САЙТ ИМЕЕТ ВОЗРАСТНОЕ ОГРАНИЧЕНИЕ 18+
Пожалуйста, обратите внимание на оповещения размещенные на нашем сайте! А именно данный ресурс предназначен для лиц строго старше 18 лет, если Вы еще не достигли этого возраста убедительная просьба покинуть наш сайт с целью личной безопасности и соблюдения законов РФ.
Все рассказы и фотографии добавлены непосредственно самими пользователями, а это значит, что администрация проверяет лишь соблюдение законов РФ и тематику контента Размещенный контент не является пропагандой гомосексуализма.
Ограничение 18+

В бане

Часть 1

Произошло все это безобразие довольно давно, два года тому назад, весной, вернее ранним летом 1997 года. В то время командовал я взводом в звании старшего лейтенанта, и так как-то получилось, что в роте у меня осталось после весеннего приказа только трое "стариков", которым надо было уходить осенью - все остальные - более молодые.

Само собой, когда дедов не так много они начинают борзеть, тем более, что молодых, которых можно "припахать" - в достатке, а когда их всего трое - они и офицерам особых хлопот не доставляют. А эта троица вообще-то как довольно давно "спелась" - все время они были вместе, даже в самоходы вместе ходили (а если количество самоходов не хамское и боец в нем нигде не засветится, то начальство глаза на такой самоход закроет, тем более если боец уже "старенький"). Поговаривали, что у них даже баба одна на троих, и что ебут они ее все втроем. (Кстати, впоследствии выяснилось, что это именно так и есть, ходили они тут к одной телке и устраивали с ней групповушку).

Ну что, по логике жанра положено подробно охарактеризовать каждого персонажа, что я попытаюсь сделать. При такой "характеризации" я волей-неволей буду забегать вперед, рассказывая о некоторых "фишках", с которых каждый из них балдел, так что заранее пардон. Вовка Михей. Фамилия его была Михеев, но иначе как "Михей" его у нас никто не звал. Говоря о нем трудно удержаться от слова "очень" - очень красивый, очень веселый, разбитной парень. Такие, как правило, бывают в деревнях гармонистами. Да он и был из деревни, но не был "деревенским" в обычном понимании этого слова - неплохо понимал хорошую музыку, видно, что в школе много читал, говорил на правильном русском языке, и, что тоже для меня немаловажно - у него были очень ухоженные руки. Не холеные-наманикюренные, а вот просто, крепкие мужские руки без этого "лоховского" траура под ногтями. Да и фигура...

Вообще многие "деды" под конец своей службы начинают усиленно "качаться", но как я замечал, не многим удается в самом деле сделать себе фигуру, по которой можно изучать анатомию. Этим вот троим удалось. Не сказать, конечно, что они бы Шварцнеггера за пояс заткнули, но что-то общее с моделями Макеланджело у них было - не "мясо", а "резьба по кости". Когда они начинали насиловать турник, то это надо было видеть - просто красивые тела, сугубо эстетическое наслаждение.

Ну и когда мне приходилось оставаться в роте после отбоя и кто-нибудь шлепал по коридору с синих солдатских трусах "парусами" - это тоже было еще то зрелище. Между прочим, не знаю почему, но носили они почему-то только именно "уставные" трусы. Обычно деды стараются одевать свое белье, трусы плавками и все такое, но вот эти всегда носили именно застиранные синие трусы, что, конечно, тоже только подчеркивало мускулистые крепко сбитые тела.

Хуй... А что можно про хуй сказать? Либо он красивый, либо нет - в любом случае надо видеть. На хуй Михея стоило посмотреть, ну и, конечно, одними смотринами, дело бы не ограничилось, уж в этом-то я уверен. Даже расслабленный он был довольно длинный, необрезанный, с пропорциональной залупой, слегка коричневатый, большая мошонка, волос на хую и на теле не особо много, но есть - на груди, небольшая "дорожка" от паха вверх примерно до половины живота, ноги, само собой. Хотя, что говорить о самом животе - разбитый на четкие "кубики" пресс с очень тонкой кожей без малейших следов жира.

Ну и попка - маленькая, аккуратная плотно сжатая, с небольшими ямками по бокам, совершенно без волос, только вот около самой дырочки - черные завитки - ну, короче ты меня понимаешь, кончить можно только от одного вида.

