САЙТ ИМЕЕТ ВОЗРАСТНОЕ ОГРАНИЧЕНИЕ 18+
Пожалуйста, обратите внимание на оповещения размещенные на нашем сайте! А именно данный ресурс предназначен для лиц строго старше 18 лет, если Вы еще не достигли этого возраста убедительная просьба покинуть наш сайт с целью личной безопасности и соблюдения законов РФ.
Все рассказы и фотографии добавлены непосредственно самими пользователями, а это значит, что администрация проверяет лишь соблюдение законов РФ и тематику контента Размещенный контент не является пропагандой гомосексуализма.
Ограничение 18+

С отцом в сауне

Часть 1

Честно говоря, в свои восемнадцать с небольшим лет я не выглядел старше своего возраста. Ну только если чуть-чуть. Немного выше среднего роста, с прямыми тёмно-русыми волосами, каре-зелёными глазами с немного восточным разрезом, соболиными бровями - в принципе был склонен считать себя более или менее симпатичным. В чём мне не слишком повезло от природы, так это в фигуре. Ноги были очень даже ничего - широкая кость, не слишком выразительные, но очень даже немаленькие икры, покрытые тёмно-русым густым волосом. Подкачала верхняя часть тела - грудь и руки были непередаваемо худыми. Одно время я пытался их накачать, но полгода тренировок почти не давали какого-либо результата.

В общем, к 18 годам я так и остался малость непропорциональным, надеясь, что через несколько лет кость полностью раздастся вширь, и я обрету неплохие очертания.

Взрослеть я начал рано, но медленно. Как-то мы оказались с отцом вдвоём в сауне. Моему отцу тогда было 29 лет. Молодой здоровый мужик среднего роста, с самбисткой фигурой, мощными ногами, но узковатыми плечами. Папа не был толстым, но жировая прослойка на его животе полностью скрывала пресс и делала талию такой же ширины, что и грудь.

Я считаю, отцу не повезло с генетикой - у него не было настоящего мужского волосяного покрова. Даже борода нормально не росла. Небольшой растительностью были покрыты ноги, на груди же у него торчало пять волосков.

Я и раньше испытывал жгучий интерес к взрослому мужскому члену, а теперь увидел его во всей красе. От пупка отца шла тонкая чёрная дорожка, превращавшаяся в густые паховые волосы. Среди них тонкий у основания, и увеличивающийся к головке висел пенис. Тёмно-коричневая крайняя плоть была собрана складками, оголяя головку.

Отец отличался большой и волосатой мошонкой, в которой перекатывались спелые сливы его яиц. Как-то он нагнулся, чтобы подкинуть дров в печь, и его тёмно-коричневые шары всколыхнулись и повисли прямо передо мной...

В следующем году мама развелась с отцом, и я стал редко его видеть. С тех пор у меня часто возникали разные фантазии в отношении различных мужчин, но обычно они выступали в роли моих старших друзей и наставников, или показывали технику секса. Я самозабвенно дрочил, уже не обтираясь хуйком о кровать, а раздражая его двумя пальцами.

В 18 лет у меня были достаточно волосатые от бедра и до ступни и здоровые мужские ноги, негустая дорожка, тянущаяся к пупку, заросшая задница (у ануса волосы были чуть ли не гущи, чем в паху), средней волосатости руки и чуть-чуть растущих волос на худой груди. С осени я смог отрастить небольшие баки - мою слабость.

Уже несколько лет назад я осознал себя геем, что в принципе не слишком мешало мне жить. С тех пор у меня было всего три половых контакта с лицами мужского пола, но всех их можно было отнести к случайным связям, и большого удовольствия они мне не доставили.

И вот, однажды я приехал в гости к бабушке, которая жила в том же городе, но в частном секторе. У неё я появляюсь редко за неимением времени, и каково же было моё удивление, когда я увидел там отца.

За последние 8 лет папа не сильно изменился, разве стал чуть-чуть полнее. В росте он уже заметно проигрывал мне. У бабушки в доме была сложная система электрического отопления, и я заметил, что работает печь для сауны, которая располагалась в подвале.

Папа посмотрел на меня и сказал:

- Сына, ты в сауну сгонять не хочешь? Как раз я собирался...

