САЙТ ИМЕЕТ ВОЗРАСТНОЕ ОГРАНИЧЕНИЕ 18+
Пожалуйста, обратите внимание на оповещения размещенные на нашем сайте! А именно данный ресурс предназначен для лиц строго старше 18 лет, если Вы еще не достигли этого возраста убедительная просьба покинуть наш сайт с целью личной безопасности и соблюдения законов РФ.
Все рассказы и фотографии добавлены непосредственно самими пользователями, а это значит, что администрация проверяет лишь соблюдение законов РФ и тематику контента Размещенный контент не является пропагандой гомосексуализма.
Ограничение 18+

Трудная пятёрка

День начинался как всегда: уныло и скучно. Ничего не предвещало изменений к лучшему, тем более что сегодня была физкультура. Три урока пролетели незаметно, и вот наступает ненавистная моему сердцу физра.

- Опять 11 "В".

Голос физрука гулко пронесся по большому спортивному залу, эхом отдаваясь в его углах. Его ширинка как всегда была довольно сильно оттопырена, что наводило на мысль о вечном "стояке" его поршня.

- Все на улицу: сегодня сдаем кросс и бежим стометровку.

Я как всегда плелся в конце вяло тянущихся к выходу из зала парней с мыслями о том, что уж 5 километров мне точно не осилить. Но как всегда после недолгой беседы с физруком о моем отрицательном отношении к таким делам, как бег, я записывал результаты и был, так сказать, секретарем.

В конце урока учитель физкультуры подозвал меня к себе и сказал:

- Сегодня придешь в семь часов вечера. У нас будет дополнительная тренировка перед межшкольными соревнованиями и мне нужен будет секретарь.

- Но я не смогу сегодня: у меня завтра собеседование в моем будущем университете и мне надо готовиться, - запротестовал я.

- Захочешь иметь в аттестате оценку выше двойки - придешь, - отрезал мои дальнейшие высказывания физрук Михаил Сергеевич и ушел.

Оставшееся время пролетело незаметно: длительная подготовка к тестированию, домашние задания, ранний ужин, душ, и вот я уже около своей любимой школы, свет в которой горел только в спортивном зале.

Двигаясь по темному коридору первого этажа, меня волновали только две мысли: почему нет света в коридоре и где наш сторож?

В зале уже во всю шла тренировка: кто-то бегал, кто-то прыгал через козла, кто-то вытворял чудеса на матах, а несколько неизвестных мне парней, явно не из нашей школы, играли в баскетбол на одну корзину.

- А, наконец-то явился, - голос физрука был как всегда грубоватым. - Иди сюда скорей, только куртку в раздевалке оставь и бегом записывать.

И вот часа два с половиной я усердно трудился, занося различные результаты пробных забегов и прыжков в различные таблицы, и то и дело поглядывая на неизвестных баскетболистов. Надо сказать, что они явно уже вышли из школьного возраста, а их накачанные подтянутые тела достаточно высокого роста, говорили о регулярных занятиях в тренажерном зале.

После окончания тренировки я уже собрался было уходить, когда физрук попросил еще меня задержаться и посудить игру этих баскетболистов, которые разбились на две команды и в одной играл и сам Сергеевич.

- Но я ведь ни разу не судил игры, - сказал я, снимая куртку и направляясь в центр зала.

Сергеевич в это время закрыл зал изнутри на ключ и отправился играть.

Игра растянулась еще на час, и после ее окончания физрук объявил о реванше, который должен был последовать следом за игрой.

- Михаил Сергеевич, меня ведь дома уже потеряли, - сказал я, отказываясь судить.

- Так иди и позвони домой из моего кабинета, - ответил он, - скажи, что я тебя подвезу, и что ты будешь поздно.

После продолжительной лекции от матери о вреде поздних тренировок мне было позволено вернуться домой в любое время и, после пятиминутного перерыва, игра была продолжена.

Команда физрука опять проиграла и, после долгих криков в адрес плохого судьи, мяча и никудышной команды, все они отправились в душ.

Я стоял около раздевалки и ожидал выхода всех восьмерых человек, когда из двери высунулся полностью обнаженный Сергеевич и буквально за шкирку втянул меня внутрь.