Ой, что-то начал я рассказывать про одного, и так почти про всех и рассказал. Я ж говорю - все были как на подбор. Разве только характеры разные. Вот Лешка Николаев, например, был самым закомплексованным - то есть тогда в первый раз в бане (расскажу, расскажу, потерпи немного, он, как мне кажется, больше всех стеснялся, и как-то больше в стороне был. Правда смотрел на нас во все глаза и хуй стоял, но по лицу было видно, что ему и хочется подрочить и стыдно что ли... Так что рукой он двигал медленно, и как бы стесняясь. Потом, однако, разошелся, и даже, было дело, меня удивил. Впрочем, они все меня удивили - каждый по своему. Ну да ладно, давай по порядку.

Остался Ромка Кудрин. Как-то все время я, да и не только я, считал его самым тихим. В отличие от того же Михея он почти никогда не "выебывался" - то есть не спорил, не говорил вежливых гадостей (про которые не поймешь - дерзость это или выражение верноподданических чувств) отцам-командирам, да и вообще, по большей части вообще молчал. Вот Ромка меня удивил больше всех - воистину говорят - в тихом омуте... Короче, когда он входил в раж, такого самца надо было бы очень долго поискать. Если его "завести", а заводился он, что называется, "с полтычка", то с ним можно было делать абсолютно что угодно, лишь бы "был контакт". А стонал... Громче и эротичнее всех. Даже, наверное, "стонал" - это слишком мягко сказано, а другого слова и не подберешь - выл, рычал... Ну, вроде все рассказал, что забыл - дорасскажу. Далее. Так вот, собственно, с чего все началось, в бане-то. Как-то в конце мая, в пятницу была моя очередь вести роту в баню. Делов-то там никаких - построил, привел, помылись они там, ну и обратно в роту, и можно домой сваливать. Комбат наш был в отпуске, так что особо можно было не напрягаться, впереди два выходных, погода просто шепчет, все ротные офицеры уже съеблись по домам, да и я тоже особо задерживаться не собирался. Думаю - приведу их в баню, дам 10 минут, не успеют - их проблемы. И сам скорее домой, пивка хряпну, просто пройдусь по такой хорошей погоде, да и вообще - что на работе-то сидеть? Построил, пришли, говорю я им, дескать, ребяты, 10 минут вам на мытье, по две с половиной минуты на раздевание-одевание, короче, чтобы через 15 минут рота стояла построенная в обратный путь.

Ладно, завалились они в предбанник, я тоже туда, сел, смотрю стриптиз. Вообще-то офицеру в предбаннике быть небязательно, но не мог я удержаться от того, чтобы не посмотреть - тем более, что посмотреть есть на что. Тут же запах такой специфический пошел - ну понимаешь о чем я говорю - смесь ароматов кирзы с волнующим запахом молодых самцов. Не тривиальный пот, а что-то такое, еще даже отчасти детское, но уже вполне отчетливо "самцовое". Поерзал я, чтобы мой стояк особо не был заметен, пересел поаккуратней так, чтобы и душевую видеть, а мальчики мои там уже резвятся. В нашей роте офицеры говорили, я сам, правда, никогда не видел, что если их подолгу оставлять, то некоторые почти в открытую дрочат, прикрываясь мочалкой, но тут времени было маловато поэтому все просто ускоренно мылись, хотя заметно было, что хуи у некоторых в приподнятом положении, особоенно когда друг другу спины мылят, и, само собой, хуями друг друга касаются. Только моя троица - Михей, Ромка и Лешка особо не торопились, но им оно и "по сроку службы" не положено суетиться.

Хороши, просто древнегреческие боги - в мыльной пене, все трое как обычно вместе, друг другу спину трут, и тоже, замечаю, хуи приподнятые - то есть вроде как не стояк, но явно больше, чем когда они в душ заходили. Пришлось мне снова поерзать, чтобы и свой стояк скрыть. Ну и пока ерзал - смотрю - мои "три богатыря" уже кучу-малу устроили - побороться-порезвиться им, видите ли, захотелось. Пригляделся получше - батюшки, да почти стоят-то у ребят хуи-то! Так если дальше пойдет, то у Михея скоро залупа из-под шкурки покажется!

Ну все, думаю, пора мне их потихоньку обратно вести, я уже насмотрелся, будет на что вечерком вздрочнуть, да и вообще - пора уже. Командую строиться, все молодые быстренько оделись, выбежали на улицу, а эти трое не спеша так, в развалочку, выходят из душевой, и Михей, как самый наглый и говорит: "Товарищ старший лейтенант, а давайте мы еще останемся, вы нам командирскую парилку откроете?" Ну вполне нормальное явление, люди старые, иногда им можно и на встречу пойти, но я что-то в тот день не хотел быть хорошим командиром, так что наотрез отказываю, хотя и одеваться их гнать просто рука не поднимается.