Я словно ошпаренный посмотрел на отца. Шальная мысль пролетела в голове и погасла. А что, если?... Нет, нет, что за глупости, - суетливо думал я, мысленно наказывая за непроизвольное движение в широких и коротких шортах.

Папа не скрываясь глядел на мои волосатые ноги.

- В сауну?... - протянул я, глядя в сторону, - ну, почему бы и нет, давно не был у бабушки в сауне...

Чёрт дёрнул меня согласиться, но что сделано, то сделано. Осталось только бороться с собой, чтобы мой непослушный конь не вскочил когда не надо.

Мы спустились вниз, включили свет в небольшой комнате-предбаннике. Снимая одежду, я старался не глядеть на развевающегося отца. Папа снял рубашку и брюки и остался в белых плавках, которые сидели на нём так, что находящийся в покое член очень хорошо выделялся. Папа замер, пристально глядя, как я снимаю плавки и освобождаю свой хуй. Пенис у меня среднего размера, тоже немного утолщающийся головке, которая на две трети скрыта тёмно-коричневой крайней плотью. Яйца небольшие, но волосатые.

Не знаю, что так привлекло внимание моего папы, но секунду спустя он тоже снял трусы, и мы зашли в сауну. Член моего папы тоже почти не изменился, разве что яйца стали ещё больше и тяжелее, и даже когда он стоял спиной, они значительно выделялись в промежности.

Внезапно папа повернулся и посмотрел на меня. Смотрел он пристально, и на его лице застыло странное выражение. Я немного смутился под его взглядом, но по-прежнему стоял во всей красе, демонстрируя все свои достоинства. Слава богу, мой хуй смирно висел между ног в очень спокойном состоянии.

Папа немного нервно улыбнулся и сказал:

- Совсем не видел, как ты повзрослел... а ты ведь уже мужиком стал.

- Да... - неуверенно промямлил я.

Папа, не скрывая, вовсю пожирал глазами мой хуй. И тут я понял, что его орган совсем даже не в покое. Складки на крайней плоти чуть расправились, головка увеличилась, а сам ствол немного изменил положение.

- Знаешь... - голос отца странно дрожал, - а можно... можно я осмотрю твой пенис?

Естественно, спокойным после такой просьбы я оставаться не мог. Хуй чуть дрогнул, начав наливаться кровью. Папа сделал шаг ко мне, присел на корточки и взял в руку мой член. Приятное тепло окутано орган со всех сторон. Я был уверен, что через несколько секунд хуй будет стоять как кол, если не брызнет густой спермой прямо отцу в глаз.

Сверху вниз мне была видна волосатая промежность отца и его свешивающийся член, медленно поднимающийся вверх. Блядская дорожка поднималась из паха к пупку, и я видел, как живот отца несколько раз сократился.

"Нервы наверное, - словно во сне думал я, - не каждый же день держишь в руках член собственного сына".

Тем временем папа немного расслабил ладонь, взял крайнюю мою крайнюю плоть большим и указательным пальцем и медленно отодвинул к основанию члена, полностью оголяя головку. Размером с приличную клубнику, розоватая, она повисла прямо перед его лицом. По пенису уже прошло несколько горячих волн, кровь к нему быстро приливала, а я так и стоял, выставив своё достоинство вперёд и расставив ноги.

Тут вторая рука отца схватила мои яйца, прошлась по ним. Папа слабо улыбнулся и начал их медленно массировать. Его член уже ощутимо подрагивал, наливаясь кровью. Стараясь не смотреть вниз, на накачанные ноги отца и его встающий орган, я пытался сохранить остатки самообладания.

- Знаешь, что... - неуверенный голос отца словно застыл в жарком и влажном воздухе бани, - а у тебя очень даже приличный член... Многих им успел выебать?..

Так и сказал - "выебать".



Часть 2

При мне папа никогда не матерился, но как я понял, тот случай был особенным.

- Да так... как тебе сказать... пару-тройку... - борясь с накатывающим нервным головокружением, ответил я.

- А чего так мало? – папа уже весело глядел на меня снизу вверх, всё ещё держа руку на моём члене, – Таким хуем только ебать и ебать. К тому же молодой... сил много!

