САЙТ ИМЕЕТ ВОЗРАСТНОЕ ОГРАНИЧЕНИЕ 18+
Пожалуйста, обратите внимание на оповещения размещенные на нашем сайте! А именно данный ресурс предназначен для лиц строго старше 18 лет, если Вы еще не достигли этого возраста убедительная просьба покинуть наш сайт с целью личной безопасности и соблюдения законов РФ.
Все рассказы и фотографии добавлены непосредственно самими пользователями, а это значит, что администрация проверяет лишь соблюдение законов РФ и тематику контента Размещенный контент не является пропагандой гомосексуализма.
Ограничение 18+

Армейский опыт

Часть 1

Опыт сексуального общения с мужчинами у меня - с 21 года. До армии я не подозревал о своих предпочтениях. А вот на втором году службы мне открылось нечто новое в себе. Это было полной неожиданностью. Служил я в пограничных войсках в Тбилиси. Был связистом в авиаотряде. В этих войсках части не отличаются большим количеством людей. Связистов было человек 7, плюс один водитель и два "штабника". Так что о "дедовщине" и прочих "ужасах" говорить нечего. Что-то такое было в учебке, три месяца - и все. "На объекте" - узле телефонной связи - нас было всего двое: я и мой "одногодка" сержант, украинец (после техникума, поэтому старше на два года). Сержантом, между нами говоря, был он так себе (по службе, я имею ввиду). Ничего толком не знал, зато понту было - как у любого начальника, который боится, что его не будут слушаться.

Однако отношения были неплохие. Практически, две комнаты узла были для нас отдельной квартирой. Дежурство круглосуточное. Так что мы там и жили, в казарму на третий этаж поднимались не часто. Парень он был довольно симпатичный: высокий, худенький, но мускулистый, с большим красивым носом, светлыми волосами и глазами, постоянно покрытыми сексуальной поволокой. И через какое-то время длительного общения я вдруг стал замечать, что дышу на него не очень ровно. Появились какие-то смутные мысли, желания... Был у нас маленький телевизор, который мы смотрели по вечерам и ночам. Экран маленький, приходилось сидеть вплотную друг к другу.

Вот один раз я не выдержал и позволил себе его обнять. Он сначала в шутку отбрыкивался, а потом неожиданно его рука случайно соскользнула вниз, и он почувствовал, что у меня стоит. Я думал, что он меня прибьет: в его руках была ЗИПовская отвертка, которой мы регулировали настройку старой развалины (телевизора), и он со всей дури ударил меня по руке. После чего вскочил и приготовился к отражению возможного нападения. Это меня так разозлило, что я, сам того от себя не ожидая, начал на него наезжать: "Чего ты боишься? Я что, тебя насилую? Что ты здесь такого увидел?" Он же в ответ высказал мне то, о чем мне вообще-то давно уже следовало бы знать о себе. Но это меня разозлило еще больше, и я продолжил: "Да ты хоть сам можешь выебать? Ты же трус". И с этими словами я вдруг нагнулся раком и продолжил: "Ну, может тебе свет выключить, чтобы стыдно не было?". И только тогда я осознал, что действительно хочу секса с ним, а не прикалываюсь над его "неправильным" истолкованием моих сексуальных реакций на него. Это было такое потрясение, что я застыл, молча глядя на него. В конце концов, оба пришли в себя. И наши отношения продолжились, как ни в чем ни бывало.

Я не решался больше с ним говорить на эту тему, а он дальше невинных шуток, вроде дефилирования по узлу в одних трусах, ползаний на карачках по полу, заглядывая в люки с проводами, и "случайному" приближению ко мне, когда я настраиваю нижний отсек аппаратуры и оказываюсь головой наравне с его яйцами в самой критической близости, тоже не решался продвигаться. Сейчас мне кажется, что он меня просто провоцировал, чтобы снять с себя всякую ответственность за возможный секс, если бы я был понастойчивее... Но до конца службы так ничего и не случилось. Ходили друг вокруг друга, и оба не решались.

