил согласие. Мэн предложил мне какой-то напиток. Я отказался... Я рассматривал убранство комнаты. В ней была хорошая мебель... Негр первый нарушил эту неопределенность. Он подошел ко мне, улыбнулся, в его глазах появилась и тут же исчезла искра, но он прожгла меня насквозь, взбудоражила душу, и я почувствовал непреодолимый порыв... Его горячее дыхание, учащенное биение сердца и тот заветный бугорок, быстро увеличивавшийся в размерах, требовали от меня действий, но для этого я должен был раскрепоститься, почуять свободу... Я же был словно загипнотизированный кролик перед коброй...

Мэн притянул меня к себе, его большие губы скользнули по моему лицу, прикоснулись к глазам, ушам, то обдавая меня жарким воздухом, то втягивая в себя всё, к чему они прикасались. Наконец его язык, оказавшись в моем рту, виртуозно защекотал меня, затрудняя дыхание. Он умело применял такие заковыристые приемы... Я дышал тяжело, но держался, не желая показывать свою беспомощность. Негр, кажется, понял, что я еще недостаточно опытен в этих делах (ну, что мы там с Пашкой - просто баловались по молодому делу) и почувствовал некоторую бестактность своего поведения. Он постепенно успокоился, отступил, расслабился... Получив возможность немного прийти в себя, я попросил у него то, от чего только что отказался. Негр налил мне коктейля... Я глядел на него чуть затуманенным взором. Мэн возбужденно дышал, уставившись мне прямо в глаза... Мы оба стали сбрасывать с себя одежду. Никаких слов уже не требовалось...

Голый с головы до пяток, негр предстал передо мной во всей своей дикой африканской красе и силе. Я не мог отвести глаз от его... - нет, ни "член", ни даже "елдак" - все эти русские слова никак не подходили к тому, что я увидел! Это был редкой величины инструмент - огромный, раза в полтора длиннее моего, толстый и кривой, загнутый книзу, словно турецкая сабля! Гигантское черное бревно торчало между ног! Елдак был конической формы, головка налилась кровью, наполняя силой этот изумительный прибор. Меня несказанно удивило то, что головка была точно такого же шоколадного цвета, как и ствол этого бревна. Редкими пучками курчавились волосы на лобке... Мелкие капли влаги блестели по всему стволу. Чернота и блеск придавали ему такое величие, что будь он вдвое короче и тоньше - он всё равно поражал бы своим видом. А его размеры просто сводили меня с ума...

Возбуждение, желание, страх перед огромным членом, с которым мне предстояло иметь дело, интерес к необычному зрелищу - всё смешалось в моей голове и душе... На лбу выступил холодный пот, по телу пробежали мурашки... Мэн стоял и спокойно улыбался.

- Басыл, опомниться! - тихо и ласково прошептал негр.

Этими словами он немного вернул мне бодрость духа, но я тихо покачал головой и прошептал ему в ответ:

- Нет, Мэн... Я не смогу... Я не приму его... Он... Он...

Я хотел его! Хотел, но... Страх был сильнее... От этого члена исходила такая сила, от которой никуда не увернешься, не скроешься, этому гипнотическому притяжению невозможно было противостоять... И сила эта превозмогла страх!..

- Всё будет кхорош, Басыл! - шептал Мэн.

В глазах его я видел одновременно и мольбу, и ту же самую притягающую силу... Он взял меня за плечи. Я почти безвольно опустился на корточки... И не этот огромный елдак к моему лицу, а оно, мое лицо, начало медленно приближаться к шоколадной головке. Она коснулась моих губ... Я осторожно лизнул купол этой падающей башни. Мой язык прошелся по всей ее длине... Член-гигант вздрагивал, всё более прогибаясь книзу и приобретая форму турецкой сабли. Прикосновения моего языка становились всё длительнее, напористее, я обнял Мэна за ягодицы и сильнее прижал к себе, а он обхватил руками мою голову, нагнулся и целовал мои плечи, спину... Всё это сопровождалось прерывистым горячим дыханием, мы оба шептали друг другу ласковые слова - каждый на своем родном языке...

Ритмичные движения его члена попадали в такт движениям моего языка. Язык коснулся его яиц, которые прятались в небольшом упругом мешочке из грубой и плотной кожи. Негр слегка крутил задом и улыбался, продолжая что-то тихонечко мурлыкать по-своему. Мой язык между тем обследовал всю промежность. Мех на лобке - жестковатый и редкий - мне не понравился, и я скользнул губами к заднему отверстию. Мэн притих, затаил дыхание, руки его, обжимавшие теперь мои плечи, расслабились. Я с немалым трудом стал расширять языком отверстие, сжатое плотной оболочкой. Лодочка моего языка углублялась в запутанные фьорды его зада, я уже помогал руками раздвигать две его половинки. Негр тихонько повизгивал, потом снова затихал и опять начинал подвывать от наслаждения...

Это блаженство длилось до тех пор, пока мой язык не онемел. Я без сил оторвался от негра и с открытым ртом и закрытыми глазами повалился на диван. Мэн приблизился ко мне, и я вновь ощутил дурманящий запах, поразивший меня еще при первом знакомстве с его великолепным елдаком... Но на этот раз негр не стал повторять те же ласки. Его большие мясистые губы приблизились ко мне, он приподнял меня, прижал к себе, и я чуть не задохнулся от проникавшего в мой рот толстого и нежного языка этого мужчины. Несколько секунд, несколько движений языка - и по моему телу пробежала дрожь, возбуждение достигло предела!

Мэн, казалось, знал меня не впервые, знал каждую точечку на моем теле, знал, к чему и как нужно прикасаться, чтобы довести меня до безумия... Это был знаток великого искусства мужского секса!.. Всего несколько секунд - и снова дурманящий запах черного красавца ударил мне в нос. Сам же член был уже возле моих зажмуренных глаз, касался лба, щек, носа, губ... И снова он уперся в мои губы, заставив их разжаться и принять его. Он входил в рот всё глубже и глубже, заполняя собой всё. Эта сила проявляла себя всё увереннее и настойчивее, она заставляла получать наслаждение от его игры, от движений его члена во рту, от каждого прикосновения...

Неожиданно от сильнейшего толчка его елдака, воткнутого в меня уже до основания, я поперхнулся, из глаз полились слезы, я попытался освободиться и схватил рукой его палку... Но Мэн с силой сжал меня, и в мою глотку брызнула струя спермы. Она ударила с такой силой, с какой бьет пена из огнетушителя!.. Я задыхался, стонал, но негр исступленно спускал и спускал мне в рот один за другим теплые фонтаны белой клейкой жидкости... Она заполнила мой рот, я не успевал ее проглатывать, кашляя и тяжело дыша...

Наконец, Мэн расслабился. Я обессилел так, что не мог бы уже предпринять ничего, как бы мне этого ни хотелось. И только этот гигантский херище, лишь на несколько мгновений опустившийся почти до колен сияющего от удовольствия Мэна, снова начал набирать силу и был готов к новым победам...