САЙТ ИМЕЕТ ВОЗРАСТНОЕ ОГРАНИЧЕНИЕ 18+
Пожалуйста, обратите внимание на оповещения размещенные на нашем сайте! А именно данный ресурс предназначен для лиц строго старше 18 лет, если Вы еще не достигли этого возраста убедительная просьба покинуть наш сайт с целью личной безопасности и соблюдения законов РФ.
Все рассказы и фотографии добавлены непосредственно самими пользователями, а это значит, что администрация проверяет лишь соблюдение законов РФ и тематику контента Размещенный контент не является пропагандой гомосексуализма.
Ограничение 18+

Раскочегарились...

Часть 1

Раз в год, летом, от нескольких пограничных застав, расположенных рядом, формируется особая рабочая группа. Она состоит из 6-8 солдат и офицера - старшего. Задача у этой рабочей группы – обслуживание линии Государственной границы. Ремонтировать пограничные знаки, красить их, рубить лишние кусты, убирать упавшие деревья, мостики, клади и многое другое, растянутое на десятки километров. Времени дается – месяц.

Один раз назначили старшим меня. Если все организовать с умом, да еще с погодой повезет, то времени свободного – целый день. С утра получишь на заставе сухой паек, выведешь солдатиков на участок, покажешь, что делать, вечером проверишь, подведешь итог и отведешь на заставу. И целый день свободен.

А места у нас заповедные, глухие. Красота неописуемая. Лесные, закрытые, со всех сторон озера.

Целыми днями я загорал, купался, ловил рыбу. Вскоре я стал с собой брать гей-журналы, которые хранил в тайнике у себя дома. Я наслаждался одиночеством. Онанировал до изнеможения. В конце концов, у меня возникла идея соблазнить одного из моих солдатиков.

Есть одна особенность при наборе таких групп – в них направляют не самых лучших солдат, сообразительные и шустрые и на самих заставах пригодятся. Так что в группе моей были одни заморыши.

По окончании работ я водил свою группу на одно из лесных озер. Не стыдясь друг друга, мы купались и загорали голышом. Постепенно я выбрал "жертву". Им оказался солдат с моей заставы. Он у нас исполнял обязанности кочегара. Маленького роста, вечно в запачканной угольной пылю одежде, пропахший дымом. Немного туповат. Он был, наверное, самым зачуханным бойцом на заставе. Кличка была у него подходящая – КОПЧЕНЫЙ. Никогда бы не подумал, что он меня привлечет. Однако, работа на свежем воздухе, ежедневные купания, чистая одежда заставили обратить на него внимание.

Я начал присматриваться к нему. У него крепко сбитое, хотя и не очень сильное тело, чистая кожа, небольшой аккуратный пенис. Только вот лицом не вышел, но это для меня не главное. Привлекало в нем еще то, что он держался в группе особняком, несмотря на то, что остальные уже сдружились и были постоянно вместе.

Обдумав все, я решился. Однажды я взял его с собой на одно из озер, на рыбалку. Рыбачили мы с лодки. Он сидел ко мне спиной на веслах. От жары он разделся по пояс. Снял сапоги и закатал штанины. О рыбалке я уже не думал. Когда он греб, все его мышцы аппетитно перекатывались под кожей. Греб он усердно и не оглядывался, что позволяло мне наслаждаться видом его молодого тела. Желание во мне все нарастало.

Я попросил его причалить к берегу. Он причалил в скрытой бухточке, закрытой со всех сторон валунами. Я выскочил из лодки и помог ему затащить лодку на берег. Я сказал, что мне надо с ним поговорить. Мы сели на поваленном дереве друг напротив друга. Я взял с места в карьер:

- Ты знаешь, я голубой!

Он удивленно поднял на меня глаза, но ничего не сказал.

- Да, да. Я голубой и хочу секса с тобой. Как ты к этому относишься?

Он затушевался и что-то прошептал непонятное в ответ. Постепенно я разговорил его, и заинтересовал. Попутно я выяснил, что он девственник, что даже онанировать не умеет. Это было для меня полной неожиданностью. Я уже хотел отступить. Но, разговаривая с ним, я пересел поближе к нему и положил руку на его обнаженное плечо. Он не отстранился. Я заметил, что у него зашевелилось в штанах. И увидев это, я решился.