Дверь в душевую была распахнута, и оттуда валил пар, скрывая тела обнаженных парней, которые там мылись, хотя их было всего трое. Остальные же, сдвинув пару скамеек, выставляли пузыри водки и нехитрую закусь...

"Теперь-то я понимаю, из-за чего ширинка физрука постоянно оттопыривалась", - мелькнула у меня в голове мысль при взгляде на этот гигантский член, висящий между ног у Сергеевича, - "такое хозяйство ни в какие трусы не вместится".

- Проходи, садись, сейчас немного выпьем, и ребята отвезут тебя домой, - сказал мне Сергеевич, по отечески похлопывая меня по плечу и подталкивая вглубь просторной раздевалки.

Я чувствовал себя совершенно не в своей тарелке среди этих голых качков со свисающими органами между ног. Я был как белая ворона на нудистском пляже. И как бы подтверждая это, один из парней предложил мне раздеться хотя бы до трусов, если я стесняюсь демонстрировать свой орган. Немного поупрямившись, я все-таки снял с себя одежду и, очень скованно себя чувствуя, рядом с такими мощными телами и большими пенисами, присел на край скамейки, поправляя черные плавки.

Водка полилась рекой, но от первых рюмок трех четырех мне все же удалось отказаться, как непьющему, - их заменили пивом. Но потом, уже слегка захмелевшие, они все-таки заставили меня выпить 50 грамм и меня тут же развезло. Беседа, шедшая между ними до моего "принятия на душу" была скучной (для меня), но после водки я стал активно вступать в диалоги на любые темы, отстаивать свои идеи, и самый здоровый качок, его звали Гоша, прозвал меня затычкой в каждой бочке. Темы разговоров были очень разнообразны: от спорта и вечерней игры в баскетбол до политики и политиков. Не обсуждали только женщин и секс, но в состоянии опьянения меня это нисколько не волновало.

Время летело, и было уже далеко за полночь, когда мы стали играть в карты: сначала просто так, потом на деньги. Мой скудный финансовый резерв быстро истек, и я стал играть "в долг": сто, двести, триста рублей - ставки росли как на дрожжах. На пятистах рублях я заявил, что в жизни не смогу расплатиться, и тогда они решили в мой следующий проигрыш перейти на желания, которые я должен бы был исполнить. В первый же проигрыш я остался без своих черных плавок, которые для меня ушли за 550 рублей, и, после моего обнажения, пара ребят спрятала свои пенисы, зажав их у себя между ног. Я заметил это, но не придал значения.

Еще через пару-тройку проигрышей и изрядного количества водки, выпитой остальными, я оказался на табуретках и танцевал эротический танец, извиваясь своим худым и длинным телом и весело подмахивая круглыми ягодицами. Многие из ребят как-то странно улыбались, ну а я старался как следует отработать свой проигрыш.

Вдруг со скамеек стали убирать стаканы, бутылки, карты, а вместо них расстелили два больших полотенца, закрыв ими всю поверхность скамеек. Недоумевая, для чего это было сделано, я продолжал танцевать, так как никто не разрешил мне остановиться и не давал соскочить со скамеек. Когда их приготовления были закончены, я вдруг с удивлением обнаружил, что у всех восьмерых члены налиты соком, и все они смотрят только на мой зад, а в следующее мгновение руки нескольких из них потащили меня вниз и уложили на скамейки лицом вниз.

Шумно перешептываясь, они лапали меня везде, где хотели, а чей-то толстый палец пытался проникнуть в мое очко. Сжимая кольцо ануса, я со страхом смотрел на проходящие мимо моего лица большие члены, каждый из которых имел свои особенности. Вдруг перед моим лицом возникло нечто совершенно неописуемое: очень толстый и длинный ствол с огромной бордовой от напряжения головкой торчал строго вверх, открывая моему взору два огромных яйца, которые казались бильярдными шарами, оттягивая гладковыбритую мошонку. Приподняв лицо вверх, я увидел улыбающегося физрука, рука которого тут же прижала его громадину к моим губам, а чей-то палец, смазанный кремом или смазкой, уже вовсю копошился у меня в анусе, приводя меня в какое-то странное состояние новыми ощущениями.

- Соси, сучёнок, если жить не надоело, - грозно прошипел физрук, проталкивая свой эрегированный пенис сквозь мои плотно сжатые губы, - этот гигантский чупа-чупс угостит тебя сладенькой начинкой.