Сейчас бы меня в то время! Теперь-то я уже вижу, что там было как минимум несколько возможностей начать сексуальную жизнь, а не фантазировать, что я своему сержанту, пока он днем спит в углу, заправляю в рот свой хуй, или как он, заломив меня на рабочий стол, трахает в зад. Между прочим, под этими фантазиями я один раз в его отсутствие решил попробовать, как же это получается, когда пацана ебут в жопу. И выбрал для этого самую большую отвертку из ЗИПа с толстой ручкой, намазал ее кремом после бритья и засадил, чуть ли не сразу кончив от возбуждения. Такого кайфа я еще никогда не испытывал. Но вот реальных партнеров я себе так и не нашел. Во-первых, из-за режима дежурств мы практически ни с кем не общались толком. Все считали нас "привилегированным" подразделением - ни нарядов, ни подчинения общему распорядку. Все видите ли, должны что-то делать, а "этих" никогда не трогают, строем они не ходят, спят до обеда, отбой для них не отбой и т.п. Во-вторых, я не мог вычислить, с кем же этим можно заняться, чтобы он не растрепал на всю часть.

Несколько пацанов из других подразделений (это я смог понять только после армии, когда начал активную сексуальную жизнь в новом качестве) пытались "прощупать почву" насчет более интимных отношений, но настолько осторожно, что я, как человек неопытный, совершенно не понимал их истинных желаний. Просто многие пытались завязать дружбу только ради доступа к телефонной связи, и мне казалось, что ничего иного этим вполне сексуальным ребятам и не надо. Так что армия для меня в плане развития сексуального опыта прошла бездарно. Зато я понял, что меня интересует на самом деле.

Осознание своих голубых предпочтений перевернуло практически все мои представления о нравственности и правильности. Ведь если я и другие считают меня нормальным, хорошим пацаном, то почему это мое влечение к мужчинам должно быть плохим? Значит, быть голубым - это тоже вполне нормально и хорошо. Что интересно, я к своему сержанту испытывал настоящую страсть, чего со мной никогда не было до армии в общении с девочками (они были мне в эмоциональном плане совершенно безразличны - "ну, если хочешь, то поцелуемся, а мне это на хуй не нужно"). Мне хотелось его всего облизать, обласкать; я готов был целовать ему пятки, задницу - все, что угодно. Этот же дурак все твердил мне, что, окажись я в его родной украинской деревне в Ворошиловградской области, местные пацаны меня бы просто убили. При этом он милостиво позволял мне гладить его по голове, обнимал за плечи и ласково почесывал мои уши во время ночного просмотра очередного американского боевика по местному ТВ (в середине 80-х это было верхом демократии, чего не было ни на одном центральном канале из Москвы). Походы же в баню были просто пыткой, которая доставляла ему массу удовольствия: видеть, как я смотрю на его хуй и ничего не могу себе позволить в присутствии других пацанов.

Из армии я уволился с полным сознанием того, что мне нужно срочно искать выходы в голубую среду. До самой этой поры я ни разу с этим не сталкивался! Начал читать книжки по сексологии, который стали активно печатать в то время. Давали мне их в университетской библиотеке, как секретные материалы - только в специальной комнате в книгохранилище и только из рук в руки от самой заведующей этим хранилищем. Книги были обернуты в газету, и мне строго настрого было запрещено подниматься с ними в студенческий читальный зал. Весь срок, пока я их читал, они хранились в кабинете заведующей - никто из девочек на "выдаче" не должен был знать, что студент читает такие книги. В областной научной библиотеке от меня потребовали письменное разрешение декана факультета на чтение подобной литературы. Слава Богу, в университетской нравы были посвободнее.

Там же в библиотечном туалете я обнаружил, что стенки кабинок исписаны какими-то надписями. Стал читать и обнаружил, что это геевские объявления. Веришь, не веришь, но в армию я призывался с первого курса университета. Однако ничего подобного я в жизни не замечал раньше! Написал ответное послание, указав день и место встречи. Пришел. Это был холл предварительных касс в кинотеатре. Стал у окна. Жду. Заходит какой то пухляк. Мне он не понравился, и я не стал на него обращать внимания. Он постоял немного рядом, попытался установить контакт глаз. Я - ноль эмоций, как будто жду кого-то совсем по другому поводу. Он ушел, грустный. Сейчас этот парень оказался генеральным директором крупной страховой компании. Женился и трясется, что все узнают о его наклонностях, бедняга. Некоторое время спустя возле моей ответной надписи появилась приписка, что меня будут ждать в такое-то время на том же месте.

