САЙТ ИМЕЕТ ВОЗРАСТНОЕ ОГРАНИЧЕНИЕ 18+
Пожалуйста, обратите внимание на оповещения размещенные на нашем сайте! А именно данный ресурс предназначен для лиц строго старше 18 лет, если Вы еще не достигли этого возраста убедительная просьба покинуть наш сайт с целью личной безопасности и соблюдения законов РФ.
Все рассказы и фотографии добавлены непосредственно самими пользователями, а это значит, что администрация проверяет лишь соблюдение законов РФ и тематику контента Размещенный контент не является пропагандой гомосексуализма.
Ограничение 18+

Керим

Да, он не мог сформулировать по-русски простое предложение; он еле как закончил 9 классов; да, он с трудом читал даже не родном казахском языке; он не знал элементарных норм этикета; он никогда не был дальше областного центра; он не пониал того, что он делает на собственной работе и инстинктивно полагал что все в мире живут также как и у него в ауле, а по телевизору показывают какую-то фантастику даже в новостях; он не прочитал за всю жизнь ни одной книги и ни одной газеты...

На вид очень красивый паренек, работает у нас просто рабочим. Вся его работа заключается в том, чтобы грести лопатой на стройке. Он пришел к нам недавно, наша фирма получила контракт на строительство завода недалеко от районного центра на юге Казахстана. Когда он впервые переступил порог офиса, я подумал что сам Апполон изъявил желание работать у нас. Он был очень строен, красив, не сильно высоким, не низким, с короткой стрижкой, а голова казалась такой идеальной, что не верилось, что в этом ауле, где все подряд походили на монстров, смогли родить такое чудо красоты, к тому же он казался очень естественным и стеснялся любого взгляда в его сторону.

Поэтому, когда он вошел ко мне в кабинет, он покраснел и долго не мог выговоить слова от того, что я, забыв о всяком приличии, поедал его глазами... я был просто в восторге. Конечно, все мои высшие чувства в миг улетучились. Когда он открыл рот и произнес первое предложение... он говоил на родном языке, но на южном диалекте. Больше всего северянам Казахстана не нравится диалект южан.

С радостью произведя все формальности, я отправил его в отдел кадров оформляться... После этого дня, меня, который с большой неохотой ездил на стройплощадку, как будто подменили, каждый день я с утра ездил на строительство и искал глазами моего Керима. Найдя его, я старался подобраться поближе, чтобы рассмотреть его... да я просто восхищался его фигурой! Он стал любимчиком всех женщин на стройке, от чего сильно смущался, хотя пару раз я замечал его за разговором с девушкой на работе. Я, конечно, не мог этого допустить, я вмиг делал каменное лицо и с важным видом, будто бы идя мимо, одергивал его, мол на работе надо работать, а не языком трепаться, от чего больше вызывл в нем антипатию, нежели дружеские отношения. Да какая там дружба, я не мог себе позволить дружить с каким-то просторабочим, положение, да и принципы заставляли держать себя высокомеро и надменно. Но меня все больше тянуло к нему.

Конечно, я создал план, как мне сблизиться с этим парнишкой, который мне все больше нравился и который, несмотря на то, что был очень близок, был безумно далеко от меня.

Как-то раз, возникла необходимость съездить на цементный завод, который находится в областном центре. Там нужно было проследить за ходом производства, короче качественные проблемы. Я выпросил себе в помошники разнорабочего, аргументировав это тем, что нужно было непосредственно отобрать пробу с конвейрной установки. Оформив все документы на себя и на Керима, мы поехали в областной центр, где должны были переночевать две ночи.