Я попытался улыбнуться, но улыбка получилась какая-то вымученная и ненастоящая. А что ещё приходилось делать?! Тоже опуститься на корточки и схватить полустоящий член папы? При всём желании, я никак не мог осмелиться – он же мой отец, и никаких подозрений на его бисексуальность у меня не было.

Весёлая мелодия негромко заиграла за дверью бани. Самсунг, 40-голосная полифония...

- Телефон! – лицо отца прибрело какое-то искусственное, натянутое выражение, он резко выпустил мой набухавший член, поднялся с корточек, и мгновенно вышел из бани – голый. Краем глаза я успел заметить болтавшийся из стороны в сторону полустоячий член с сизой головкой.

Пока отец разговаривал по сотовому, я тяжело дыша, поливал себя холодной водой из душа и бил по щекам. Через пару минут от эротических мыслей не осталось и следа, и я был покрыт гусиной кожей.

Дверь в сауну открылась, в неё мгновенно заскочил голый отец. Мощные яйца со шлёпом ударились о кожу ляжек. Уцепившись глазами за половой орган отца, я понял, что он тоже в спокойном состоянии.

- По работе звонят, - объяснил отец, улыбаясь, – даже с сыном в баню сгонять не дают.

Я невесело ухмыльнулся.

- Ты уже контрастный душ успел принять? – снова нарочито радостно спросил отец. – Подожди меня, сейчас в парилку пойдём!

Папа до предела открутил холодный кран и встал под одуряюще упругие струи воды. Помещение окутал пар – насколько большой была разница температур. Я стоял и терпеливо ждал, изучая его голое тело, слушая как он отфыркивается от попадающей в рот воды, смотрел, как он растирает своё тело, запускает руку себе в мошонку, стремясь побыстрее намочить яйца, оттягивает складчатую кожу на пенисе, подставляет головку под холодные струи...

Не в силах более выдерживать такое, я открыл деревянную, покрытую выступившей сосновой смолой дверь и шагнул в маленькую парную.

Крохотное помещение два на два метра, выделанное новыми сосновыми досками, скамьи в два этажа и маленькая печь с пышущими жаром округлыми камнями. Тусклый свет тридцативатовой лампочки, закованной в плафон из прозрачного толстого стекла, запотевший термометр на стене...

"95 градусов, - подумал я. – Немного. Сейчас раскочегарим так, что войти будет невозможно!".

Что говорить, люблю я сауну. Где ещё можно сесть и расслабиться, ощущая как с тебя сходит пот вместе со всей скверной и грязью внешнего мира. А сауна – как маленький и какой-то особенный и волшебный мир, где ты выше всего и всех и тебе нет дела ни до жизненных проблем, ни до людей вокруг... Пропитанный испарившейся смолой воздух и холодное пиво – что может быть лучше? Ты отдыхаешь, расслабляешься, получаешь удовольствие...

Самое интересное, что при высокой температуре и ненавязчивом разговоре у меня абсолютно отсутствовало сексуальное возбуждение, даже несмотря на присутствие нескольких голых мужиков с накачанной волосатой грудью и внушительными членами. Как-то я дал слабину, но уже в душе. Это было в доме отдыха в прошлом году, а душ был общий. Мужики попались без тараканов в голове, весёлые, ну и, конечно же, заметили. У одного из них пенис тоже наполовину стоял. Я был готов провалиться на месте, но они от души поржали, похлопали по плечу и сказали, что у самих в юношестве было так же – как баня, так стояк. У одного до сих пор на сауну такая реакция – дескать, как баня, так кровь в хую приливает и ебаться хочется...

Мужики посетовали на отсутствие доступных баб в доме отдыха и вечером предлагали зайти к ним выпить пивка а может чего и покрепче. Но я отдыхал с мамой и соответственно всякие попойки с мужиками старше тридцати исключались. Хотя было бы, я думаю неплохо. В тот вечер они таки выцепили какую-то молоденькую девчонку, чуть старше меня, и трахнули втроём, судя по звукам, доносившимся ночью из их номера. Я бы мог быть четвёртым - в хмеле мне бы в любом случае удалось оприходовать эту самую девчушку, особенно если бы рядом качались, разгорячённые жёсткой еблёй, три красных от напряжения и крепких хуя.