Нежно и аккуратно я начал ласкать его тело, целовал его голый торс. Он сидел неподвижно и глубоко дышал, глаза его были закрыты. Я положил его на бревно, на котором мы сидели и продолжил ласки. Он не сопротивлялся, но и не помогал, только тяжело дышал. Я порывисто скинул с себя камуфляж, оставшись в одних плавках. Однако член мой вырос настолько, что не помещался в них.

Я продолжал страстно ласкать его тело. Поглаживая бугорок на его штанах, я чувствовал его желание. Медленно расстегнув портупею и все пуговицы ширинки, я засунул руку ему в штаны. Член его был тверд, как железо. Я резко стянул с него штаны и кальсоны.

На минуту я залюбовался представшей картиной. Он лежал обнаженный на стволе поваленного дерева, ноги опущены на землю, одна рука прикрывает глаза, другая безвольно свисает вниз. И всю эту картину украшает торчащий на два часа маленький, но очень красивый член. Я снова принялся ласкать его тело, целовал его и прижимался к нему своим просто взрывающимся членом. Плавки я не снимал – это горячило меня еще больше.

Ласкал я его довольно долго, но он даже позы не поменял. Решив, что для первого раза хватит, я зажал его член в левой руке, свой в правой и начал синхронные движения. Одновременно я щекотал языком щелку на головке его члена. Кончил он довольно быстро и совершенно неожиданно. Но даже после этого он не пошевелился и не сменил позы. Расстроенный, я быстро кончил сам, наблюдая, как его сперма стекает ему на живот.

- Ты живой?

Он поднялся, с удивлением разглядывая свой живот.

- Иди помойся.

Он кивнул и пошел к воде. Быстро обмыл живот и вернулся ко мне. Поднял свою одежду и начал одеваться.

- Тебе хоть понравилось?

Он улыбнулся, и, кивнув, прошептал:

- Понравилось.

Мы снова разговорились. Я сказал, что он лежал как бревно. Он ответил, что просто не знал, что делать. Разговаривали мы долго. У него оказалось много предрассудков – он боялся онанирования, боялся, что из-за того, что потерял девственность с мужчиной станет голубым. Удивлялся как я живу со своей женой. Я сказал, что я не гей, а скорее бисексуал. И объяснил разницу. Тут подошло время возвращаться, и я сказал на последок, что если ему захочется – пусть только намекнет мне. Чувствуя его сомнения, я боялся настаивать.

Вечером я узнал, что вместо меня назначен другой офицер, а мне следует вернуться на заставу, так как начальник заставы лег в госпиталь.

Мой солдатик вернулся на заставу спустя три недели. Я вызвал его в канцелярию. Спросил как дела.

- Нормально.

- Ты думал о нашем разговоре?

Он улыбнулся и кивнул головой.

- Тогда жди сигнала.

Он снова кивнул и я отпустил его.

В ту ночь я был ответственным. А мой солдатик готовил к завтрашнему дню баню. А баня у нас шикарная. На первом этаже парилка, бассейн. А на втором – бильярд и камин. Вот второй этаж я и решил использовать. Кстати, такая идея пришла не мне первому. Холостые лейтенанты привозили туда девочек. А за камином на полу я часто обнаруживал свежие влажные пятна.

Служба на заставе текла своим чередом. Я провел отбой, отправлял на границу и принимал наряды, кочегар периодически появлялся на заставе, украдкой поглядывал на меня и снова пропадал в котельной. Во второй половине ночи все успокоилось и у меня появилось около трех часов свободного времени. Обычно мы использовали его для сна. Незадолго до этого я отправил свободного солдата в баню растопить камин. Затем я набрал для вида побольше документов, сказав дежурной смене, что буду работать с документами в каминной. Придя туда, я позвонил дежурному и приказал прислать ко мне кочегара с дровами для камина.

Вскоре в каминную поднялся и мой кочегар с вязанкой дров. Вывалив дрова около камина, он присел ко мне.

- Будем?

Он улыбнулся, кивнул головой и сказал:

- Будем.

Я сказал, что люблю взаимность во время секса. Он попросил, чтобы я подсказывал ему, что делать. Ему понравилось, когда я ему делал минет, но сделать минет мне он не сможет. И просил не трогать анус – ему это не приятно.

