САЙТ ИМЕЕТ ВОЗРАСТНОЕ ОГРАНИЧЕНИЕ 18+
Пожалуйста, обратите внимание на оповещения размещенные на нашем сайте! А именно данный ресурс предназначен для лиц строго старше 18 лет, если Вы еще не достигли этого возраста убедительная просьба покинуть наш сайт с целью личной безопасности и соблюдения законов РФ.
Все рассказы и фотографии добавлены непосредственно самими пользователями, а это значит, что администрация проверяет лишь соблюдение законов РФ и тематику контента Размещенный контент не является пропагандой гомосексуализма.
Ограничение 18+

Узбек

Армия. Я о ней и по сей день вспоминаю и не плохо.

Вторую часть службы я провел в войсках общего назначения в должности повара медсанчасти. Там то я и узнал все прелести армии, особенно её сексуальную сторону.

Была у меня там и любовь!

Имелся и воздыхатель-узбек, который дарил цветы, тушенку, шмотки. Этот красавчик и стал моим первым любовником, совратив меня в темной части нашей столовой, в каптерке.

Я тогда зашел за хлебом; хлеб я брал на санчасть именно там, каждый раз выслушивая от него слова в свой адрес в превосходной степени. За ними всегда следовал вопрос:

- Когда мы встретимся наедине?

Для меня было необычным слушать такое, что несколько подогревало моё любопытство. Впервые мужик открыто предлагал мне секс, потому я отшучивался, совершенно не предполагая как такое возможно.

Мурат был стройным и мужественным парнем. Он был атлетически сложен, с характерными для его национальности чертами лица и красивой, белозубой улыбкой. Губы были полными и очень сексуальными. В нем не было для меня ничего отталкивающего, скорее наоборот, он меня привлекал. Он и показал мне в этот раз то, что вполне возможно не только между мужчиной и женщиной, но и между двумя мужчинами. Причём, если они питают друг к другу взаимные симпатии и находятся долго в изоляции от женщин. Он уверил меня, чтобы я положился в этом на него...

Однажды любопытство, а также сексуальный голод сделали своё дело, победили мои опасения. Слабо сопротивляясь, я поплелся за ним в темную комнату, оказавшуюся Красным уголком. Впрочем, тогда везде было темно, так как отключили свет по всей части.

По мере нашего приближения к конечному пункту во мне поднималась волна возбуждения. Моё тело колотила мелкая дрожь, как озноб, хотя было совсем не холодно.

Мурат закрыл за мной дверь, притянул меня сильным движением к себе и стал меня жадно целовать. При этом он схватил в темноте мою руку и положил её крепко себе на ширинку.

О! Там было уже всё на взводе! Сквозь форменные штаны я почувствовал его горячий и о-о-очень твердый предмет, который, казалось, просто рвался наружу. Какая-то неведомая сила сняла с меня все комплексы и запреты. Мне захотелось высвободить его член, обхватить его крепко руками, и... я не знал тогда, что с ним ещё можно было делать.

- Поиграй нежно с ним, - задыхаясь от волнения, сказал мне тихо Мурат.

При этом он прикоснулся своими смачными губами к моему лицу и лизнул меня в ухо языком. От этого прикосновения по мне как будто пропустили электрический ток. Его ширинка была уже заранее растёгнута. Я вытащил его твердыню и гладил ладонью вдоль этого горячего и пульсирующего от желания тела. Начиная от островка жестких волос на лобке, я вел ладонью вдоль всего немалого ствола, ощущал пальцами выступающие на нём жилки, прикасался к его рельефной "мусульманской" головке. Из неё уже выделялась скользкая смазка, которую я машинально размазывал по всему члену.

Сердце моё тревожно билось, а по телу разливалась приятная истома. Хотелось, чтобы это долго не кончалось! В это время Мурат всем своим телом старался передать мне своё возбуждение и желание слиться в одно целое. Своим твёрдым членом он производил мягкие "уколы" в мой пах и не переставал ласкать языком мои уши, что доставляло мне неистовое удовольствие.

По мере нашего возбуждения, движения его становились энергичнее. Он принялся раздевать меня: полетели на пол по очереди китель, штаны, трусы.

- Ой! Стоп!

Его попытка, повернуть меня к себе задом, закончилась именно этой моей фразой. Для таких действий мои "тылы" не были готовы морально. Если честно, то я боялся, что это будет больно. Я стал одеваться, а он просил меня продолжить, хотя бы как-нибудь, но только не уходить.

Мурат стал ерошить мне волосы, при этом целуя меня в глаза, лоб, нос. Чтобы более меня возбудить, он стал свой язык толкать в мой расслабленный рот. Видимо, он иммитировал то, что он хотел: сделать то же самое мне в рот, но уже своим членом. После этого он стал сильно нажимать на голову, приближая её вниз к своему разгоряченному железному "другу". Тут я совсем опешил, попав в двоякую ситуацию. С одной стороны хотелось ощутить его твердыню на вкус (от моего сильного возбуждения я и сам бы хотел это сделать). Но в то же время я понимал, что это может для меня кончиться не совсем хорошо, отдайся я ему так. Я переживал за свою репутацию.

Я решительно прекратил наш контакт и, одевшись, вышел из комнаты.

Так и продолжались наши отношения, вернее сказать, трения, как только мы встречались где-нибудь в укромном местечке.

Но однажды всё сложилось совершенно замечательно для обеих сторон.

Мурат появился с бутылкой вина в отведенной под гостиницу квартире. В это время я убирал там последствия очередного пиршества офицеров нашей части. Мой командир подразделения выделил мне на это предостаточно времени. Мурат предложил мне провести романтично остаток вечера. Я прекрасно понимал, что он имеет в виду и согласился. Попросил его только мне помочь в уборке. Муратик согласился...

