САЙТ ИМЕЕТ ВОЗРАСТНОЕ ОГРАНИЧЕНИЕ 18+
Пожалуйста, обратите внимание на оповещения размещенные на нашем сайте! А именно данный ресурс предназначен для лиц строго старше 18 лет, если Вы еще не достигли этого возраста убедительная просьба покинуть наш сайт с целью личной безопасности и соблюдения законов РФ.
Все рассказы и фотографии добавлены непосредственно самими пользователями, а это значит, что администрация проверяет лишь соблюдение законов РФ и тематику контента Размещенный контент не является пропагандой гомосексуализма.
Ограничение 18+

Операция Анус

Часть 1

Служил я в медсанчасти В/Ч связи, затерявшейся в глухих лесах под Смоленском. Часть небольшая, секретная. Мой непосредственный начальник – делами практически не занимался. Жил он в офицерском доме на отшибе. Появлялся на службе утром на два часа и исчезал. Вся работа с больными ложилась на мои плечи. Да, собственно, и жил я по месту работы.

Каждый день – одно и тоже: прием больных...

Мне очень нравилось с глубокомысленным видом производить антропометрические измерения, во время которых, я, как бы случайно, касался их сосков, живота, члена, мошонки, ягодиц, разглядывать их анусы и наблюдать, как они реагируют на это, как солдатики, в полном смущении пытаются бороться со спонтанно возникающей эрекцией. А я, с умным видом, заносил данные в журнал и снова измерял их члены в покое и стоячем положении, оттягивая крайнюю плоть, обнажая их сочные залупы, скользил пальцем по уздечке, от чего, парни непроизвольно содрогались в сладостных конвульсиях, теряя самообладание. Однажды, от таких прикосновений парень кончил, облив меня своей спермой. Вот это был прикол.

Да, да. Вы правильно поняли: я - "голубой".

Так как часть маленькая и все друг друга знают, то сойтись с кем-то (ну, понимаете, в каком смысле) очень сложно. А природа требует своего...

Я помню ту ночь, что перевернула мое одиночество.

Я уже спал после трудового дня, когда меня разбудил стук в дверь. Матерясь и накидывая халат, иду открывать: стоит солдатик, бледный и перепуганный. Долго не могу понять, что случилось. Говорит невнятно и путано. Губы дрожат, чуть не плачет. В конце концов, выясняю: игрался парень с пластиковой бутылкой из-под шампуня, и теперь эта бутылочка... глубоко в кишке. Еб-й в рот! Что делать? Отправлять в больницу – скандал для части, позор для парня, жизни у него не будет. Брать на себя ответственность за эту "операцию"? Ни с чем подобным в своей медицинской практике я не сталкивался... Ситуация.

Жалко парнишку, симпатяга.

Что делать? Веду его в процедурную.

- Раздевайся и ложись на кушетку.

Парня трясет от стресса.

Пока он раздевается, наблюдаю за ним: красивый, стервец, хорошие мышцы, крепкий живот, крутая попка, классный член.

Пальпирую живот, потом укладываю его на спину. Спрашиваю, какая конфигурация бутылки, ее размер и каким концом он ее ввел себе в зад. Так, в диаметре - около пяти сантиметров (ни х-я себе), круглая, без острых углов. Вводил донышком. Мудак!

На ближнем конце – круглый отвинчивающийся колпачок.

Надеваю резиновые перчатки.

- Подтяни ноги к голове.

Осматриваю анус: он легко растягивается – значит – парень не новичок. Крови нет. Жирно смазываю вазелином перчатки, сам анус и подходы к нему. Ввожу указательный палец. Глубоко. Подушка пальца натыкается на круглую головку бутылки. Круговыми движениями пальца ощупываю ее.

Да, ситуация...

- Потужься, как будто срешь.

Парень надувается. Бутылка крепко "сидит" на месте.

Ладно. Принимаю решение.

- Сейчас выпьешь слабительное.

Даю лошадиную дозу английской соли. Парень, морщась и давясь, с трудом выпивает стакан.