Ну да вернёмся к нашим баранам... Я расположился на верхней лавке в дальнем углу парилки, поближе к печке. Как обычно, откинулся назад, опёршись о стену, запрокинул голову и расставил ноги, наслаждаясь жаром, который уже начал проникать под кожу. Жаль, что у бабушки нет бассейна... вот у дяди в коттедже есть всё и по высшему классу. Надо будет как-нибудь к нему в гости заглянуть...

Минуту спустя в парной появился мокрый отец. Шумно отфыркиваясь и растирая замёрзшую кожу он плюхнулся рядом со мной на лавку. Я не сразу заметил двушку пива у него в руке. Поймав мой взгляд, он криво улыбнулся, отвинтил крышку и ливанул коричнеую струю прямо на камни. Пиво зашипело, испаряясь, наполнило маленькое помещение крепким запахом солода. Ощутимо дыхнуло жаром.

Я чуть прикрыл лицо руками, спасаясь от безжалостного жара и украдкой поглядел на член отца. Отец тоже сидел широко расставив ноги, так что его достоинство было хорошо видно мне. Через намоченные паховые волосы чуть просвечивала кожа. Оголённая головка пениса касалась правого бедра отца, тёмно-коричневая крайняя плоть всё так же была собрана складками по стволу. Мошонка покоилась на досках скамьи.

Меня всегда удивлял очень тёмный цвет отцовского пениса. Мой тоже был темнее, чем кожа на теле, но у него – почти шоколадного цвета. Причём головка была тёмно-розовой...

Я с силой отвёл взгляд – если я в парилке, на меня не должны действовать никакие раздражители – тем более эротические. Это уже не отдых а какой-то напряг получается...

Отец окинул взглядом мои заросшие ноги, и с гордостью сказал:

- Ну, совсем мужик у меня вырос! – и силой провёл рукой по моей ляжке, взъерошивая мокрые и от этого казавшиеся более густыми волосы.

Дальше всё было по высшему классу. Парилка, холодный душ, разговоры о жизни, об учёбе, о том как провожу время с друзьями, о планах на лето и тому подобное.

Прошло не меньше часа. Мы по третьему заходу сидели в парилке. Выпили по большой кружке пивка, да и 110 градусов сделали своё дело – я был очень и очень расслаблен. Никакие сексуальные думы не беспокоили мой уставший от них мозг, и я поистине наслаждался таким времяпровождением.

Что-то как-то в разговоре возникла пауза. И вдруг папа спросил.

- Слушай, ты мне так и не рассказал – как там у тебя на сексуальном фронте?

Меня словно током ударило. Ну представьте, сидишь ты в парилке, ни о чём не думаешь, вдыхаешь раскалённый воздух, солёный пот катится по лицу – и вдруг – на тебе – вопрос в лоб, так сказать!

Я медленно повернул голову на отца. Он устроился поудобнее, поставив одну ногу на скамейку, на которой сидел, а другую держа на нижней. Его достоинство горделиво покоилось на мокром дереве. Более того, за волосатыми яйцами виднелся покрытый чёрными волосами, туго сжатый анус! Отец специально так сел, чтобы все его прелести открылись моему взгляду?! Я, как загипнотизированный смотрел на курчавые волосы в паху, тёмный член с аппетитной головкой, спелые яйца, сморщенную дырочку его задницы...

Папа в то же время смотрел на меня и явно видел, куда устремлён мой взгляд. Его рот слабо улыбнулся.

- Чего так на мой хуй смотришь? В первый раз видишь что ли?

В ответ я промямлил что-то типа того, что очень давно не видел своего отца голым. Снова затянувшаяся пауза. Но на этот раз неуверенного выражения лица у папы уже не было. Наоборот, его лицо светилось вызовов и задором.

- Не видел, значит, хуище своего папки?! Ну смотри! – и ещё шире раздвинул ноги, вытянув одну так, что стопа коснулась моей ягодицы. – Или... слушай, иди-ка сюда, потрогай!

Я резко поднял голову и чуть ли не с ужасом взглянул в глаза отца. Я до сих пор не мог понять, чего же всё-таки он хочет и не мог дать воли своим чувствам... Я ведь сижу в парилке, расслабляюсь... о каком отцовском члене может идти речь?