И вот прикинь - стоят они передо мной - Лешка с Ромкой к дверным косякам прислонились, а Михей прямо передо мной стоит, ноги немного расставлены, хуй уже немного опал, но все равно немаленький, и канючит: "Товарищ старший лейтенант, ну комбат же все равно в отпуске, а завтра суббота, мы какого-нибудь бойца пригоним потом из роты он там уберет..." Я стараюсь ему в лицо смотреть, а не на хуй, и чтобы отвязаться говорю, что я, дескать, сам собирался в ней сегодня посидеть, так что, мол, ребятки, давайте, одевайтесь, и в роту. Тут Михей делает самое наивное лицо и просится со мной вместе: "Товарищ старший лейтенант, а разрешите нам с вами в парилке посидеть - ну что вы там один будете, скучно же... Мы и девочек можем организовать, и сейчас какого-нибудь бойца за пивком пошлем..."

Ну, с девочками я их, конечно обломал - что, мол, при мне на территорию чести ни одна блядь не прошмыгнет. Михей тут же согласился, говорит: "Ну так давайте посидим мужской компанией, пивка хряпнем, попаримся как следует..." Ну уж тут я сделал вид, что он меня уговорил, хуй, говорю, с вами, давайте. Вышел на улицу отправил роту в расположение, одного салажонка послал за пивом - себе три бутылки "Балтики № 6", им - по четыре бутылки "Балтики № 9". Ладно, открыл я командирскую парилку, зашли. А там отделано все пристойно - деревянный шпон, видак, телефвизор, приличный музыкалиный центр, холодильник... Тут как раз Шурик с пивом прибежал - поставил я его в холодильник. Михей было потянулся было за бутылкой, но тут я его обломал, сказав, что это все для меня, а срочникам пиво не полагается. Вижу, загрустил паренек. Ну ладно, пошли в парилку, посидели, погрелись, поплескались под душем, спинки потерли друг другу, смотрю, все трое так и маются отсутствием пива. Михей снова ко мне подкатывает: "А вот как бы все-таки пивка бы нам с вами выпить, товарищ старший лейтенант? Мы ж скоро на дембель, а со своим родным командиром взвода так и не выпили ни разу, даже пива" Я ему ответил что-то в том духе, что когда на дембель пойдешь - я с тобой выпью. И вообще - в самоходе - сколько угодно, при мне - ни в коем случае.

Смотрю - сошлись они как-то втроем, и тут Михей снова ко мне подваливает, я ему сразу говорю: "Не будет пива, понял?" А он мне в ответ: "Да я не за тем, товарищ старший лейтенант, давайте-ка мы вам втроем массажик сделаем" Не знаю, то ли и в самом деле у меня лицо как-то изменилось, потому что как-то странно на меня Михей потом смотреть стал. Ну чувствую я, что почти попал, и начинаю что-то такое плести, мол, бабы у меня долго не было, не хочу, мол, в смешную ситуацию попадать... А Михей так вполне естественно говорит, дескать, если встанет, то это нормально, от массажа в бане всегда встает, и вообще надо перед этим делом пивка ебнуть. Ну, короче, опять я сделал вид, что он меня уговорил, хуй, говорю, с тобой, давай, пей. Но если хоть одна сука проболтается, что я вас в командирской парилке пивом поил - сгною в караулах.

Тут все три этих жеребца в припрыжку буквально рванули в предбанник, к холодильнику - бегут, хуи болтаются... Я помедленнее пошел, иду думаю о постороннем, чтобы стояк свой немного сбить, поскорее в простынку завернулся, сел рядом с ними... Ну, пока я одну бутылку потихоньку цедил, они по две уже вылакать успели. Развалились на диване, распаренные, ноги все расставили...



Часть 2 (последняя)

Ну так, ни о чем попиздели, я им напомнил, что по уставу разрешается обращаться не только по званию, но и по имени-отчеству, пора уже потихоньку пиво из организма через поры выводить, Лешка с Ромкой встали, а Михей мне снова предлагает массаж. Послал я его на хуй, а у самого язык уже немного заплетается, думаю - надо мне чуток "отойти", полежать.