Пока подействует лекарство, есть время поговорить.

- Ну, Саня, поговорим. Ты только не дергайся, расслабься и успокойся. Если "операция" по извлечению бутылки пройдет успешно, никто не узнает, я тебе обещаю... Я все понимаю, сам когда-то игрался с подобными игрушками... Оформлю тебя в стационар на несколько дней с диагнозом – гастрит. Если не получится – направлю тебя в госпиталь. Это для тебя хреново, скандальная огласка. Сам понимаешь. Но, будем надеяться на лучшее...

Говорю, а сам, поглаживая его бедро, постепенно добираясь рукой к кудряшкам яиц, думаю, "как бы я тебе сладко отсосал твой классный хуй, а потом, трахнул твою крутую попочку".

От этих мыслей мой член вскочил и нагло высунулся из прорехи халата.

Саня, открыв от неожиданности рот, обалдело вылупился на мой стояк.

- Да, да, не ты один, я тоже "голубой". Ты удивлен?

Саня вдруг заерзал.

- Ну, что, пора? Дуй за ширму, там, на табуретке "утка". Когда будешь опорожнятся, тужься изо всех сил.

Парень помчался за ширму. Слышу, как он со стоном тужится, и как шлепаются жидкие каловые массы.

Потом наступает тишина. Жду.

- Ну, как?

В ответ – молчание. Заглядываю за ширму – парень тихо плачет.

Подхожу в плотную к парню, руками обхватываю его голову и прижимаю к себе, нежно поглаживая его шелковистые волосы.

Саня, уткнувшись носом мне в живот и обхватив меня за талию, разрыдался.

- Ну, что ты, Сань, успокойся, все будет хорошо.

Я помогаю ему подняться с "утки".

- Давай, я тебя подмою, и мы подумаем, что делать дальше.

Я вынес "утку", подмыл парня, уложил на кушетку.

- Значит, так. Сейчас я тебя накормлю спазмолитиками, сделаю несколько обезболивающих уколов, введу руку в попку и, вручную, буду вытаскивать бутылку. Наверное, будет больно, но ты потерпи. Другого варианта нет. Согласен?

- Да. - Только и мог произнести бедный парень.

Я провел все необходимые предварительные процедуры.

- Ну, приступим. Ложись на левый бок и согни ноги.

Парень безропотно подчинился. Передо мной во всей красе явился его анус.

- Правой рукой растяни булочку... Еще сильней. Так.

Под натиском пальцев, анус раскрылся темной щелкой.

Мой хуй снова вздыбился от вожделения...



Часть 2 (последняя)

Вот она, совсем рядом, эта, такая сладкая, щелочка, куда он хочет нырнуть, погрузившись во влажный, горячий и тугой туннель, и скользить в нем вперед-назад, набирая скорость и сладострастье, а затем, зайдясь в экстазе, выплевывать струи густой спермы.

Господи, о чем я думаю! Мне предстоит сложная операция, а я думаю о ебле!

Собрав все свои силы, я постарался отрешиться от сексуальных мыслей. Надо сосредоточиться.

Надеваю перчатки, густо смазываю их и анус скользкой смазкой.

- Ну, с богом. Саня, расслабься. Я потихоньку буду вводить пальцы по одному, чтобы постепенно растянуть анус. Мы с тобой будем переговариваться, чтобы корректировать мои действия. Договорились? Поехали.

Ввожу один палец.

- Нормально?

- Да.

- Так, теперь – два... Терпимо?

- Да.

- А теперь – три... Не больно?

- Н-ее-т.

- Молодец.

- Сейчас – четыре...

Парень застонал.

- Терпи, мой хороший.

- Тер-плю...

- Молодец, у нас все получится... Сейчас – самое трудное – я введу всю кисть...

Сложив пальцы узкой лодочкой медленно тараню анус.

- А-а-а...

Моя кисть, растягивая анус нырнула в кишку.

Манжетка ануса обхватила запястье.

Рука, словно, в ловушке, плотно охвачена кишкой. Еле шевелю сжатыми пальцами.