Остановились в одной из приличных гостиниц, - я специально снял двухместный номер, вместо того, чтобы снять себе отдельную комнату, на которй я настоял у себя в бухгалтерии. В первый же вечер мы с ним разговорились, он много спрашивал о моей жизни и вообще у него оказалось уйма вопросов про всякую всячину. Видно было его неподдельное любопытство, когда я на столичном диалекте рассказывал ему о жизни в Астане и о моей лично. Мне это не могло не понравиться, кому не приятно быть рассказчиком? Едиснтвенное что я скрыл от него - это моя любовь к парням. Конечно, я не мог рассказать какому то "дикарю" все, не зная его реакции.

Так, после опустошенной бутылочки коньяка, мы поднялись в апартаменты, где я сразу принялся раздеваться, - интересно было увидеть его реакцию на голое (совсем даже не скверное) мужское тело своего начальника! Сначала он сделал вид что не заметил меня, в душе мне стало даже неловко за себя, что мол я тут стараюсь привлечь его внимание, а он даже не взглянул на меня. Но после ванной, кода я вышел обернувшись полотенцем, то услышал от него несколько двусмысленое "изречение":

- Я думал вы там, в Астане, много кушаете и поэтому все толстые, но ты совсем даже ничего...

После чего он сам разделся и направился в ванну. Через несколько минут я опять услышал его "блаженный" голос, он попросил меня помочь ему разобраться с сантехникой, он никогда оказывается не пользовался обычным водосмесителем! Когда я зашел в ванну я просто обомлел, впервые мой Апполон стоит передо мной совершенно голый. Я пытался взять себя в руки, но его член, его попка, его плечи, его грудь, его торс, его ноги сводили меня с ума, - пока я ему пытался, заикаясь, объяснить что как работает в этой нехитрой технике, мой член встал и ни в какую не подчинялся мне... от этого мое полотенце так и упало на пол, оголив все мое хозяйство! Теперь я стоял, сам не свой, не зная что мне делать, то ли стыдливо поднимать полотенце, то ли оправдываться что случайно вспомнил что-то. Зато Керим не растерялся, он просто и естественно заметил, что у меня немаленький агрегат и что, наверное, я давно не был с девушкой.

Я только и смог кивнуть ему, мои глаза отказывались слушать меня и разум мой стал мутнеть от возбуждения и от стыда, который вдруг волною захлестнул меня. Керим в это время встал под душ и по-свойски попросил меня потереть ему спину. Отказать я не мог, я вообще не мог сказать и слова, - в более дурацкое положение я не попадал никогда в жизни. Керим продолжал мылить мочалку, и стал рассказывать мне о том, что иногда мужчины удовлетворяют друг друга, кода нет женщины рядом. Он сказал, что в их ауле так часто делают молодые пацаны, и сказал даже, что он сам пробывал так. Я так и стоял, голый и возбужденный, смотря на своего бога.

Тут он, наконец, пригласил меня зайти и потереть наконец ему спину. Я зашел к нему в ванну, взял мочалку в руки и почувствовал его руку на своей, он посмотрел мне прямо в глаза и сказал:

- Если хочешь можешь трахнуть меня в задницу, раз уж я так возбужден.

Я не верил своим ушам! Я вообще с трудом понимал происходящее.

Он повернулся ко мне спиной и выгнулся как только смог, его попка, - упругая, круглая, без единого волоска, - сразу же коснулась моего члена. Я стал водить сначала мочалкой по всей его спине, постепенно спускаясь на ягодицы, тут отбросив мочалку я развернул его к себе лицом и поцеловал его губы. Он обнял меня, обнял меня так сильно, что я просто был на седьмом небе от счастья. Минуты замедлились, мы крепко обнявшись стояли под сильной струей воды и не могли насладиться друг-другом. Я чувствовал его плоть, прижимающуюся к моей и его руки, блуждавшие где-то между моими половинками. Тут он опять развернулся ко мне спиной и выгнулся, я нащупал его дырочку и просунул туда палец, тихо и нежно. Потом второй и третий, его попка могла взять и больше, но теперь я посчитал что пора... и я, смазав член слюной, стал просовывать его ему в зад.