Я пришел. Зашел невзрачный парень и сразу же взял инициативу в свои руки. Никаких эмоций он у меня не вызвал. Однако я подумал, что надо же когда-то попробовать, и пошел с ним на квартиру, которую тот снимал. Это был какой-то пиздец. Я был уверен, что он не новичок. Он, как потом оказалось, думал то же самое. Никаких сексуальных реакций этот парень у меня не вызвал. Но я хотел, чтобы трахнули меня (ну, наконец-то!!! Хуй с ним, что внешность не та, все равно на один раз). Начали с орального секса. Я лег на кровать, а он встал на колени перед моим лицом. Лично у меня его хуй желания что-то делать самому не вызвал. Так что пришлось тому быть активным дающим. Вроде бы ничего, понравилось с закрытыми глазами. Ну, думаю, надо все-таки и мне возбудиться. Куда там. Вспомнил свой армейский опыт с отверткой и говорю ему: "Давай ты меня выебешь в жопу".

То, что я услышал в ответ заставило меня остолбенеть. "А он туда поместится?", спросил Марат (так его звали) и взял со стола карандаш. Дальнейшие действия побудили меня встать и начать одеваться - Марат решил проверить свои сомнения тем, что стал засовывать мне в очко этот деревянный предмет. Это было уже слишком. Вслед Марат успел мне прокричать: "Ну, когда же мы встретимся еще раз?!" "Никогда", подумал я и ответил: "Не знаю, зайду как-нибудь на той неделе". Я благодарил судьбу, что историки (Марат учился на истфаке) находятся в другом учебном корпусе через три трамвайных остановки от моего. В конце концов, он понял, что ждать меня бесполезно.

Я продолжил поиски. Геи должны встречаться в парках, решил я. В конце концов, когда я шел через один ростовский сквер, какой-то встречный парень так зыркнул на меня глазами, что я обернулся. Он смотрел мне вслед. Я сел на скамейку и стал ждать. Он подошел. Часа два мы гуляли и разошлись, договорившись о встрече через несколько дней (парень был из Таганрога - города в 80 км. от Ростова). Через несколько дней я долго ждал его и дождался совершенно другого нового знакомого. Оказалось, что этот сквер был местом встреч ростовских голубых. Новый знакомый был лет на 10 старше. Он-то и ввел меня в курс дела. Через несколько месяцев мы расстались (по моей инициативе). И я стал, набирая сексуальный опыт, искать себе постоянного друга. Кроме общения в скверах, никаких других возможностей искать друзей-геев тогда не было. В конце концов, год спустя мне повезло.

От армии у меня осталось сексуальное возбуждение от военной формы. Но секс с солдатами (курсантами, омоновцами) бывает очень редко. С натуралами мне трахаться не интересно. Сколько ни пробовал (снимал несколько раз солдат и сверхсрочников) - одно разочарование. Ни один не проявил интереса к самому процессу - интересует только результат (кончил - хорошо). А как этого результата достичь - данная проблема их не особо волнует: сунул-вынул и все. И попробуй что-нибудь предложи, сразу становятся в позу: я, дескать, должен быть рад, что они вообще согласились трахаться, а не дали по морде.

Геи-военные встречались мне не очень часто. В основном старшие офицеры лет за 40. Но это не то. Очень люблю смотреть армейское гей-видео (беру иногда у друзей), но своих кассет на эту тему нет. Видел одну кассету русского производства (для западной компании), но качества ужасного, да и сюжеты довольно банальные. Разве только модели в форму одеты - вот и все отличие. Возможно, есть что получше.



Часть 2

Как-то я собрался в баню насладиться видом обнаженных парней, нисколько не подозревающих о том, что они выступают невольными исполнителями своеобразного стриптиз-шоу. Разнообразие тел и физических особенностей дает массу образов для дальнейших фантазий. Они даже подумать не могут, в чем им потом приходится участвовать…

Взяв билет в душевую, я прошел в пустую раздевалку, из которой через дверной проем просматривались два ряда П-образных кабин. Народу было совсем немного: стайка подростков, пара - тройка мужиков, и…. Еще при входе я заметил две аккуратно сложенных стопки белья и солдатского камуфляжа, а сейчас обратил внимание на двух хорошо сложенных парней, занимавших две ближайшие ко мне кабинки, на которых, вне всякого сомнения, этот камуфляж еще несколькими минутами ранее и был надет. Было видно, что они пришли мыться вдвоем.