Остальные засмеялись, довольные шуткой Сергеевича, а он тем временем все же пропихнул мне в рот свою сливообразную головку и начал совершать фрикционные движения. У меня в заднице орудовали уже пальца три, а кто-то подкладывал под меня скрученное полотенце, приподнимая бедра, но я не обращал на это никакого внимания, задыхаясь от нехватки кислорода, вызванной воткнутым по самую глотку гигантским членом. Неожиданно мой анус был освобожден от пальцев, и Сергеевич заявил, что он порвет меня первым, вытаскивая свой колом стоящий кол из моего саднящего рта и отправляясь прямиком к моей попке.

Его руки легли на мои ягодицы, и в следующий миг я взвыл от боли, так как он, не удосужившись даже раздвинуть мои булки, с силой вогнал в меня своего монстра по самые яйца. Мое очко было разорвано, но после нескольких мгновений резкая боль отступила, уступая место новому ни с чем несравнимому ощущению. Как только это произошло, перед моим лицом возник самый смазливый парень из всех, и я уже с некоторым удовольствием проглотил его увесистый член примерно 25 сантиметров в длину и стал усиленно сосать его, продолжая все сильнее и сильнее раздвигать свои ноги, чтобы боль разодранного очка отступила полностью.

Сергеевич драл меня по полной программе, его поршень ударялся о заднюю стенку, и мне казалось, будто он сейчас порвет мой живот или через горло вытолкнет член красавчика из моего рта. Красавец явно уже приближался к концу, так как его пенис сильно набух, и он трахал меня в рот, то и дело пытался воткнуть в него и свои яйца, которые звонко шлепали по моему подбородку. Вдруг он замер, воткнув свой член на всю длину в мой рот, и стал спускать. Одна, вторая, третья, четвертая струи большого объема с силой вылетали из его головки, ударялись о глотку, и мне приходилось глотать, ощущая солоноватый привкус и странный запах первой в моей жизни чужой спермы у себя во рту. Физрук же продолжал с оттягом долбить мою жопу и не стремясь кончать.

Меня перевернули на спину и Сергеевич, нависнув надо мной снова всадил мне в попку своего слона и принялся с бешеной скоростью пропихивать его в меня, раз за разом вынимая и снова вставляя своего дружка сантиметров 40-45 в длину. Еще несколько минут дикой ебли и он, со стоном выдернув своего монстра из моего растянутого очка стал с дикими стонами поливать меня густой спермой.

Когда весь живот и моя промежность были залиты его соком, он отошел к стене и сполз на пол, а меня тут же поставили раком, и чей-то достаточно крупный хер вошел в мою попку как по маслу, благодаря трудам "заботливого" физрука. В рот мне дал самый здоровый из парней и достаточно быстро кончил, а потом все было как в тумане: один член во рту сменял другой, и сзади происходило то же самое. Все они ни по одному разу трахнули меня и в попу и в рот перед тем, как отправить домой.

Отвезти меня вызвался все тот же красавчик, который был первым, спустившим мне в рот мужчиной в моей жизни. У него была классная иномарка - "AUDI V6" - темно зеленого цвета. По пути до моего дома мы разговорились. Его звали Колей, но он сказал, что все зовут его Ник, и я могу делать то же самое.

- Мне было жалко тебя, - сказал он, - если бы не было Сергеевича, я бы тебя никому не дал, только сам бы и попользовался. Ты мне сразу очень понравился.

И после этих слов остановил машину и впился в мои губы страстным поцелуем. Через пару минут, тяжело дыша, он стаскивал с меня остатки одежды и, перекинув на заднее сидение своего автомобиля, очень нежно овладел моей попкой, страстно целуя и лаская мое тело. Секс кончился обильным спуском в мой анус, и, не дав мне опомниться, он мгновенно стал ласкать мой член, гладить его, целовать головку, а потом сделал незабываемый минет и высосал всю мою сперму, которой оказалось просто гигантское количество, до последней капли.

Ник оставил мне свой телефон, и мы еще много раз после этого проделывали такие вещи в постели и в машине, что я и представить себе не мог.

Кстати, по физкультуре в аттестате у меня была пятерка, но за нее мне пришлось еще немало потрудиться своим ртом и попкой в кабинете у Михаила Сергеевича, но это уже совсем другая история.