Ну эти жребцы с гиканьем в парную ломанулись, а я прилег на полке, думаю, если они сейчас снова тут борьбу устроят, то я меня уже точно встанет. Лег, расслабился, почти совсем мой полустояк ушел... И тут слышу какие-то осторожные шаги, и мне на грудь опускается пара рук! А еще две пары - на ноги. И начинают массировать. И, что самое интересно, в абсолютной тишине - слышу только дыхание прерывистое, да вода в душе льется. Пиздец, думаю, хуй потихоньку встает, если глаза сейчас открою - и эти мокрые тела вокруг себя увижу, то точно встанет как каменный, так что лежу пока с закрытыми. А эти волки потихоньку так мнут, но до того ж приятно!

Причем что самое интересно - я ж не знаю где кто! А те, что за ноги меня взяли - почти в самом паху руками водят, и дыхание такое прерывистое - почти в стон переходящее. Ну, короче, думаю, попал я - хуй уже стоит во всю, и тут приходит мысль - а гори оно все синим пламенем, все равно уже хуй стоит, надо глаза открывать. Открываю. И вижу прямо перед лицом - хуй, который стоит как образцовый часовой на посту! Пригляделся - это Ромка (ну вот тихий который) стоит у меня за головой, и руками мне по груди водит! А Лешка с Михеем стоят на коленях по бокам, уже в наглую мне руки в промежность засунули, и там копаются... Глаза у всех полуприкрыты, и у всех троих (а если со мной - то у всех четверых) такой стояк недетский, и все постанывают...

Ну сам подумай - прямо перед носом у тебя хуй торчит - и солдатик тебя уже внаглую за соски теребит - что тут делать? Протянул я руку, взял Ромкин хуй в кулак, он аж дернулся весь, как будто его током ударило, и к моему лицу ближе наклоняется. Ну, короче, я тоже немного вверх подался - и в рот его хозяйство засунул. А когда двигался, то и этих двоих - Михея с Лешкой немного "спугнул" - вынули они меня из паха руки, и тут Михей вдруг резко закидывет мне ноги наверх, раздвигает очко, и туда - головой! Вот уж чего не ждал, так этого!

А Ромка, видно, увидел что мой хуй к нему ближе оказался и начал облизывать его как мороженое. Только Лешка - ну который "скромный" не у дел остался, в сторонку отошел, стоит, смотрит на нас, и немного хуило свой поглаживает. И слышно только как Михей чмокает около моего очка, так как Ромка стонет. А у меня от его стонов еще сильнее встает, хотя, если подумать, куда ж еще сильнее?.. Ну, короче, повалялись ты так уж не знаю сколько времени, поднимает Михей от моего очка голову, смотрит на меня пьяными глазами и говорит: "Может, еще пива?" Я чуть ли не силой отрываю Ромку от своего хуя, беру его за плечи, пару раз тряхнул - смотрю, приходит парень в себя, потихоньку в предбанник двигается. Лешка уже там сидит, пиво достал, открывает. Молча открыл, молча перед нами поставил, хотя у самого глаза бешенные.

Ну сели, Михей и Лешкой на один диван, я на другой, а Ромка ко мне вплоную плюхнулся, чуть ли не на колени, ноги раскинули, Ромка мне ногу на ноги закинул, одной рукой бутылку держит, а другой яйца себе почесывает... И все молчат, просто гробовая тишина, хотя, повторюсь - глаза у всех шальные и пьяные. Ладно, так минут пять прошло, потом Михей радио включил, а там что-то такое медленное, тягучее передавали, ну короче как раз под настроение. Не сдержался я, снова взял Ромкин хуй в руку и потихоньку ему надрачивать стал. А Михей с Лешкой глядя на нас тоже потихоньку дрочить начали. А когда я Ромку к себе притянул и в губы поцеловал, то и они недолго думая сосаться начали.

Бля, не знаю, сколько мы так просидели, только потом потихоньку Михей ко мне подходит, весь трясется, на хую висит капля смазки, становится на колени и ни слова не говоря заглатывает мой хуй. Не знаю, сосал он по началу очень плохо, непрофессионально... но потом потихоньку вошел в раж, стал головой крутить... Ну, короче, подумал я, что если и был у него опыт, то очень небольшой. А Лешка ноги еще шире расставил, и дрочил уже совсем в открытую, залупа так и мелькает в руке, мокрая, смазка течет... А мы с Ромкой все продолжаем целоваться, и я думаю - чем черт не шутит - и пальцем ему в очко. А он, заразочка такая, еще глубже на мой палец насел! И вообще, знаешь, как меня Ромка удивил? Раз, наверное, на четвертый или на пятый, я уже его пару раз трахнул к тому времени, да и Лешка с Михеем его тоже выебать успели, он сказал, что его ебать надо "по черному" - то есть сильно, жестко, чтобы к его очку очередь стояла. Ну и, сам понимаешь, мы ему в этой маленькой радости не отказывали. Ну и чувствую я, что кончу скоро.