Я не стал спешить заходить в зал, сел на скамью прямо напротив проема, где можно было наблюдать за ними, и начал намазывать себе голову жидкостью для волос. Это как раз давало мне несколько минут для того, чтобы не сразу переходить к банным процедурам и оправдывало мое сидение. Один из парней вышел из кабинки в проход между рядами и стал намыливать себя. Он стоял лицом ко мне, и я мог прекрасно разглядеть все прелести его фигуры, обтянутой смуглой кожей. Он не был мускулистым качком, но все тело являло собой гармонию мужской плоти: красивые покатые плечи, тонкая талия, округлый крепкий зад, ровные ноги, чуть прикрытые нежными темными волосками.

Я завороженно посмотрел на то, что находилось у него между ног: большие аккуратные яички лежали на дне упругого волосатого мешочка, свободно перекатываясь вслед за намыливающими движениями цепких и сильных пальцев, а поверх них грациозно свисала плотно обтянутая темной кожей аппетитная колбаска. Если этот член так красив в не эрегированном состоянии, то какой же он в стоячем положении?.. Оторвавшись от созерцания этого мужского великолепия, я увидел, что парень внимательно смотрит на меня. Его черные глаза, казалось, читают все мои тайные мысли. Он спокойно отвернулся и пошел под душ.

Я украдкой посмотрел на его друга. Тот был занят своим телом и, казалось, даже не подозревал, что вокруг него могут совершаться и иные, более интересные вещи. Ну, зачем же еще люди в баню ходят, как не помыться - было написано у него на лице. Его сексуальное достоинство резко отличалось от того, чем обладал друг: Небольшие яички были тесно поджаты к низу живота и торчали в разные стороны, а тоненький и длинный белый хоботок, перевалившись через них, свободно болтался из стороны в сторону.

Изучающий взгляд первого парня вывел меня из душевного равновесия. Я совершенно не был готов к такому повороту событий, чтобы реализовать одну из своих фантазий в ближайшее же время. То, что он догадался о моих желаниях, не оставляло никаких сомнений. Что же делать: рискнуть или упустить надвигающуюся возможность? Пока я собирался с мыслями, он вдруг вышел из душевой в раздевалку и сел неподалеку. Я осторожно повернул голову. Тот искоса глядел на меня, делая вид, что никуда не сморит и ничем не интересуется, а просто отдыхает.

Установилась тяжелая пауза. Было ясно, что он ожидает каких-то действий с моей стороны. Была, ни была, подумал я и осторожно произнес: "Хочешь потрахаться?" Казалось, будто это вовсе был не мой голос, и не я произнес эти слова. У меня было такое чувство, будто все это происходит с кем-то другим, и я являюсь свидетелем, а не участником этой сцены. Парень буквально пробуравил меня пристальным взглядом и тихо спросил: "Пососешь у меня хуй?" Я молча кивнул головой. Жестом он сделал мне знак подойти к нему. Его свисающий к полу член был уже набухшим и напоминал толстую сардельку. От томного чувства внизу живота у меня пошли мурашки по коже, и я почувствовал, как кровь стала заполнять поры моего полового органа. "Что, прямо здесь?!" - недоуменно спросил я, оглядываясь по сторонам. Судорожно вспомнив, что в душевом зале есть один уединенный уголок, я облизал моментально пересохшие губы и предложил: "Иди за мной".

Уверенным шагом войдя внутрь зала, я сразу направился в узкий тупиковый отсек, в котором располагались три единственные душевые стойки, вокруг которых была расположена капитальная сцена, а не соседние "помывочные места". К счастью они были пусты. "Серый, я тут", - предупредил парень своего дружка, проходя мимо, и направился вслед за мной.

Мы расположились в самой дальней кабинке. Ее П-образная форма и близость капитальной стены напротив скрывала нас от случайного взгляда. Я встал на колени в самом углублении, а парень расположился так, что издалека казалось, будто он стоит лицом к потоку воды из душевого соска впереди него и получает наслаждение от мытья. Невзначай заглянувшему в этот тупик был бы едва виден только зад и спина парня, если бы, конечно, этот залетный клиент бани не вздумал занять соседнее с нами место.