- Да ладно, чего тушуешься? – голос отца одновременно излучал уверенность и поддержку, – Я же твой держал в руках! Иди, мой возьми!

Мне казалось, он скажет "возьми в рот". Но нет, не сказал. Зато чуть толкнул меня ногой в ягодицу и приподнял и опустил таз, призывая коснуться его плоти.

Самое интересное, что член его был абсолютно спокоен и как ни в чём не бывало висел между двух здоровых ляжек.

Я неуверенно поднялся со скамейки, чуть не ударившись головой о низкий потолок парилки и приблизился к отцу. Он чуть развернулся, чтобы было удобнее и интригующе посмотрел на меня. Я стоял, как кол, и по-идиотски глядел на его член – член, который я так давно хотел заглатывать и дрочить. Тот самый член, с помощью которого когда-то сделали и меня.

- Ну?.. – в голосе папы явно проступили нотки нетерпения, – Смелее!...

Он положил мне руку на плечо и чуть прижал, чтобы я опустился на корточки – совсем как он передо мной полтора часа назад! Через секунду передо мной во всё великолепии красовался отцовский хуй. Я видел каждую волосинку в его паху, видел волосы на основании члена, тонкую уздечку, мочеиспускательный канал на красной от высокой температуры головке. Яйца с такого близкого расстояния показались мне просто громадными – двумя спелыми персиками в морщинистой и тоже очень тёмной, покрытой густым и курчавым волосом мошонке.

- Ты чего там застыл? – как сквозь туман услышал я почему-то гулкий голос отца, - Я же сказал – потрогай мой член. Или стесняешься? А чего тут такого? Каждый сын хочет брать тот пенис, которым его сделали! И имеет на это право! И каждый отец точно так же хочет своего сына!..



Часть 3 (последняя)

Эти слова доконали меня. Я шумно вдохнул обжигающий воздух парилки и взял в руки горячий орган. Когда заветная плоть оказалась в моих руках, через них в голову и мой член словно прошли мощные разряды тока. Я чуть сжал головку, оттянул складчатую крайнюю плоть к основанию, при этом головка чуть увеличилась в размере. И тут я почувствовал заметный толчок – член отца запульсировал.

- Яйца может тоже возьмёшь?

Я мгновенно схватил рукой его аппетитный шар, сжал, оттянул кожу на мошонке. Я самозабвенно играл с отцовским членом так, как хотел этого, будучи школьником. О никаком сексе с папой я тогда даже и не помышлял...

Отцовский член из вялой сардельки в моих руках стал быстро превращаться в твёрдую колбасу. Я хорошо ощущал толчки крови в сосудах, приносившие этому органу его великолепную мощь. Складки разглаживались, член распрямлялся, вырываясь из моих ладоней. Яйца перекатывались в мошонке – кожа растягивалась и меняла местоположению, позволяя этому тёмному жезлу гордо возвышаться над отцовским животом. Словно загипнотизированный этим зрелищем, я выпустил упругий пенис из рук и пожирал глазами эрегированный член отца! Я видел его таким вперые!

- Ну вот, молодец! – в голосе отца сквозило плохо скрытое возбуждение, – Давай-ка вставай. Посмотрим, что там у тебя...

Он взял меня за руку и поднял. Только сейчас я обратил внимание на происходящий пожар в паху. Мои яйца были плотно прижаты к телу – настолько сильно я был возбужден. А член, перевитый венам и обтянутый тонкой кожей стоял так, что мешал идти. Головку я не видел такой ни разу – огромная, фиолетовая, влажная от выделяющейся смазки. Пенис чуть подёргивался от притока крови, ударяясь о живот.

- Ого-го! Да у тебя жеребец тоже стоит! – папа был явно рад такому повороту дел, – Хороший жеребец! Бля, да размер приличный!..

Отец встал со скамейки и открыл дверь из парилки.

- Всё, напарились! Давай-ка сюда!

Ему стоячий хуй тоже видимо мешал при ходьбе, так как сильно раскачивался из стороны в сторону. Я деревянно последовал за ним, предвкушая что же будет дальше. Дикое возбуждение жгло меня изнутри, а мой член настолько окостенел, что я его буквально не чувствовал.

