САЙТ ИМЕЕТ ВОЗРАСТНОЕ ОГРАНИЧЕНИЕ 18+
Пожалуйста, обратите внимание на оповещения размещенные на нашем сайте! А именно данный ресурс предназначен для лиц строго старше 18 лет, если Вы еще не достигли этого возраста убедительная просьба покинуть наш сайт с целью личной безопасности и соблюдения законов РФ.
Все рассказы и фотографии добавлены непосредственно самими пользователями, а это значит, что администрация проверяет лишь соблюдение законов РФ и тематику контента Размещенный контент не является пропагандой гомосексуализма.
Ограничение 18+

Трио в душевой

Обожаю бегать, много времени провожу на спортплощадке или в зале. Разумеется, я никогда не делал этого ради спортивных достижений. Скорее ради удовольствия и чтобы развлечься, мы встречались после обеда и... Когда усталость уже стала чувствительной, мы пошли под горячий душ, и вряд ли кто-то теперь вспомнит, кому из нас тогда пришла идея выпить ледяного пива, стоя под душем - это была отличная мысль! Пиво иной раз действует как наркотик, возбуждает воображение, стимулирует...

В тот вечер нас было трое: Марек, Войтек и я. В просторной душевой было душно от горячего пара. Можно было различить лишь контуры наших обнаженных тел. Из усталых мышц под сильными струями воды уходила боль. Рядом со мной стоял Марек. Он протянул ко мне руку, подал мыло и попросил намылить ему плечи, потом повернулся ко мне спиной и нагнул голову так, что вода стекала по его лицу. Намылив ладони, я потихоньку начал массировать его плечи. Он опустил их и согнулся в поясе. Мои руки пошли вниз - к его бедрам, а потом еще ниже, касаясь небольших круглых ягодиц...

Мы много раз вместе бывали в душе, но никогда еще в этом не было сексуального привкуса. Однако, в тот вечер я ощутил растущее возбуждение и без слов понял Марека. Сжав в руке мыло, я начал описывать им круги по спине Марека, все ниже и ниже. Марек раздвинул ноги и пустил мою руку между ними. Под своими пальцами я ощутил внутреннее напряжение и коснулся волосков, обрамляющих его яички. Я встал на колени и еще глубже погрузил ладонь между его ног. Его яички легли мне на руку, как два ореха, с трудом втиснутых в небольшой мешочек. Я касался их осторожно, чувствуя, как растет во мне возбуждение, а яички Марека тяжелеют и начинают пульсировать. Я отпустил их и убрал руку, слегка отодвинувшись.

Марек повернулся ко мне, и напротив моего лица оказался твердый, в гуще курчавых волос, увитый напряженными жилками член. Великолепная, напряженная мужественность во всей своей очевидности и бесстыдстве. Его обнаженный кончик сверкал капельками воды, похожими на капли росы на кожице абрикоса.

Я понятия не имел, что делать, как реагировать. Я не знал, что чувствует Марек. А если он посмеется надо мной? В конце концов, это был дебют, наш первый гомосексуальный контакт! Одновременно я опасался, что Войтек наблюдает за нами, скрытый клубами пара. Я поднял глаза вверх и увидел, что глаза Марека закрыты. Он скользнул ладонями по бедрам, погладил свой живот и, сведя их у основания члена, сжал его. О былой мягкости его члена можно было только вспомнить. Это был уже не член, не пенис, а огромный, подергивающийся в напряжении фаллос.

Удивив самого себя, я, не думая о том, что делаю, освободил эту мраморную колонну от рук Марека и сжал ее сам. Кончиком языка я коснулся места, где на конце его члена раздвинулись мягкие губки. Я услышал вздох Марека. Я ждал этого момента и с облегчением начал ласкать его. Он вновь уперся руками в бедра и весь подался вперед, давая мне наиболее удобный доступ к себе. Не выпуская его члена из одной руки, другой я стал ласкать его, все больше увлекаясь. Его напряженный конец я сунул себе в рот и, прижав языком к небу, подался вперед, а затем назад, сделав из своих губ тесные ворота. Это было достаточно изощренно, и скоро Марек сам стал двигаться, вводя свой великолепный предмет в мой рот и выводя обратно. Он делал это осторожно, и я был ему за это благодарен - он не атаковал меня бешено, а мягко шел вперед в поиске эротического равновесия...

В этот момент сбоку я заметил Войтека, точнее, его член, поразивший меня своими размерами и уже находившийся у моего лица. Я немного отклонил голову и глянул вверх.

- Я тоже решил развратиться, - с улыбкой сказал Войтек.

В правой руке я по-прежнему сжимал орган Марека, но теперь я немного отклонился влево и сжал пальцами напряженную плоть Войтека. Если то, что было у Марека, можно было назвать членом, то увиденное мною среди волос, покрывавших ноги, живот, грудь и даже плечи у Войтека, можно было определить как невероятных размеров столб. В отличие от меня и Марека, он был смуглым, и его конец покрывала темно-персиковая кожица. Этот темнокожий твердый кол, встающий из черного кустарника, был настоящей горой, и невозможно было назвать его иначе. Его с трудом можно было обхватить пальцами, а вбирание его в рот сулило потрясающие впечатления.