За высокой кирпичной, облицованной кафелем, перегородкой позади меня шумно купались подростки, обильно перемежавшие свою речь матом и шуточками, неторопливо приводили себя в порядок мужики и, ничего не подозревая, заботился о чистоте своего тела Серый. Стоило хотя бы кому-либо из них сделать каких-то несколько шагов за угол, чтобы оказаться свидетелем (или участником?) захватывающей сцены…. От этой мысли возбуждение становилось еще более интенсивным, а ощущения - острыми.

Обхватив крепкие ягодицы парня обеими руками, я осторожно коснулся самыми краешками губ его головки, налившейся словно большая спелая слива. Крепкий, будто бы стальной, ствол резко дернулся вверх и вырвался из слабых объятий моего рта, когда я нежно провел языком по уздечке и вдоль разрезика, из которого выступила капелька клейкой смазки. Парень издал чуть слышный стон и схватился руками за кирпичные бока кабинки, двинув низ своего корпуса вперед к моему лицу. Теплая вода струйками била по его торсу, стекала на живот, ноги и капала крупными каплями с поджатых к самому члену яичек. Я начал медленно облизывать ствол, постепенно спускаясь к напрягшейся мошонке. Взяв ее в ладонь и немного поиграв пальцами с находящимися там плотными шариками, я стал покрывать волосатый мешочек глубокими поцелуями, оттягивая губами поджатую кожу и щекоча шершавыми сосочками своего языка.

Парень пошире расставил свои ноги, открывая доступ к промежности. Воспользовавшись этим, я развернулся, сел на задницу, поместив свою голову между его ног и с наслаждением впился в заросший волосами участок тела между мошонкой и анусом. Парень согнул ноги в коленях и начал двигать нижней частью своего тела вперед и назад, стараясь чтобы я захватил своими губами и языком все нижнее пространство. Он был особенно настойчив, когда мой нос упирался в дышащую жаром коричневую дырочку. В конце концов, высунув язык, я начал неистово лизать ему очко. Парень замер и выгнул спину, оперевшись обеими руками за душевую стойку. Двумя руками я раздвинул упругие половинки и стал тщательно вылизывать область вокруг ануса, щекотать кончиком языка складки на анальном отверстии, норовя поглубже проникнуть туда.

Его дырочка трепыхалась, сжимаясь и разжимаясь, словно живая. Иногда она приоткрывалась, и я сразу же заполнял появившееся отверстие языком, разрабатывая и увеличивая его. Периодически мой влажный и шершавый язык проваливался в горящее огнем пространство за анальным сфинктером и остужал его. Во рту ощущался горьковатый вкус, смешивающийся со стекающей по спине водой и моей слюной. Продолжая держаться одной рукой за стойку душа, парень бережно поглаживал головку и ствол своего хуя, массировал яички, медленно мастурбировал. Неожиданно он резко развернулся, схватил меня за волосы и грубым движением приблизил мое лицо к своему пульсирующему органу, ткнув его прямо в губы. Широко открыв рот, я заглотнул всю головку пениса, ставшего увесистым куском мяса, и начал посасывать ее. Его кожа дышала свежестью и чистотой, а затекающая в рот вода перемешивалась со слюной, обильно увлажняя ствол и придавая члену неповторимый вкус. Парень обхватил мою голову руками, крепко сжал и начал настойчиво продвигать свое заметно увеличившееся в размерах орудие вглубь глотки. Хуй заполнил весь мой рот, так что я даже не мог двигать языком, а он продолжал засовывать его все дальше и дальше, стремясь ввести весь без остатка.

Наконец, мой нос уперся в жесткие волосы на лобке, языком можно было легко коснуться плотных ядрышек в мошонке. Я начал задыхаться: вода заливалась в мой нос, а пенис перекрыл дыхательные пути в горле. Я попытался было освободиться, но тщетно! Крепкие руки плотно прижали мое лицо к животу. Фыркая, я старался избавиться от воды в носу, все мое внимание было сосредоточено исключительно на причине моих страданий. Я был в полной отключке: весь мир свелся только к процессу орального секса. Рефлекторно сокращающиеся мышцы глотки доставляли моему партнеру море удовольствия без всякого контроля с моей стороны. Я беспомощно издавал какие-то гыгающие звуки, слезы заливали глаза, умоляюще смотрящие сверху вниз на насмешливо довольное, ухмыляющееся лицо дающего. Казалось, еще мгновение, и я потеряю сознание. В отчаянье я сжимал и разжимал свои руки, обхватившие сочные ягодицы моего избранника.