Пальцы нащупали верхушку бутылки. Захватываю шарообразную головку крышки указательным и третьим пальцем...

Хорошо, что она такой формы, была бы плоской – ни хуя бы не получилось. Крепко сжимаю ее пальцами и начинаю медленно выводить руку. Блядь. Манжетка не пускает, да и головка бутылки выскальзывает из смазанных скользким гелем пальцев перчатки...

Уже несколько раз при попытке протащить самую широкую часть кисти через анус бутылка выскальзывает и "возвращается" на прежнее место.

Надо менять тактику. Оставляю бутылку в покое и с трудом вытаскиваю руку.

- А-у-у. - Воет парень.

- Блядь... Выскальзывает из пальцев. - Констатирую я. - Отдохни. Знаю, что больно. Жопа горит? Надо терпеть. Так... Ладно. Придется насухо вытереть рабочие пальцы и середину ладони. Пальцы сожму в кулак, чтобы они остались внутри сухими и не скользили. Придется таранить твой анус кулаком, чтобы пальцы добрались до бутылки сухими... Давай, перекурим.

Жадно затягиваемся.

- А жопа у тебя классная... Давно о такой мечтал... Сейчас бы ее оттрахать, а я занимаюсь хуйней... Не обижайся. Это я так, для разрядки. Я переживаю не меньше тебя. Ну, что, поехали?.. Расслабься, Серый. Только не ори, всех разбудишь. Уткни рот в подушку. И потужься, словно срешь. Давай, тужься. Ну! Блядь! Тужься! Ноги держи, сука!

Вижу, как от натуги раскрывается чуть не выворачиваясь анус. Тараню жопу предельно сжатым кулаком.

Парень глухо воет в подушку.

Под натиском кулака анус растягивается словно пасть питона, поглощающего свою добычу, медленно накрывая резиновую оболочку медицинской перчатки... Фу-у-у... Самая широкая часть кулака преодолела анус, и дальше, вот фокус, жопа быстро "всоса-ла" оставшуюся часть кисти.

- Блядь, я внутри... Так... Сейчас я выпрямлю пальцы.

Сделать это невероятно трудно. Рука сжата кишкой, словно тисками... С огромным трудом, преодолевая сопротивление кишки, выпрямляю пальцы. Надо их подвести под шишку головки и сжать. Блядь, как это трудно... Ага, захватил.

- Так, Серый... Ответственный момент. Давай, тужься изо всех сил. Помоги мне вытащить руку. Лопни от натуги, но тужься!

Чувствую, как некая сила изнутри начинает помогать мне.

- Еще, еще тужься!

- А-а-а.

- Не ори, а тужься, пидор! Извращенец хуев.

Упираясь второй рукой в ягодицу Серого, с трудом освобождаю руку из плена и вытягиваю эту дурацкую пластиковую бутылку, под вопли парня.

Рука и бутылка - в говне, остатки которого вываливаются из растянутого ануса, растекаясь большой коричневой лужей.

- Все, пиздец! Мы победили!

Ноги парня, рухнули в эту лужу говна. Он лежит в полной прострации.

- Все, Серый. Муки кончились. Отдыхай.

Я смываю говно с перчаток, потом, освободившись от них, тщательно мою руки.

- Живой?

- Не знаю...

- Значит, живой. Еще будешь играть с бутылками? Нет? Знаю, что будешь. Но я тебе не дам. Приспичит – приходи ко мне, оттрахаю за милую душу так, что никаких буты-лочек не потребуется... Я серьезно... Вставай. Вот там, за дверью – душ. Приведи себя в порядок, а я займусь уборкой твоего говна.

Парень с трудом поднимается и, шатаясь, плетется в душ.

Я смотрю на его попку и ноги в говне, потом, открыв форточку, натягиваю толстые хозяйственный перчатки, беру тряпку и начинаю уборку.

В моей душе - необыкновенное ликование. Я успешно провел трудную операцию. Я спас парня от позора и от преследования в части. Я был очень доволен собой.