Войдя до конца и подождав немного, я стал таранить его анус со всем остервенением. Мои руки блуждали по его груди, язык залез ему в ухо и все мое нутро было переполнено счастьем. Через минут пять такого бурного секса я кончил, не вынимая члена из дырочки. Он повернулся ко мне и, посмотрев вниз на своего "солдатика", который уже стоял, потом на меня, сказал, что тоже хочет трахнуть меня.

Без единого слова я просто развернулся и подставил ему свой зад. Он был не так нежен как я, но мне это нравилось, он грубо схватил меня за пояс, другой рукой он надавил на мою спину, чтобы я нагнулся как можно ниже и, не смазав свой член ничем, просто вогнал его в меня. От боли я чуть не упал. Подкосились ноги, потемнело в глазах, а он, увидев мою реакцию, схватил меня покрепче и, нагнувшись как я, обнял меня и стал гладить мои ноги и бедра, похлопывая как какую-то скотину. Боль стихла, и он это понял по моей реакции. Я немного отдышался и перестал вырываться. Тогда Керим продолжил, не знаю сколько это длилось, но боль была просто невыносимой, хотя я ее вынес. Подходя к оргазму, он застонал не своим голосом и, в момент когда горячая жидкость стала наполнять мой проход, он вцепился вне в волосы и стал сильно дергать их... Наконец, мои муки кончились.

Он спокойно вынул свой член из меня и без единого слова встал под струю, смывая со своего тела все остатки нашей близости. Когда я попытался обнять его, он просто оттолкнул меня и вышел из ванны, со словами: "Подмойся", он просто пошел ложиться спать.

Немного придя в себя под душем, я наконец опомнился. Голову словно шандарахнуло кувалдой, мысли полетели как скакуны на байге, а вдруг он расскажет, а вдруг он возненавидит... со своими сомнениями в голове я вышел из ванны и пошел в постель. Лег я голый, так как трусы постирал, а запасные были в сумке, в которую не хотелось лезть за такой мелочью. Керим лежал на своей кровати, закрыв глаза. Он не спал, дыхание его было прерывистым и казалось что он плачет. Я потушил свет и лег, не укрываясь, - стояла страшная жара.

Проснулся я от того, что почувствовал у себя в анусе какую-то активную деятельность. Сначала я испугался, но потом почувствовал руку на своей спине, а в анусе ковырялось что-то мягкое, влажное и теплое, Керим лизал мне зад. Страх, быстро перешел в кайф. Я просто лежал, не издавая звуков, получая огромное наслаждение. Тут Керим прервал молчание и я услышал:

- Ты не спишь?

Я, подумав немного, ответил:

- Нет, не сплю.

Тогда он перевернул меня и принялся сосать мой член. Его язык был просто виртуозом этого дела. Он водил им по моей головке вокруг и вдоль, давая мне массу удовольствия. Через короткое время я кончил, при этом я предупредил его, пытаясь отстранить его голову, но он настойчиво вобрал все, что изверг мой член и проглотил все без остатка. Пролежал он так у моих ног около 10 минут, потом приподнялся и его голова очутилась у меня на груди. По щекам его катились слезы, а руки его сжимали мои.

- Почему ты плачешь?

- Ты меня не уволишь?

- Почему ты это спрашиваешь?

Голос его дрожал и он еле сдерживался от рева. Мне даже смешно стало.

- Просто я такой некультурный, такой грубый.

- Ну и что, ты ведь понимаешь это.

- Я просто не могу по другому.

- Ты был пьян и все, Керим, не надо плакать, все будет впорядке. Утром мы забудем про все.

Хотя как раз-таки утром я и боялся того, что он все забудет.

- Я сделаю все что хочешь, прости меня.

- Прямо все?

- Да.

Я обнял моего красавца и поцеловал его в лоб. Меньше всего мне хотелось сейчас делать с ним что-то. Он был полностью в моей власти, мне он сильно нравился, я был счастлив, просто ощущая его дыхание у себя на груди и капли теплых слез с его глаз.