Заметив это, парень перекрыл поток воды из душа и позволил мне чуть вытолкнуть его хуй из горла, чтобы отдышаться. Слюна нескончаемым потоком стекала из уголков моего приоткрытого рта, наполовину заполненного куском смуглого мяса. Во время секса мы практически переместились из кабинки в проход. Я сидел на каменном полу на заднице, согнув колени и упираясь руками за своей спиной, находясь между ног своего партнера. Душевая стойка была за его спиной. Если бы я сильно наклонился назад, то моя голова уперлась бы в противоположную стену. Оба мы были прекрасно видны тому, кто вздумает заглянуть в выбранный нами тупичок. Не успел я только подумать об этом, как услышал приближающиеся шаги и зовущий голос: "Тимур, ты здесь?"

Секунду спустя в проходе показался Серый. "Ну че, ты идешь….", - начал было он и тут же осекся. "Ебать мой хуй!…." - он остолбенело вытаращил на нас глаза. Я выронил обмякший член парня изо рта и ошалевшими глазами посмотрел сначала на Серого, потом на Тимура. Размашистыми шагами Серый двинулся на нас, вопросительно глядя на своего друга: "Ни хуя себе...

Слышь, а у меня он отсосёт?" Тимур отодвинулся, уступая место Серому. "Давай, возьми у него в рот", - обратился он ко мне. Лихорадочно сверкая глазами, Серый торопливо стал засовывать свой ещё нерабочий хоботок в мой рот. Я сел на корточки, схватил его за тонкие ляжки пониже ягодиц и принялся отсасывать мягкую плоть, с силой втягивая ее всю целиком, энергично массируя губами основание, смыкающееся с лобком и мошонкой, и теребя языком уздечку под маленькой, ненапряженной головкой. Временами я широко открывал рот, как бы стремясь заглотить весь детородный инструмент со всеми принадлежностями, и, уперев длинную гибкую соломинку в небные миндалины, водил языком под поджатыми яичками. Всё это приводило мягкую плоть в движение. Она набухала, заполняя пространство рта, нервно подергивалась, стремясь пробить себе дорогу вглубь.

Пенис второго парня был поменьше в объеме, но гораздо длиннее. Он не был настолько тверд, чтобы грубо таранить мое горло, и, спокойно следуя изгибу глотки, проникал все дальше и дальше, что позволяло мне легко заглатывать уже почти эрегированный член. "Кайф", - делился своими ощущениями с Тимуром Серый. А я почувствовал, что головка Серого успешно миновала корень языка и проскользнула куда-то ещё ниже. Ставший упругим ствол пениса плотно надавил на основание моего языка, а увеличившаяся головка словно пробка заткнула глотку. Я поперхнулся и непроизвольно начал совершать судорожные глотательные движения. Головка, массируемая волнообразно сокращающимися мышцами, комом стояла у меня в горле. Широко раскрыв рот, как рыба, выброшенная на берег, я захватывал порции воздуха, захлёбываясь обильно выделяющейся слюной, которая ручьем стекала по подбородку.

Тимур стоял рядом и с интересом наблюдал. Его пенис опять возбудился и напряженно покачивался вверх-вниз, а яички нервно дышали, то поднимаясь, то опускаясь в туго натянутой мошонке. "Он, кстати, и жопу лижет", - как бы между прочим заметил Тимур. "Да ты чё?", - удивленно посмотрел на него Серый. - "Пиздец. А ну-ка, давай". Он вынул хуй из моего рта, повернулся спиной и, полуприсев, нагнулся, положив локти сверху на бедра. По центру его белой задницы в обильном обрамлении небольших белесо-рыжых волос сверкало розовое отверстие. Я расположился на коленях и, не раздвигая половинок, ухватился обеими руками с боков за его ягодицы. "Ну, ты встал, словно тебя в жопу ебать будут", - усмехнулся Тимур и бережно похлопал своего дружка по спине. "Я, блядь, тебя выебу", - огрызнулся тот. "На хуя? У нас есть кого другого ебать", - многозначительно намекнул Тимур.