Чтобы помочь Войтеку догнать нас и не бросать Марека, я стал мастурбировать им обоим, периодически вбирая в рот член то одного, то другого... Я старался двигать руками ритмично и мягко, но не слишком быстро, чтобы их возбуждение нарастало постепенно. В рот я погружал только головки их членов, тесно сжимая их губами и не забывая стискивать между языком и небом. Сначала Марек, потом Войтек, снова несколько фрикций Мареку, и опять гора Войтека, разрывающая мой рот. Я был ошеломлен собственной смелостью, сумасшествием момента и всеохватывающим сексом. Теперь я уже крепко сжимал пальцы вокруг их твердых, пульсирующих органов. А они подавали бедра вперед, атакуя мои губы с возрастающей силой. Войтек уже почти насиловал меня, напирая все сильнее. Член Марека, хотя и не очень брутальный, также терял самоконтроль. Под пальцами я ощутил вибрацию и пульс. Внизу, в яичках, срывались последние тормоза...

Первым застонал Войтек, сильно и глубоко вонзившись в мой рот. Я отодвинул голову, чтобы он не удушил меня своим напором. Я не выпускал его члена из рук, прижав к своей щеке - оргазм Войтека был как гейзер, оросивший мое лицо. Еще сильнее я сдавил губами орган Марека, и он, не заставляя меня ждать, также выстрелил теплой струей спермы. Он кончил мне в рот и, когда я отодвинулся, с его члена, все еще сжатого моими пальцами, стекали белые струи. Я чувствовал, что он хочет попасть мне в лицо, и приблизил его к их членам, к сперме, которая стекала из их членов на мое лицо, на мои губы... Они стояли, онемевшие в пике оргазма, когда я облизывал с губ их сперму, а потом сделал то же самое с их концами...

Отдохнув немного, они начали работу с моим членом. Теперь напряженность моего органа была для них весьма кстати. Мы стали обниматься, и я терся своим упругим членом о разные места их тел. Мне нравились заросли Войтека, я весь был в нем. Он тоже обнял меня и нежно массировал мои плечи, бедра и ягодицы. Он раздвинул ноги так, что мой член вошел между ними. Сзади, за Войтеком, встал Марек и начал пальцами массировать мой член и мягкие уже яички Войтека. Это было великолепно! Двигая бедрами, я чувствовал на своем животе член Войтека и его густые волосы. Мой орган двигался в тесной, мягкой пещере между его ног, а Марек доставлял мне дополнительное удовольствие, не переставая массировать. Потом Марек просунул руку глубже, и мой член оказался в замкнутом тоннеле. Я был слишком возбужден, чтобы долго сдерживать оргазм, и скоро волна спермы залила ноги Войтека и руки Марека.

Войтек сильно сжал мои ягодицы и изо всех сил прижал меня к себе. Я положил голову на его плечо, не в силах терпеть наслаждение, переполнявшее меня без меры. Марек гладил мой опадающий член, и он через какое-то время успокоился...

А потом мы пошли домой, чтобы часто вспоминать об этом вечере, принесшем нам фантастические впечатления...

Этот "первый раз" определенно принес достаточно разных ощущений. Каждый из нас обдумал это по-своему и с разными выводами. Войтек был женат, но я не думаю, что ему легко было бы подавить в себе бисексуальные склонности. Через несколько недель он неожиданно появился и предложил мне съездить с ним за машиной. До С... мы должны были ехать на поезде, а потом вернуться на автомобиле.

Мы купили билеты в спальный вагон первого класса и, как только поезд тронулся, Войтек достал бутылку бренди. Чувствовалось, что он хочет успокоить нервы. Для этого понадобилось немного времени, и он, и я быстро расслабились, но главное - расслабили свои чувства. Ситуация и место, где мы находились, тоже способствовали этому: спальные места, купе, закрытое изнутри, таинственность, интимные тайны множества людей, что были здесь до нас, спали на этих полках и, может быть, занимались сексом - кто знает?

Мы заговорили о нашей недавней истории в душевой. У Войтека заблестели глаза, и через минуту я уже был уверен, что он хочет секса. Не тратя понапрасну времени и не задавая друг другу вопросов, мы поднялись, сняли обувь, джинсы, плавки, расстегнули рубашки. Мы были уже очень возбуждены. Освобожденные члены выскользнули из тесных плавок и взметнулись вверх, сверкая розовыми концами. Мне безумно нравится этот момент эксгибиционизма, когда моя нагота будит жажду. Да и кто этого не любит?..