Так мы уснули, утром он проснулся тогда, когда я уже брился в ванне, он подошел сзади и тихо спросил:

- Ты меня любишь?

От такого вопроса я просто ошалел. Я не знал что мне ответить, сказать "да", и поставить себя в идиотское положение перед подчиненным, сказать "нет" и соврать?

- А ты?

Другое в голову мне просто не пришло.

- Я люблю тебя, полюбил сразу. Но ты всегда унижал меня и не давал мне ни малейшего шанса.

- Разве? Я вроде всегда проявлял к тебе знаки внимания.

Такого поворота событий я явно не ожидал. Закончив бриться и предоставив раковину Кериму, я пошел одеваться.

День прошел незаметно, мы весь день проболтались на заводе и почти не оставались наедине. В конце рабочего дня наши партнеры пригласили меня и моего рабочего в ресторан. Я не отказался, к тому же настроение было хорошее и ничего не предвещало плохого.

В ресторане банкет начался хорошо, все были веселы, шутили и смеялись. Я сидел за главным столиком, вместе с начальством завода, а Керима посадили подальше, вместе с прорабами. Не знаю сколько Керим выпил, но опьянел он быстро. Он стал подходить ко мне с просьбой поговорить, в первый раз я не отказал ему, но выйдя на перекур он начал мне мусолить про то, что я не обращаю на него внимания и что я опять стал высокомерным. Успокоив его тем, что скоро банкет закончится и мы поедем в гостиницу, там и поговорим, я отправил его к столику. Сам же, постояв на крыльце немного, стал думать, что зря я так неосмотрительно связался с ним, хотя он мне очень нравился.

Еще через час Керим опять подошел ко мне и стал опять вызывать на улицу. Я довольно таки грубо ответил ему отказом и послал его самого проветриться. Но он не думал уходить. А, наоборот, стал повышать голос и говорить матом. Тогда я закричал на него, чтоы поймал такси и валил в отель, пока охрана не забрала его в полицию. Тут он совсем разошелся:

- Ты что, думаешь что можно воспользоваться и выбросить меня? Что я тебе, проститутка на одну ночь? Ты же знаешь, что я тебя люблю, ты тоже меня любишь...

Если бы он сказал это наедине, я бы конечно успокоил его, но он сказал это при всем честном народе и так громко, что все посетители ресторана повернули свои головы к нам и внимательно стали следить... Я готов был сквозь землю провалиться. Я просто не знал что делать, с извинениями я выволок Керима на улицу, поймал такси и повез в гостиницу.

Всю дорогу Керим, красавец, секс-символ моего разума, кричал непристойности в мой адрес и никак не хотел успокаиваться. Когда я ему врезал он полез драться. Еле как мы добрались до гостиницы, где я так же за шиворот поволок его в комнату, затащил в ванну, в которой всего сутки назад мы были счастливы, затолкал его туда и спустил на него холодную воду. От шока он опять расплакался и стал понемногу приходить в себя. Пока он снимал с себя промокшую одежду я, плача, готовился к отъезду. Позвонив на вокзал, я заказал ближайший билеты до районного центра и принялся за своего уже отрезвевшего "товарища", теперь меня не возбуждала его нагота, не вызывали жалость его слезы, я просто пинал его пока не вспомнил о том, что время позднее и пора бы персонал гостиницы звать. Бросив Керима на полу я позвонил в ресепшн и сказал что мы съезжаем. Кериму приказал быстро одеться. Сам пошел подписывать необходимые бумаги у администратора.

Всю дорогу я хранил молчание, я не знал что делать, позор был просто необъятен. Прибыв на место под утро, я пошел в отдел кадров: во-первых, отчитаться за командировку, во-вторых, написать заявление об увольнении.

Керим на момент моего увольнения работал на стройке. С ним я больше не виделся, и ничего, кроме хороших воспоминаний о сексе с ним, у меня не осталось.