"Ты ж подставишь?", - обратился он теперь уже ко мне, легонько онанируя свой инструмент. Я перестал целовать анус Серого и посмотрел на Тимура: "У меня презерватив в раздевалке остался. Может, вообще не надо? Отсосу и всё". "Как это "всё"?", - начал куражиться Тимур. - "Не-е-т. И без гондона подставишь. Верно, Серый? На хуй нам твой презерватив...". "Давай-давай, лижи, потом разберемся", - потребовал от меня Серый вместо ответа другу. "Давай!", - поддержал его Тимур, становясь сзади меня, и крепко прижал рукой мое лицо к заднице Серого. - "Лижи".

Высунув язык, я принялся обрабатывать подставленное заднее место. Тимур крепко прижимал меня к анусу товарища, так что мои губы плотным кольцом окружили выходное отверстие прямой кишки. Он буквально вдавливал мое лицо в разрез посередине ног, не оставляя мне ничего иного, как силой проталкивать язык внутрь розового "бутона" и сосать его изнутри. Потом Тимур чуть ослабил свое давление и начал силой водить моим лицом по разрезу на заднице Серого, стремясь, чтобы мой нос втыкался в обильно смоченное слюной анальное отверстие.



Часть 3 (последняя)

Тимур слез с моей спины и отошёл назад к стене. Я продолжил лизать Серому анус. Он переминался с ноги на ногу, подставляя то один, то другой участок своего зада, явно входя во вкус в отсутствие "помощи" со стороны друга. Последний, как выяснилось, не собирался терять времени зря. "А ну-ка, стань раком", - услышал я сзади себя голос Тимура. Оторвавшись от задницы Серого, я обернулся. Тимур обильно намыливал свой член. "Слышь, не надо!", - взмолился я. "Ты чего, не понял?", - возмутился он. - "Раком. Быстро". Его голос стал громче. "Ты что, хочешь, чтобы сейчас сюда мужики понабежали?", - угрожающе тихо произнес затем Тимур и кивнул головой в сторону перегородки, отделяющей нас от основного зала. Я приподнялся с колен и нагнулся. Тимур подошёл сзади и намылил мне зад. Серый молча встал сбоку и стал с интересом смотреть на нас. Точнее на то, как его друг, положив кусок мыла на перегородку, принялся осторожно засовывать свой толстый хуй в мою дырочку. Я дернулся от боли, рефлекторно пытаясь отстраниться от человека, внедряющего в меня большой и твердый предмет. Но тщетно. Его член с ещё большей силой принялся вдавливаться в мой зад: "Стоять!".

Я согнул колени и уперся ладонями в холодный пол, стараясь расслабить мышцу сфинктера. Тимур не спешил, медленно, но настойчиво вводя свой пенис. Мыло пощипывало задний проход, раздражая и вызывая желание почесать зудящее место. Головка с трудом продвигалась вперед, широко раздвигая мое очко, причиняя одновременно боль и успокоение от мыльного раздражения. Я стискивал зубы, чтобы не застонать от нахлынувших ощущений, и мотал головой, чтобы отвлечься.

Наконец, крупная "слива" проткнула тугой сфинктер и открыла широкую дорогу плотному, гладкому стволу. Я, сдерживаясь, глухо вскрикнул от пронзительной боли, которая тут же сменилась приятным ощущением полноты, заставляющем "насаживаться" глубже и глубже на вонзившийся в меня "кол". Ритмичными движениями Тимур принялся вгонять свой орган, покоряя сантиметр за сантиметром моего внутреннего пространства. Я повернул голову и увидел блаженную улыбку на его лице. Казалось, зайди сюда в этот момент какой-нибудь блюститель нравов, он окажется бессилен помешать процессу получения наслаждения.

Массируемая простата побуждала меня мять и крутить свои половые органы. Семя, казалось, остановилось где-то на полпути в далеких глубинах моей детородной системы и никак не хотело покидать ее.