Когда я закончил грязную уборку, из душа вышел чистый и красивый Серый.

- Лови. - Я бросил ему большое полотенце. - Вытирайся.

Я залюбовался им, наблюдая, как играют мышцы его ладного тела.

- Иди сюда.

Я достал из загашника медицинский спирт, налил в мензурки и протянул одну парню.

- Давай, выпьем за победу!

Мы опрокинули сосуды. Закусывать было нечем. Закурили. Хмель быстро ударил по мозгам.

- Иди ко мне, ближе, еще.

Я, сидя на крае стола и широко раздвинув ноги, обхватил парня за поясницу и вплотную подтянул к себе. Я прямо и по-хозяйски нагло смотрел в его голубые глаза. Руки скользнули по голой спине и сжали его крепкие булочки. Парень ойкнул.

Как я хотел впиться засосом в его сочные губы. Как хотел, но сдержался. Мне было интересно, как он сам целуется.

- Поцелуй меня.

Он секунду помедлил, затем, мягко прильнул влажными теплыми губами к моим, обняв мою голову руками. Его язык проник в мой рот и забегал там, затем забрался между губами и зубами, потом... Я не выдержал и впился засосом в его податливые губы. Серый застонал от боли. Мой хуй снова выскочил из-под халата в полно боевой готовности. Почувствовав это, Серый отпрянул от меня и, опустившись на колени, обхватил жарким ртом моего коня.

С огромным трудом, я, преодолев яростное сопротивление, оторвал его от своей игрушки.

- Не сейчас, Серый. Надо еще провести одну процедуру.

Он удивленно смотрел на меня.

- Иди на лежак и встань на коленки.

Серый испуганно вытаращил глаза.

- У меня там все болит...

Я пьяно рассмеялся.

- Боишься, что я тебя выебу? Не бзди! Давай, становись раком! – Приказал я свирепея.

Парень сник и принял позу.

- Оттопырь жопу! Сильнее! Так.

Я осторожно прикоснулся языком к развороченному анусу, отчего Серый, вздрогнув, застонал.

- Не бойся, дурень.

Я проник языком в анус и сделал несколько поступательных движений.

Серый замычал.

- Все, все. Теперь я смажу внутри антибиотиком и ты свободен.

Завершив процедуру, я зарегистрировал в журнале поступившего "гастритика".

- Я поселю тебя во второй палате. Там одна койка свободна. Белье на месте. Всем говори, что у тебя гастрит. Вот тебе еще таблетки. Примешь сейчас две и завтра через четыре часа три раза. В 14.00 придешь на процедуры... Одевайся.

Заполнив журнал, бросил взгляд на "больного". Встал из-за стола. Подошел вплотную. Обласкал взглядом его высокий лоб, глаза с пушистыми ресницами, в которых чуть не утонул, тонкий прямой нос, сочные алые губы... Положил руки ему на плечи. Притянул его к себе. Прижался щекой к его нежной щеке. Я почувствовал тепло его кожи. Мои губы коснулись его уха. Я, как можно интимней и ласковей, прошептал:

- Давай держаться друг друга, если хочешь здесь выжить и не стать половой тряпкой для кодлы голодных сослуживцев... И никаких бутылок... Подумай, что бы с тобой было, если бы тебя застукали за этим занятием или ты попал бы не на меня. Все понял? Топай...

Но прежде, чем Серый сделал шаг, я впился в его губы, ухватив его за хуй. Поцелуй получился марафонским: я никак не мог оторваться ни от губ, ни от хуя.

- Все, уматывай, иначе я тебя сейчас выебу.

Сполоснувшись под душем, я рухнул в койку. Три часа ночи. Сна – ни в одном глазу. Крутой гудящий стояк. Хотел, было, отдрочиться, но сдержался. Перед глазами – Серый, такой красивый и такой беззащитный, все этапы ковыряния в анусе, его глаза и губы...

Не уж-то влюбился?.. Не знаю. Знаю, другое. Жутко его хочу. И пока мы служим – мы будем вместе.