Он еще говорил, когда я уже пересадил его себе на колени. Я взял его голову в руки и, приблизив к себе, поцеловал. Он неловко ответил и обнял меня руками, раздвинув его зубы языком, я погрузил его в его трепещущий рот. Мы играли языками, не желая отрываться друг от друга. Я целовал его в глаза. Щекотал языком в ушах. Нежно перебирал его волосы. Постепенно скованность его прошла и он уже отвечал мне, целуя меня и нежно поглаживая меня руками.

Член мой разбух так, что практически разрывал мои тесные брюки. Мы начали медленно раздевать друг друга, продолжая ласки и поцелуи. Оголив наши торсы, мы тесно прижались друг к другу, наслаждаясь близостью. Я попросил его раздеть меня полностью. Мы перешли на пол и я лег на спину. Он начал расстегивать мои брюки. Ремень расстегнул быстро, а вот с пуговицами ширинки он не мог справиться из-за выпирающего в них члена. Я не помогал ему, наслаждаясь его неловкими прикосновениями. Наконец член мой вырвался как пружина из своего тесного плена. Стянув с меня брюки, солдатик принялся внимательно рассматривать мое тело, аккуратно прикасаясь ко мне пальцами. Он внимательно рассматривал мой член, закатывая головку, перебирая мои яички. Его трепетные прикосновения доводили меня до экстаза и заставляли подергиваться мой член. Он внимательно наблюдал за этими подергиваниями и улыбался.

Я поднялся и резко повалил его на пол. Лаская его и целуя, я принялся быстро его раздевать. Чувствовалось, что под его камуфляжем резко выпирает его маленький член. Я не стал долго его там держать и выпустил его наружу.

Переплетаясь телами, мы метались по полу. Мы касались нашими членами, крепко прижимались друг к другу. Он страстно и в засос целовался, ему нравилось играть языками. Он уже не скрывал своего наслаждения, когда я принимался целовать и посасывать его член. От наслаждения он просто выгибался. Я взял его руку и положил себе на член, показал что надо делать. И пока я обсасывал его член, яички, он увлеченно дрочил мой член.

От него пахло солдатским потом, дымом. Его неловкость страшно возбуждала меня. Мы перекатывались по разбросанной по полу форме. Он изучал мое тело, прижимался ко мне. Ему очень нравилось целоваться и касаться членами. Я взял наши члены в одну руку и онанировал их вместе, продолжая целоваться в засос. Кончил он опять неожиданно, выстреливая ароматную жидкость небольшими порциями и резко. От вида как он кончает, кончил и я. Мы кончали на себя и друг на друга, измазавшись спермой. И снова прижавшись друг к другу, устало откинулись на пол. Его сперма приятно пахла и я решил следующий раз попробовать его на вкус.

Я сказал, что на этот раз он был на высоте, и спросил, понравилось ли ему. Он сказал, что понравилось. Испугавшись, что на заставе заметят его долгое отсутствие он засобирался. Оделся он даже не обтираясь. А я собрал свою форму и спустился вниз, чтобы помыться.



Часть 2 (последняя)

Служба на заставе несется круглосуточно. Уединиться не вызывая подозрений очень сложно. Мой кочегар боялся разоблачения не меньше моего. Прошло больше месяца, прежде чем мы смогли уединиться, да и то не надолго.

Однажды я задержался в канцелярии задолго за полночь, мы просидели с начальником заставы, готовя документы к проверке. Чтобы работалось веселей, мы пили пиво. Когда нам надоели бумаги и кончилось пиво, начальник завалился покемарить на диван – он был ответственным. Я же засобирался домой. Когда я проходил мимо дежурного помещения, я заметил своего кочегара. Он не спал, снова готовил к завтрашнему дню баню. Он сидел и чинил свою форму, болтая с дежурным связистом. Мне снова захотелось его. Встретившись с ним взглядом, я слегка кивнул в сторону выхода. Он опустил глаза к своему шитью и еле заметно кивнул в ответ. Я вышел с заставы и направился в баню, поднялся на второй этаж и принялся ждать. Его долго не было. А я разгоряченный пивным хмелем и все растущим желанием, с нетерпением ждал его. Когда солдатик наконец-то поднялся ко мне, я уже изнывал от нетерпения.

