САЙТ ИМЕЕТ ВОЗРАСТНОЕ ОГРАНИЧЕНИЕ 18+
Пожалуйста, обратите внимание на оповещения размещенные на нашем сайте! А именно данный ресурс предназначен для лиц строго старше 18 лет, если Вы еще не достигли этого возраста убедительная просьба покинуть наш сайт с целью личной безопасности и соблюдения законов РФ.
Все рассказы и фотографии добавлены непосредственно самими пользователями, а это значит, что администрация проверяет лишь соблюдение законов РФ и тематику контента Размещенный контент не является пропагандой гомосексуализма.
Ограничение 18+

На необитаемом острове

Я сижу голый в бамбуковых зарослях необитаемого острова, рядом никого нет. Утро было туманным. Вдруг со стороны моря донеслась чудесная мелодия. Сквозь туман показались очертания огромного корабля, медленно приближавшегося к берегу. Его свернутые паруса ожили, свисая фестонами, расправляясь и покрывая мачты щитами огромных складок. Береговой ветер, пробуя дуть, теребил паруса ;наконец ,тепло солнца произвело нужный эффект, воздушный напор усилился и рассеял туман.

Мое сердце наполнилось радостью, когда от корабля отделилась лодка, полная загорелых гребцов; среди них стоял молодой капитан яхты Диас. Он смотрел на меня с улыбкой, которая грела и торопила. Когда капитан сошел на берег, мне показалось, что с небес спустился сам Аполлон. Его вьющиеся темные волосы, причесанные в средневековом стиле, глаза, руки, великолепный член могли покорить кого угодно. Движения Диаса были полны силы и природного аристократизма. Я купался в лучах, исходящих от капитана, стараясь впитать в себя все без остатка. Мы смотрели на море.

Потом Диас поднялся с песка, встал передо мной, явив моему взору свое бесценное богатство. Он стал поглаживать ствол и яички, и я увидел, что у него отсутствует растительность на лобке. Я прислонился к его твердому и в то же время гибкому члену, начал его целовать и лизать, слегка посасывая. Затем откинулся на спину, развел пошире ноги, слегка приподняв ягодицы. Диас начал медленно погружать свое орудие в мой анус. Толчок, и я почувствовал, что погружение закончилось.

Он обвил мои ягодицы своими крепкими руками, начались всплытия и погружения, которые то убыстрялись, то замедлялись. Так продолжалось до тех пор, пока эти движения не превратились в бешеные скачки. И вот, капитан затрепетал, силясь продлить прекрасные мгновения, но "ковбой" изогнулся, и я почувствовал, как влага любви оказалась во мне. Диас вынул член и приблизил его к моим губам, чтобы сладостная жидкость стекла мне в рот.

Мы продолжали заниматься любовью прямо в теплой воде моря, в десяти метрах от берега, оглашая окрестности стонами и криками удовольствия. Диас поддерживал меня за ягодицы, а я ,обвив руками шею этого бесстыдного атлета, словно наездник в седле, прыгал в задаваемом ритме, доставляя наслаждение себе и молодому человеку.

Диас пригласил меня на свою яхту, но, чтобы взойти на ее борт, нужно преодолеть небольшую водную преграду.

Мы вошли в теплую воду и поплыли, держа друг друга за руки. Впереди прекрасная парусная яхта «Этерия»,на борту которой мы оказались через несколько минут. Диас на секунду оставил меня одного, чтобы накрыть стол вкусными яствами из своих запасов. Он взял из вазочки свежевзбитые сливки и равномерно покрыл ими свой член. Я обхватил губами великолепное орудие капитана и начал играть языком, всасывать в рот, нежно теребя рукой его яички.

Диас изнывал от сладострастия, притягивал мою голову ближе, чтобы погрузить своего красавца как можно глубже. Его ствол был готов взорваться от ласк, словно граната. И вот чека сорвалась, выстреливая живительный эликсир любви, подгоняемый взрывом оргазма. Я с жадностью проглотил все до капельки. К этому времени и мой солдатик был готов к бою. Диас со стоном бросился на меня и стал осыпать страстными поцелуями. Слышались звуки поцелуев, наши тела переплелись, губы слились в единое целое. Сладостные вздохи сменялись словами любовной истомы, жарким бредом. Огонь любви охватил обнаженные тела и зажег настоящий пожар, неистовый и безумный. Мы впивались друг в друга пылающими от похоти глазами, состязались в искусстве соблазна, изощрялись в непристойности поз.

Я лежал на спине с высоко поднятыми вверх ногами, а капитан нежно щекотал мои пятки возбужденными окольцованными сосками, щипал мои соски и вылизывал языком ямку вокруг пупка. Потеряв терпение от такого сладостного безумия, я вставил ему в рот свой член вместе с яичками.

Он сосал их, доставляя мне божественное наслаждение, заставляя меня стонать от полученного удовольствия. Диас на мгновение освободил мой член из плена своих губ и, не дожидаясь разрядки, перевернулся на живот, предлагая мне свою упругую бархатную попку. Я воспользовался этим предложением и вогнал в манящую щель свой жаждущий близости ствол. Капитан не чувствовал боли, он постанывал от приятных ощущений: от возвышенного полета на пик наслаждения, от водовада блаженства, от повышенного адреналина в крови, от резких, но в то же время приятных движений моего члена в гроте любви. Наш слух услаждали звуки чавкающего члена в упругом отверстии средневекового рыцаря, шлепанье моих яичек по его бархатистым ягодицам.

Я пытался продлить минуты счастья, но финал был близок. Из боевого орудия извергались фонтаны горячей сладко-горькой спермы, заполнившей образовавшуюся пустоту. Мне захотелось, чтобы мой визави испил чащу любви до дна. Я поднес к его губам свой член. Это безумно возбудило моего капитана. Он стал пить божественный нектар из живительного источника. Я плакал от радости: мой рот и щеки были влажны, возможно, что это были не слезы ; меня растрогало то, что Диас готов замереть в судорогах до последней истомы.

Наслаждение было мгновенным, как молния, и бесконечным, как вечность. Капитан жадно, нетерпеливо и сладострастно поглотил мой член в свои недра. Все силы моего ума и тела соединились в желании крепко обнять его восхитительное, смуглое тело. Мои руки касались приятно пахнущих каштановых волос, сжимали шею, бродили по атлетической груди, губы прикасались к нежной коже подмышек, а нос зарывался в густые заросли под ними и втягивал запах разгоряченного тела. Я хотел, чтобы у меня было четыре пары рук, как у спрута, чтобы ими впивать в себя желанное тело Диаса. Мгновение или вечность продолжались эти объятия, но наступил миг, когда внезапно обессиленные, мы одновременно разжали свои руки, и, замирая от счастья и томления, крепко заснули.