Папка был явно удовлетворён зрелищем – он специально отошёл на пять шагов, чтобы насладиться видом моего пульсирующего жеребца. А потом резко подошёл ко мне, встал очень близко, так что, его глаза оказались на уровне моего носа. И эти глаза говорили о многом. Крепкие руки отца схватили меня за зад и резко сжали. Я охнул и подался вперёд, ударился своим окостеневшим хуем о его жезл. Сладостный электрический ток пронзил меня с головы до ног, инстинктивно я начал качать бёдрами, имитируя фрикции, несмотря на то, что острый и дикий оргазм уже настиг меня. Член пульсировал и папа всё ещё непонимающе смотрел на меня, когда первые мощные струи спермы выстрелили ему в живот.

Спермы было много. Она выливалась ему на грудь, живот, пах, один раз стрельнула даже до шеи.

Я с ужасом смотрел на свой кончающий член и в особенности на залитое белой жидкостью тело отца.

- Ну бля! – папка явно развеселился, – Мой сын обкончал меня с ног до головы, едва дотронувшись до моего хуя! Да ладно, всё нормально! И не такое бывает!

Одной рукой откручивая краны на смесителе, он размазывал сперму по животу и груди.

- Ни хрена ты кончаешь! Да тут стакан наберётся, не меньше! Давно не ебался?...

Я не мог отвечать на его вопросы. В это время кроме нервного покалывания по всему телу я ощущал гулкую пустоту в голове – только я кончил на своего отца, дотронувшись до его хуя. Пиздец! Что будет дальше?

Когда душ наконец-то изверг упругие струи воды, отец втащил меня в кабинку, взял мою ладонь, налил в неё гель для душа и сказал:

- Ну, уж если кончил на меня, то давай мой.

И выгнул грудь вперёд, заложив руки за голову. Тело отца, несмотря на некоторый лишний вес и почти полное отсутствие волос, возбуждало. Я начал медленно тереть ему грудь, особенно задерживаясь на сосках, затем коснулся пупка... и тут понял, хуй отца всё так же стоит - во всей красе... Толстые вены вокруг ствола, сизая, напряжённая головка. От одного её вида мой только что эякулировавший орган начал немедленно возбуждаться... Вот она молодость!..

- Ты, я вижу, снова в боевом состоянии? – папа снова сжал мои ягодицы.

- Мне же только 18, – наконец-то хоть что-то ответил я, – В этом возрасте постоянно хочется и по многу раз..

- Ну эт мне-то не знать! – хохотнул отец, прижимаясь своим твёрдым хуем ко мне.

Мои глаза смотрели в его.

- Ну, сына? – на полном серьёзе спросил он, – Хочешь со мной поебаться? Всё мне разрешаешь?

- Да... хочу! – выдохнул я.

- Ну, тогда в накладе не останешься! – и он засосал мои губы.

Страстно целуясь, мы сплелись. Я сначала мял его широкую спину, затем спустился на задницу – хорошую, здоровую, крепкую! И отец, и я – оба двигали тазами так, что наши паховые волосы, горячие и твердые члены, яйца и ноги тёрлись друг о друга.

- Как я люблю волосатые жопы! – шептал отец, касаясь губами моего уха и вгрызаясь пальцами с мои ягодицы, щипая за волосы.

- Я тоже, пап! – отвечал я, – И накачанные ноги!.. Я прижимался к его телу, пытаясь проделать дырку у него в паху, чтобы вставить свой разгорячённый хер, и ебать, ебать, ебать до посинения! Мною в тот момент овладели все животные инстинкты. Я даже делал попытки развернуть отца раком, чтобы протаранить его анус...

Каково же было моё удивление, когда он включил холодную воду. Обжигающе ледяные иголочки прошлись по моему телу, остужая тот напор чувств и желаний, что рвался из меня...

- Сына, разошёлся! – приговаривал отец, – Ну и темперамент, ядрёна мать! Разошёлся, а!

Я действительно взял себя в руки. Даже не думал, что смогу войти в такой сексуальный угар... Именно такое чувство, наверное испытывают богатые европейцы, устраивающие многолюдные оргии в своих загородных особняках! Когда ебёшь, лижешь и сосёшь всё, что попадается под руку...