А Войтек? Он придвинулся ко мне вплотную, сел рядом на полку, одну руку положил мне на бедро, а другой схватил мой твердый член. Я оперся рукой о верхнюю полку и почувствовал, как просторное мягкое пространство охватывает мой напряженный орган. Он почти глотал мой член, я чувствовал, как его губы трепещут у основания. Я приподнял бедра. Войтек деликатно остановил меня зубами. Потом снова обхватил мой член губами, стал ласкать его языком и одновременно массировать рукой мои яички. Я уже не мог остановиться, это было восхитительно. Я чувствовал пульсацию внизу живота и накатывающий шум в голове...

Очнулся я только через минуту. Войтек вопросительно смотрел на меня.

- Прошу, разбирайся... - с усмешкой сказал он.

Тут я снова с восторгом увидел его феноменальный член. Я погасил верхний свет и включил ночники. В их свете нагота Войтека была еще более сумасшедшей. Темные заросли волос простирались вдоль всего его тела, сгущаясь кустарником вокруг торчащего колом органа. Ниже в этой черноте белели лишь круглые, твердые яички. Волосы вились по его ногам, торсу, окружали соски и стелились по плечам...

Он встал, осторожно подтолкнул меня в постель. Я лег навзничь, а он навис надо мной. Опершись руками возле моих плеч, он стал слегка касаться меня: грудью - груди, животом - живота. Поднятые возбужденные члены терлись друг о друга... Войтек оперся на колени и сжал меня ногами, а я гладил его великолепные ягодицы. Потом я сунул пальцы между ними, в тесную щель, где, опушенное волосками, сжалось превосходное отверстие. Я выпрямил палец, с силой напирая на эту дырочку, и он довольно свободно проник внутрь, в зад Войтека. Войтек уступил моему желанию - расслабился и слегка приподнялся, чтобы облегчить мне ласки. Он пригнул голову, и его губы впились в меня. Он раздвинул мои зубы, и наши языки сплелись в поцелуе...

Войтек немного приподнялся, привстал на коленях, и его рука скользнула вниз. Его мощный орган слегка касался моего, который, вопреки тому, что я говорил, был ненамного меньше. Они ласкали друг друга как будто независимо от нашей воли, словно они сами, без нашего участия, собирались дойти до вершины сексуального сумасшествия... Оба натянутые, напряженные, с набухшими венами, дрожащие от бьющегося в них пульса. Обнаженные концы матово поблескивали, и на них выступили капельки возбуждения. Войтек обнял руками оба члена - свой и мой - и начал сначала осторожную, а потом все более сильную, бьющую по нервам мастурбацию. Это было не очень приятно, даже немного болезненно, но я теперь не спешил к оргазму. Мы оба откинулись назад и застыли, только между наших ног двигалась рука Войтека. Гигантское ощущение! Чувство, когда знаешь, что удовольствие получаешь не только ты, удовольствие, свободно скользящее по нервам и всему телу. Чувство, когда растет напряжение тесно прижатых друг к другу членов любовников, а соприкосновение напряженных яичек только увеличивает волну горячей симпатии. Среди густых волос на груди Войтека я нащупал пальцами соски, начал их сжимать, гладить. Они тоже напряглись, похожие на ощупь на маленькие твердые зернышки...

Когда я был женат, моя слишком быстрая эякуляция была для меня жуткой проблемой. Но это было давно. Теперь, с Войтеком, под его умелой рукой, мне было легко овладеть собой - а может быть, я был просто расслаблен, - и даже если бы это был "первый раз", это не имело бы особого значения. И потом, это скорее всего был бы именно Войтек. Кто знает, может быть, тогда я ждал бы, а он был лидером?..

Тем временем на меня накатила волна оргазма. Во мне все пылало, кайф взорвался в мозгу, и блеск этого взрыва ослепил меня. Потом я ощутил в ногах невероятную слабость, словно кто-то вырвал из моего тела его единственный наркотик в струях горячей спермы. Конвульсии оргазма принесли мне несколько волн кайфа... Утопая во мгле, я услышал стон Войтека и спустя мгновение ощутил пульсацию его члена, все так же крепко прижатого к моему. Я открыл глаза. Вид был великолепный: из Войтека извергались мощные струи спермы, смешиваясь с моей, вырвавшейся из объятий его пальцев. Войтек, теперь опираясь только на руки, двигал бедрами, лаская меня ягодицами. Наши члены жили собственной жизнью, бедра двигались вне нашей воли. Объединенные органы напирали друг на друга. Их совместный выплеск устроил на моем животе небольшое озерцо... Я прикрыл глаза и утонул в блаженстве...

Чуть позднее, когда мы по очереди сходили в умывальник, Войтек отхлебнул глоток бренди. Мы сидели напротив друг друга на скомканных покрывалах, ноги широко раздвинуты, и никакого чувства стыда.

- Ну, как? - спросил я Войтека.

- Пожалуй, мне понравилось, - отпарировал он, улыбнувшись.

Потом протянул руку и кончиком пальца провел вокруг моего члена.

- Мне нравятся и другие вещи... - сказал он таинственно.

Об этих других вещах я узнал на следующий день...

© Марек Хартворд, "Ремик", 1/1990