Хлопаю слегка Михея по плечу, он на меня глаза поднимает, а хуй мой так во рту и держит. Я ему шепчу - сил говорить почти не было, мол, кончу сейчас, он мне кивает и начинает еще активнее языком работать. Ну, короче, кончил я много, а как сперма пошла, так Михей хуй изо рта выпустил, и все ему на лицо попало. И вот представь себе ситуацию - сижу я, совершенно охуевший, одной рукой Ромке дрочу, пальцами другой ковыряюсь у него в очке, сам Ромка теребит себе соски, и стонет как в хорошей порнухе, прямо напротив меня сидит на диване Лешка, рука и залупа блестят от смазки, тоже постанывает и дышит тяжело, на полу передо мной - сидит Михей, все лицо у него в моей сперме, голову закинул, тоже дрочит себе.

Тут Лешка начинает постанывать и хуй свой теребит просто как доильный аппарат, видно, что парень на подходе. И вот тут меня Михей и удивил. Уж не понимаю я как это ему так быстро удалось, но вот оказался он перед Лешкой, сел перед ним на колени, голову запрокинул, Лешку взял за бедра и как заорет во все глотку: "Лешка, бля, кончай мне на ебальник, скорее! Помочь? Кончай, сука, больше спермы хочу!" Вот веришь - если бы мне такое рассказали - не поверил бы никогда, если бы сам не видел. Лешка как-то судорожно головой замотал, дескать, помогать не надо, и тут на Михея и кончил - прямо на ебальник, как тот и просил. Кончил, отдувается, стонет, а Михей лег на пол, ноги раздвинул, как блядь последняя, себе дрочит, и снова орет, а язык-то заплетается, пиво, видно, сказывается: "Ромка, хуля сидишь, иди сюда, бля, только ты один меня и не обкончал!" Ромка с меня встал, подошел к Михею, стал над ним, и тоже было дрочить начал, но тут Михей снова орет: "Садись на меня, сука, и давай скорее!" Я тоже встал, к ним подошел, Лешка тоже стоит рядом, потихоньку хуй теребит, обнял я его за плечи и вот так и смотрели, как Ромка сел на Михея сверху, и тоже, минуты через две кончил.

Класс, слушай, лежит Михей, яростно дрочит, все лицо и грудь в сперме, она стекает по нему, и вот сам он наконец тоже выстрелил, и забрызгал себе живот... Ну там уж дальше - как в тумане было - опустились мы над ним, на колени, Михей орет что-то еле-еле понятное: "Бля, класс, бля, еще хочу..." растерли мы по нему все нашу сперму, я тоже ему пальцем в очко потыкал... Вот так вот выяснилось, что у Михея такая фишка - чтобы кончали, и обязательно на него.

Потом уже, после всего этого как-то разговорились, кто с чего балдеет, и Михей сказал, что когда они втроем свою бабу общую ебали, то его всегда прикалывало, когда пацаны кончали. Говорит, прикольно было смотреть, как сперма с хуя летит, и как-то все время хотелось руку подставить. А тут, говорит еще лучше получилось - прямо на лицо попало. Хотя вот такого, чтобы именно на лицо - такого не было. Главное, чтобы на него, ему на тело. А учитывая то, что у меня тоже такая фенечка есть, мы с ним даже поначалу немного ссорились и спорили, кто на кого кончать будет. Ну вот, рассказал я тебе, как меня Михей с Ромкой удивили. Но Лешка тоже скучать не дал. Уже раз на четвертый или на пятый, стояли мы в душе, просто под струей, и слегка так друг другу подрачивали, "датые" слегка, конечно.

И тут Михей говорит: "Пацаны, я поссу", и тут же и начинает ссать. Ромка тоже, ни слова не говоря струю пускает. Я было руку под эти струи подставил (а до того мы еще ссаться-то не пробовали, кстати), а Лешка просто садится на пол, берет их хуи в руки и на себя направляет! Михея вообще, когда подопьет на легкий с/м тянуло, так он тут же фишку просек и у Лешки спрашивает: "Че, бля, нравится?" А Лешка их хуями как шлангами поливает себя... Да, хорошие ребятки были... Хорошо мы с ними покувыркались и поплескались эти четыре месяца...