- Давай сейчас медленно всё сделаем, – папа вышел из душевой кабинки и сел на деревянную лавку, широко расставив ноги. Его красный от напряжения член оказался прижат к животу.

- Ну? Соснёшь у меня? – он взял в руки горящий ствол, чуть отогнул его от волосатого живота и дрочнул пару раз.

Я без слов опустился на корточки, взял разгорячённый орган обоими руками – к слову, он у папы не слишком большой и толстый, и довольно сильно сходен с моим. В тот момент исполнялась моя давняя мечта – я буду сосать хуй, из которого 19 лет назад вылилась сперма, ставшая причиной моего появления на свет.

Я без труда заглотил упругую головку и стал орудовать языком. Папа положил мне руки на голову и застонал от удовольствия. Я начал самозабвенно сосать отцовский член, заглатывая его до половины. Затем выпустил его изо рта, вылизал ствол, обошёл языком края головки, потаранил кончиком мочеиспускательный канал и переключился на яйца. Огромные персики отца не помещались у меня во рту. Приятно было лизать и кусать морщинистую кожу, перекатывать их носом по лавочке, зарываться в мокрые паховые волосы.

- Ух блять, не могуууу!.. Как хорошо! – выл отец, массируя мне голову, – Давай сына, лижи! Вылизывай меня! Трахай меня своим ртом! Еби, еби, еби!

Он чуть приподнял мою голову, взял в руку свой деревянный от возбуждения хуй и начал шлёпать мокрой головкой по моим губам. Я специально приоткрыл рот и достал язык, чтобы доставить папе удовольствие.

- Сука, как приятно! Никто у меня так не сосал! – приговаривал он, а затем взял мою голову и насадил на свой дрожащий член.

Я стал неистово сосать, а он – в свою очередь дико двигал бёдрами – самым натуральным образом ебя меня в рот. Я не мог нормально вздохнуть – хуище отца почти тыкалось в горло, а нос – в густую волосню в паху. И тут оральный трах достиг кульминации – папа зарычал, выгнулся, очень глубоко и качественно трахнул меня в глотку и мелко подрагивая всем телом, почти вытащил член изо рта, держа лишь головку в моих губах. По инстинктивным пульсациям его хуя, я понял, что мой рот сейчас заполнится спермой. Малафья резко стрельнула мне в глотку и так, что я закашлялся. Естественно, член выпал из моих губ, и дальнейшие выстрелы пришлись по моему лицу и шее. Урча от удовольствия, отец медленно додрачивал, выливая на меня своё семя, а затем шлёпал отяжелевшим хуем по губам и размазывал головкой сперму по щекам, лбу и подбородку.

- Просто заебато! – он поднял меня с корточек, – Охуительно сосёшь! – и начал слизывать с моего лица свою сперму.

Через некоторое время моего лица коснулись струи душевой воды. Отцовская сперма благополучно утекла в отверстие на полу. Когда я открыл глаза, то увидел его, ухмыляющегося с бордовым, тяжело висящим между ног хуем.

- Видишь, как насосал мне, - он показал пальцем на лоснящийся и полустоячий орган.

Я криво улыбнулся. Похотливая, видимо, вышла улыбка, раз папка указал мне ту же самую лавочку.

- А твой хуила ещё ждёт моего рта. Так что давай-ка, садись, минет тебе делать буду. Ну, только не кончай сразу, дай мне соснуть тебя хорошенько, чтоб на всю жизнь запомнил! Чтобы хуй такой же красный как у меня был! А кончишь быстро, буду сосать до тех пор, пока не научишься! – отец посадил меня на лавку, раздвинул мне ноги, помял их немного, и вдруг резко нырнул своим носом под мои яйца – лизать.

Я млел от удовольствия – умелый отцовский язык вовсю орудовал где-то между мошонкой и анусом. Папка кусал мои густые в том месте волосы, сжимал пальцами яички, и вовсю лизал мой разгорячённый пах. Я закрыл глаза и постанывал от удовольствия, призывно двигая бедрами отцу навстречу. Не выдержав, он завалил меня на лавку, я положил ноги ему на плечи, он в свою очередь, обхватил руками мои бёдра и продолжил великолепнейший минет в мире. Мой хуй горел от нетерпения – мочеиспускательный канал без конца выделял прозрачную смазку, которая стекала на живот. Через несколько минут отец снова посадил меня, слизал с волосатого живота всю вытекшую смазку и наконец-то его язык заветрелся вокруг моего члена. Я застонал так, что наверное услышал весь дом.