Вдруг перед моими глазами, отрешенно глядящими на мокрый пол кабинки, появились ноги Сергея. Он взял меня за уши и легонько притянул к своему торчащему углом длинному и худому пенису. Мой рот автоматически открылся и заглотил около половины всей длины. Чтобы не потерять равновесия, я ухватился за его бедра и принялся сосать. Тимур крепко сжал мою талию своими сильным руками, поддерживая сзади, и обратился к другу: "Давай в две тяги". И они одновременно начали совершать фрикции в мои рот и зад. Серый интенсивно проталкивал свой член глубоко в глотку, натягивая меня за уши. Ему доставляло огромное удовольствие "тыкаться" хуем в заднюю стенку глотки, вызывая спазмы, и потом проталкивать его дальше, преодолевая сопротивление глоточных мышц. Изредка срыгиваемые из желудка скудные порции горячей жидкости "окатывали" чувствительную головку, заполняли мой рот и тоненькой струйкой вперемешку со слюной стекали по его яйцам.

В этот момент он замирал и начинал крутить моей головой, не вынимая хуя из глотки, заставляя губами и высунутым языком облизывать яички, густо, как мхом, покрытые длинными белесыми волосами. Волосы забивались в складки губ, налипали на язык и щекотали нёбо. Не было никакой возможности вытащить или сплюнуть их, что заставляло меня интенсивно тереться ртом об остающийся в горле ствол пениса. Это вызывало у Серого новую серию возвратно-поступательных движений и все повторялось вновь.

Одновременно Тимур изощрялся над моей задницей. Он-таки целиком загнал своего толстого монстра, так что его крупные яйца ритмично ударялись о мои. Руками, цепко сжимающими мне талию, он помогал себе натягивать широко раскрывшийся анус на свой упругий, плотный ствол и двигал вдоль него мое туловище вперед и назад. Его движения не были монотонными. Он то разгонял спринтерскую скорость, то вдруг одним мощным толчком вгонял свою "сардельку" на всю длину, круговыми движениями бедер тер её о стенки прямой кишки, растягивая сфинктер, затем резким движением полностью выводил хуй из ануса, после чего начинал садистски вводить и выводить наружу только его увесистую "шляпку", зажав ствол пальцами у основания. Возникающие при этом ощущения заставляли меня перебирать ногами на месте, полуприседать и корчиться в тщетном стремлении поглубже продвинуть терзающий задний проход орган, но одновременно мне приходилось вытягиваться в сторону Сергея, руководившего движениями моей головы по своему усмотрению.

"Слышь, дай я ему в рот дам", - попросил Тимур Серого после того, как в очередной раз полностью вытащил свой хуй из ануса и, осмотрев пенис, неожиданно не стал вводить его обратно. Серый отошел в сторонку, и я облегченно опустился на корточки. Перехватив двумя пальцами член у самого основания, Тимур осторожно, словно он нес впереди себя неразорвавшуюся бомбу, приблизился к моему лицу и размазывающими движениями принялся водить головкой хуя по моим полуоткрытым губам, силой вдавливая её вовнутрь.

Секс давно ввел меня в оглушенное состояние, полностью отключив всякий рациональный контроль за происходящим. Мне было уже абсолютно безразлично любое предложение, так что мои губы непроизвольно плотным кольцом обхватили головку и стали обсасывать ее поверхность. В это время Серый, подойдя сзади, пинком заставил меня распрямить колени и одним толчком вогнал мне в задницу свой член. Я инстинктивно дернулся и подался вперед. "Тихо, откусишь!", - сквозь зубы процедил Тимур и в свою очередь, обхватив мне голову обеими руками, с силой стал натягивать её поглубже на свой член.

Через некоторое время мой рот заполнился обильной порцией жирной и чуть горчащей на вкус жидкостью. Тимур испустил облегченный вздох и извлек свой обмякший член наружу. "Ну, чего ждешь? Давай глотай!", скомандовал он, заметив мое замешательство. "Нормально? Блевать не будешь?", спросил он после того, как мой кадык дернулся, пропуская вовнутрь содержимое рта. Я отрицательно помахал головой, постепенно приходя в себя и переваривая в голове произошедшее. "Продолжай", - кивнул Тимур Серому и направился в соседнюю стойку душа. С удвоенной энергией Серый принялся обрабатывать мой анус и, наконец, выстрелил в меня свою порцию спермы.

После этого они, как ни в чем ни бывало, оставили меня одного приводить себя в порядок, а сами ушли в раздевалку. Оттуда некоторое время периодически раздавались раскаты хохота. Потом все смолкло. И когда я вернулся туда, в раздевалке уже никого не было, кроме двух уже одевшихся мужиков, как-то странно посмотревших на меня...