Я просто набросился на него. Прижав его к стене, я быстро расстегнул его китель, закинул его майку ему за голову, оголив грудь и живот. Я резко в засос целовал его, щекотал языком его соски, массируя все более крепнущий под одеждой его член. Встав перед ним на колени, я начал судорожно расстегивать его брюки. Резко опустив их, я открыл для себя его вожделенную плоть и впился в нее губами. Я яростно сосал его член, заглатывал его целиком, вместе с содержимым мошонки. Перекатывал его яички у себя во рту. Он тихо стонал и только слегка перебирал мои волосы.

Я двигался все быстрее и быстрее. От него пахло крепким солдатским потом, дымом и угольной пылью. Мне захотелось выпить его всего. Хмель будоражил меня. Я с нетерпением ждал, когда он кончит. И вот, наконец, в рот мне хлынула слегка пряная, сладковатая жидкость. Я смаковал ее вкус, обсасывая его член. Солдатик стонал и выгибался. Обхватив мою голову руками, он втыкал и втыкал свой член мне в рот, пока не выжал из себя все и обессилено опустил руки. Я не отпускал его, наслаждаясь приятным вкусом и чувствуя, как член его делается все мягче и мягче.

Я поднялся и поцеловал его в губы. Он ответил. Уже более опытно он, играя языком, проник ко мне в рот. Он обсасывал мой язык, покусывал мои губы. Я направил его руки к своей ширинке. Он расстегнул ее, достал мой член и начал его массировать. Мы целовались, а он все быстрее и быстрее дрочил мой член. Наконец я выстрелил на него. Я поливал его живот и пах своей спермой. Я встал напортив него, и словно расстреливал его. Закрыв глаза, он медленно растирал мою сперму по своему телу.

Он снова засобирался и я помог ему одеться. На прощание он страстно поцеловал меня.

***

Меня не было не заставе несколько месяцев, был в командировке. В первую же ночь, по прибытию, я был ответственным. Была осень и мы иногда протапливали заставу, за что отвечал мой кочегар. После отбоя, под видом инструктажа я вызвал его к себе в канцелярию. Я задавал ему вопросы, касаемо службы, он дежурно отвечал, слегка улыбаясь. Наконец он не вытерпел:

- Товарищ капитан, давайте сегодня

- С удовольствием, только где, в бане холодно.

- А давайте в приезжей комнате, там удобно и тепло.

Посмотрев на часы, я прикинул и назначил встречу через полтора часа. Он кивнул и сказал, что будет там ждать. Время текло ужасно медленно. Я посмотрел последние телепередачи, отправил на службу ночные наряды, проверил порядок на заставе. Дежурному я сказал, что буду дома, но чтобы он мне не звонил. И что я подойду через пару часов.

Солдатик ждал меня, сидя на кровати. Свет мы не включали, чтобы не привлекать внимание.

Он, страстно дыша, обнял меня и сел мне на колени. Страстно целуясь, он начал меня раздевать. Он растягивал удовольствие, медленно снимая с меня по одной вещи и не прекращая целовать меня. Я откинулся на кровати и отдался в его распоряжение. Он раздел меня и начал ласкать меня. Больше всего я удивился, когда он нежно поцеловал мой член. Заметив мое удивление, он поцеловал меня в губы и снова прялся за мой член. Это было потрясающе. Он покрывал мой огромный член нежными поцелуями, слегка посасывал и покусывал головку, играл моими яичками. Я лежал ничком на кровати и наслаждался ситуацией. Снова поцеловав меня в губы, он попросил, чтобы я случайно в него не кончил.

Поставив его на четвереньки, я лег под него валетом. Я направил его член себе в рот и задал ритм движения. Резко двигая бедрами, он трахал меня в рот, глубоко погружая свой член мне в глотку. Сам в это время занимался моим членом. То дрочил его, то целовал, то слегка посасывал. Внезапно движения его стали резче и я почувствовал во рту сладковатый вкус его спермы. Кончал он долго, не прекращая поступательные движения. Затем он обессилено откинулся на кровати.

Я лег на него, зажал свой член у него между ног и начал трахать. Я крепко сжал его в своих объятиях и, не прекращая, целовал его. Он тоже крепко обнял меня и отвечал на поцелуи страстно и желанно. Наконец на меня нахлынула волна экстаза и я начал кончать, не вынимая члена у него между ног. В порыве страсти я сжал его так сильно, что он охнул. Я обессилено откинулся на кровати рядом с ним. Мы лежали, слега обнявшись, не в силах говорить и даже двигаться.