- Давай, папка, лижи его! Лижи мой хуй!... И теперь давай головку, губами, да, вот так, да, да, да! О-о-ох, ебать!!! Как классно! Сссука, соси меня!...

Когда отец стал заглатывать мой хуй особенно глубоко, я не выдержал – вскочил с лавки, встал чуть на согнутых ногах, взял отца за голову и что есть силы вставил выпавший член обратно – отцу в рот. Он немного придержал меня, ощущая и понимания мой молодецкий напор и перевозбуждение. Но через секунду, ритмично двигая бёдрами, я что есть силы трахал своего папу в рот. Дикая ебля продолжалась не больше минуты – в тот момент я понял, что больше не смогу себя сдерживать. Железные молоточки быстро-быстро стучали по вискам, перед глазами скакали какие-то искры, яркие разводы, хотя по-настоящему была крытая сосновыми досками стена... В бёдрах вообще творилось что-то невообразимое – волнами на меня накатывал жар дикой, животной похоти, первозданного наслаждения, желание трахать, словно только это могло спасти весь этот мир со всеми его шестью с половиной миллиардами населения!

И вдруг вот оно. Ноги подкосились – настолько остр и силён был мой оргазм. Охая и стеная я рухнул на лавку и в то же время продолжал судорожно таранить рот отца. Несмотря на мои движения он так и не выпустил член из своего рта, лишь сильнее сжал губами головку. Меня скрутило от накатившего удовольствия, которое просто не передашь словами. Перед глазами мелькали радужные круги, и сметая всё на свом пути, из моего члена тремя мощными толчками вылилась сперма. Член настолько сильно дёргался при эякуляции, что при третьем выбросе он вырвался наружу, ударил отца по губам и носу, а пучок спермы попал отцу в щёку. Оргазм продолжался, хотя спермы уже не было – член ощутимо содрогался, мочеиспускательное отверстие расширялось...

- Папка... ебать.... Как хорошо! – только и смог прошептать я, ощутил отцовские пальцы на своих сосках.

- По-королевски кончаешь, сына, - ответил он. – Ну, пошли в душ?

Я открыл глаза и приподнялся на лавке. В теле была подозрительная лёгкость. И тут...

- Па, да у тебя снова стоит! – удивился я, глядя, как отец между делом медленно подрачивает свой кол.

- Ну блять, после такой кончины, как у тебя, и не встал бы, что ли? – словно обижаясь, ответил он. – На сына у меня всегда стоит!..

- Ладно, пошли в душ! – я зашёл в тесную душевую кабину.

Мылись мы долго – отец медленно и нежно натирал мне спину, при этом его жезл тыкался в мои волосатые ягодицы, мыл мой член и яйца, даже на одну фалангу проник пальцем в анус... затем всё то же самое проделал с ним я. Глядя, на волосатую промежность ягодиц отца и его аппетитную дырочку, мой верный хуй восстал в третий раз. Я призывно ткнул красной от отсоса головкой прямо в заветное отверстие, но отец покачал головой, развернулся и начал тереться своим членом о мой. Мы ебали хуи друг друга несколько минут, прежде чем одновременно кончили. Спермы было всего ничего, поэтому смыть её не составило труда.

Одевавшись, мы шлёпали друг друга по задницам, ловили руками члены, перешучивались, подмигивали. Именно тогда я понял, что никаких барьеров между мной и моим отцом не существует даже не смотря на разницу в возрасте. Ему я доверил свои самые потаённые желания, он – тоже.

Поднявшись из подвала наверх, на кухне увидели бабушку. Она пекла свом знаменитые булочки с повидлом.

- С лёгким паром! Ну как, хорошо помылись? – весело улыбаясь, спросила она. – А то ж совсем друг друга не видите, хоть в баню вместе сходили!..

- Спасибо, ба! Супер! – ответил я. Отец шутливо дал мне подзатыльник и пошёл наверх. Сегодня ночевали мы в одной комнате, и отец обещал меня научить кое-чему новому...