Выпитые нами первые бокалы расслабили нас, и мы забыли про уборку. Мы стали раздевать друг друга, при этом подолгу целовались. Это разжигало наши обоюдные желания. Нам хотелось и как можно быстрее утолить наш сексуальный голод.

Благодаря лёгкому опьянению всё получалось так легко и натурально. Освобождающиеся в процессе взаимного раздевания участки тела тут же покрывались поцелуями. Нам не было при этом стыдно друг друга. Всё происходило так естественно, будто так оно и должно было быть всегда.

Я гладил его ягодицы. Его круглые, как два мяча, упругие ягодицы! Я хотел в них впиться своими пальцами и не выпускать целую вечность. Какая это красота - мужские ягодицы! Я гладил их, наслаждаясь тем, что в этот миг обладаю одной из красивейших частей тела моего красавца Мурата.

В этот момент для меня не было на свете человека дороже и прекраснее его. По телу разливалось блаженство от близости с тем, кого ты очень желаешь в этот миг! Мурата! М-о-е-г-о Муратика! Моего дорогого и любимого парня!

Как я часто о тебе вспоминаю, Мурат, знал бы ты. Ты - мой первый парень, моя первая армейская любовь!

Сейчас мы стоим, здесь, друг перед другом. Наша нагота - сделала нас доверительными друг к другу. Ты двигаешь своими мускулистыми накачанными бедрами и делаешь мне приятные уколы на уровне паха своим, как всегда, горячим и твердым членом. В этот счастливый момент я люблю тебя всего...

Естественная смазка стекала мне на тело, но мы продолжали целоваться, стоя посреди комнаты...

Затем он легко подхватил меня на руки и понес к дивану. В ухо он шептал мне, что хочет меня, и что он доставит мне массу удовольствия. Я только лишь мог предполагать, как это может быть - первый настоящий акт! Но я уже доверился ему. Я не боялся этого, как в первый раз, когда он попытался меня развернуть к себе спиной. Напротив! Я ждал этого момента, мне хотелось этого. Мне было наплевать: больно будет или нет, я об этом уже не думал. Я знал, что с таким парнем, как мой Мурат, мне будет это приятно, потому что... я хотел его!

Он уложил меня на диван и прижался ко мне. Его железный член уперся в мой живот. Поласкав мне шею и грудь, Мурат стал просить меня поиграть с его красавцем, а сам откинулся на подушки дивана.

Я не стал долго соображать - играть, так играть, по-крупному! Руки, мне тогда показалось, были при таком раскладе игры незачем. На первый план выступил мой, совершенно согласный со мной, рот. Я решительно и активно стал заглатывать его роскошный елдак, забыв, что его размеры слишком велики для моего рта! Глотал, продвигая его всё глубже и глубже, проверяя себя на предмет пригодности: а смогу ли я?

Мурат почти рычал и... через короткий отрезок времени спустил то, что хранилось очень давно, в мою глотку. Ощутив в себе этот поток горячей и сладковатой на вкус спермы, я даже не стал сбавлять темп, понимая, что моему парню очень хорошо.

Остановка, её не было и на секунду! Мурат стал заходить "с тылу". Несмотря на то, что я его очень хотел, я не мог поначалу никак расслабиться. Моя совершенная неопытность в таких делах затрудняла реализацию его желания. Но мой милый Мурат сам стал помогать мне расслабиться. Поставив меня в более удобную позу на коленки, он стал нежно водить членом вокруг ануса, а затем постепенно ввёл в меня своё "нечто".

Ну как этот твердый красавец был горяч у меня там! Он заполнил меня полностью, создавая не столько болевое, сколько болезненно-блаженное ощущение. Но... тут вдруг (не кстати) проснулась моя мужская гордость. Его кайф был недолгим - я вытолкнул его оттуда. Поза, в которую он меня поставил, мне совершенно не нравилась.

Тогда Мурат повернул меня на спину, навис надо мной сверху и стал иметь, как "девушку". Так мне было более удобно, и гордость моя была ублажена. Мы отдались взаимному наслаждению. Мурат запустил в мой рот свой язык, и это добавило нашему акту ещё больший кайф.

Лишь позже я понял, что никакая поза не может быть воспринята как оскорбительная, если два человека любят друг друга; желают доставить друг другу наслаждение и удовольствие.

Недолгим было и это положение. Разрядился паренёк так же скоро, как в первый раз.

Он вновь стал пытаться войти в меня сзади. Но я опять отказался так. Мурат остался лежать на мне в том же положении, но стал энергично тереться своим членом о мой. Так меня тоже устраивало: главное, чтоб не было больно.

Я тогда сильно утомился, в отличие от него. Он сиял и хотел, передохнув несколько минут, добиться от меня новых ощущений. Но я ему сказал, что мне уже пора в часть, хотя это и было ложью.

- Ну, Андрюша, что? Лошадь, что ли!?

Не вынослив я тогда оказался под такой напористостью неутомимого Мурата. За тот промежуток, который мы провели вместе в постели, Мурат кончил пять раз, забрызгав своей горяченькой всю постель (благо, простыни можно было сдать в прачку вместе со скатертями). А он рассказал мне, что на "гражданке" подобные маневры у него заканчивались числом 10-12! Для меня тогда это казалось немыслимым, но сейчас я пожелал бы поучаствовать в подобной многоразовости.

В армии же последнему не удалось осуществиться.

Вскоре Мурат покинул часть, отслужив положенное. Мы до этого всё продолжали встречаться, но с меньшим комфортом.

Да... Мурата и его горячего, "чугунного" красавца мне не забыть; он был единственный такой в моей жизни!