Так, не двигаясь, наслаждаясь негой, мы пролежали около десяти минут. Он слегка поглаживал меня, затем коснулся моего обмякшего члена и начал нежно перебирать его рукой. Я ответил ему тем же и почувствовал, как его член начал набухать в моих руках. Я спросил, хочет ли он еще, он сказал, что хочет.

Я положил его на себя, зажал его член между ног и показал что делать. Он обнял меня и, целуя, начал поступательные движения. Член мой снова набух. Солдатик двигался быстро и порывисто, параллельно он терся животом о мой член, чем доставлял мне огромное удовольствие. Он очень сильно сжимал меня в своих объятиях, покрывал мое лицо страстными поцелуями. Наконец он резко выгнулся и я почувствовал между ног влажность. Я и сам был готов кончить. Взявшись за свой член, я довел себя до экстаза и начал кончать, поливая спермой откинувшегося от бессилия солдатика. Он только слабо шевелил руками, растирая мою сперму по всему телу.

Расставаясь, я сказал, что такого секса у меня еще не было. Он сказал, что у него тоже. На прощание мы долго и страстно целовались.

***

Буквально через несколько дней я узнал, что меня переводят на другую заставу. Меня занимали хлопоты по переезду. Семью я перевез сразу, но сам остался на заставе, чтобы окончательно закрыть все свои дела. Ночевал я в своей опустевшей квартире, устроив себе ложе на полу, расстелив в два слоя солдатские матрасы. Потрясающее ложе. Накануне моего убытия я решил попрощаться со своим солдатиком и зашел к нему в кочегарку. Он возился с котлами и, увидев меня, заулыбался и подошел ко мне. Я сказал, что у меня осталась одна ночь, чтобы с ним встретиться. Он сказал, чтобы я ждал его ночью. Однако времени у него будет немного, так как надолго от котлов не отойдешь. Я сказал, что нам хватит.

Я уже дремал на своем временном ложе, когда я услышал как он осторожно входит в мою квартиру. Он сказал, что у него сорок минут. Встав с кровати, я подошел к нему и начал медленно раздевать его. Он прижимался к моему обнаженному телу, ласкал мой разбухший член, перебирал мои яички. Раздев его полностью, я повалил его на свое ложе. Мы долго ласкали друг друга. Игрались нашими членами. Доводили себя до предела. И давали себе передышку, крепко прижавшись телами.

Мы перебрали все ранее опробованные позы и мне вдруг захотелось, чтобы он трахнул меня. Я сказал ему об этом, он спросил, что надо делать. Положив его на спину, я уселся на него и, смочив слюной свой анус, медленно ввел его член в себя. Он вошел легко. Его маленькие размеры доставляли мне приятные ощущения. Я начал подниматься и опускаться над ним, поглаживая руками его грудь и живот. Он одной рукой обхватил мой член и в такт моим движениям дрочил его. Другой рукой он перебирал мои яички. Так продолжалось довольно долго и я предложил ему поменять позу. Мне захотелось, чтобы он трахал меня сам.

Его член так комфортно расположился во мне, что мне не захотелось отпускать. Проявив чудеса гибкости, мы сменили позу так, что я оказался на четвереньках, а он за мной. Причем, член его не покинул меня ни на секунду.

Трахал он меня страстно, делая паузы, когда чувствовал приближение экстаза. Мы несколько раз сменили позу, но при этом я не отпускал его члена из себя. Он принялся дрочить мой член, а я дотянулся до его мошонки и щекотал его яички. Попробовал помассировать его анус, он не сопротивлялся, и даже позволил мне ввести в него палец. Кончили мы практически одновременно. Я набрал свою сперму в руку и, повернувшись к нему начал растирать ее по его телу, он помогал мне, растирая ароматную жидкость по животу, груди, бедрам. Он сказал, что ему нравится аромат и ощущения на коже. Я спросил, начал ли он онанировать. Он сказал, что онанирует практически каждую ночь, пользуясь одиночеством котельной. Посмотрев на часы, он заторопился и начал быстро собираться. Если сможет он придет еще, но на всяки случай прощается. Я сказал, что буду ждать его.

В ту ночь он больше не пришел, я не знаю почему. Я долго не мог уснуть, вспоминая наши встречи. Уснул я под утро, несколько раз кончив, онанируя.

После моего перевода я встречал моего солдатика только мельком, он кивал мне, приветствуя и нежно улыбался.