САЙТ ИМЕЕТ ВОЗРАСТНОЕ ОГРАНИЧЕНИЕ 18+
Пожалуйста, обратите внимание на оповещения размещенные на нашем сайте! А именно данный ресурс предназначен для лиц строго старше 18 лет, если Вы еще не достигли этого возраста убедительная просьба покинуть наш сайт с целью личной безопасности и соблюдения законов РФ.
Все рассказы и фотографии добавлены непосредственно самими пользователями, а это значит, что администрация проверяет лишь соблюдение законов РФ и тематику контента Размещенный контент не является пропагандой гомосексуализма.
Ограничение 18+

Профессионал

Часть 1

Эту историю мне рассказал Володька, закадычный друг с детства. Учитывая, что прямое дословное воспроизведение его речи из-за обилия широко известных русскоязычных выражений может привести в шок любого читателя, не зависимо от его ориентации, я как мог "причесал" его рассказ. Соответственно несколько изменил время и место действия, чтобы избавиться от необходимости объясняться с героями этого повествования. Но предварительно, чтобы было более понятно все произошедшее, чуть-чуть расскажу о нас с ним.

Не смотря на то, что дружим уже почти 20 лет, и теперь обоим уже за 30, наши отношения остаются самыми приятельскими. Даже поженились на двоюродных сестрах. Правда, он до армии, а я после. И наши семьи между собой дружны. Живем в соседних домах, дети бегают в одну школу, моя дочка в 4 класс, а Володькина уже в 6. За годы взаимного общения друг о друге узнали все, что только можно было узнать. Володька крупный симпатичный парень, чем-то похож на популярного в свое время актера Видова. Девки от него усыхали, что называется пачками, да и сейчас многие не против оказаться поближе к его телу. Однако Вовка однолюб, и кроме своей жены Ленки знать ни кого не хочет. Разумеется, во времена своей холостяцкой молодости оба мы не были монахами, хотя многочисленных и сокрушительных побед на сексуальном фронте ни у меня, ни у него не имелось. В общем, оба вели нормальный образ жизни, не выделяясь среди сверстников.

Однажды, правда, довелось, что называется "сексуально похулиганить". Это случилось незадолго до нашего ухода в армию. Молодая Володькина жена тогда укатила отдыхать к своим родственничкам в деревню, на две недели раньше своего мужа. У неё был большой отпуск (работала учительницей в школе), а Володькин отпуск был короче, да к тому же немного запаздывал, поэтому он собрался ехать в деревню попозже. И вот как раз в это время мне случилось случайно напиться в одной компании. Поскольку я уже был на сильном взводе, хозяева предусмотрительно от греха подальше отправили меня домой вопреки моему желанию гораздо раньше, чем я предполагал. Прихватив от обиды бутылку "Столичной", я направил свои стопы к изнемогавшему в одиночестве Володьке.

Пришлось несколько раз звонить, пока дверь открылась, и перед моими замутненными алкоголем глазами предстал Володька, на котором абсолютно ничего не было. То есть он не был совсем голым: спереди низ живота прикрывал кое-как повязанный передник жены. Оказывается, у него вовсю шла стирка. Стиральной машиной он тогда еще не разжился и поэтому стирал белье в ручную, не очень умело дрязгаясь в ванной. Наверняка большинство мужчин за этим занятием не могу выглядеть нормально. Володька не был исключением. Мокрый с ног до головы (толи от пота, то ли от брызг), стоя в луже воды на полу он выглядел злым и неприветливым.

- Ладно, бросай эти тряпки, давай расслабимся, - начал я с ходу снимать напряжение и для убедительности помахал уворованной бутылкой. - Заваливай, - володькино лицо заметно посветлело, - уже как раз кончаю. - Кончать - это хорошо! - похабно пошутил в ответ я, протискиваясь мимо приятеля в узком коридоре.

Продолжая шутить в том же ракурсе, я задрал у гостеприимного хозяина передник и сунул под этот передник руку. Володька попытался отпрянуть, но узкий коридор не дал это сделать, и моя рука наполнилась гроздью мужских гениталий. Конечно, мне доводилось видеть приятеля и в плавках, и трусах, но совсем голышом Вовку увидел впервые. А тут еще и его солидный член с крупными яичками оказались в моей руке. - Ну ладно, отвяжись, - хохотнул Володька и, выскользнув, пошлепал, сверкая голым задом по лужицам воды, в глубину квартиры.

Надо сказать, что вид сзади у него тоже был весьма и весьма соблазнительный. Даже Ленка (жена) шутила: "В моего Вовку влюбиться можно уже за одну только попку". Действительно попка была хоть куда. Мускулистая, подтянутая с выпуклыми мужскими, рельефными ягодицами она постоянно притягивала взгляды представителей женской и мужской половин человечества. А тут еще загар подчеркивал белизну её плавных очертаний. Более светлые, чем Вовкины ноги и спина, ягодицы были покрыты редкими темными волосами, которые заметно сгущались только около самой щели между целомудренных половинок.

Застолье на Володькиной кухне закончилось глубоко за полночь. К 2 часам ночи на полу рядом со столом красовались уже две пустые бутылки водки.

- Оставайся у меня, - радушно предложил изрядно подвыпивший хозяин, - куда ты такой кривой сейчас пойдешь?

Тащиться домой у меня настроения не было, и быстро раздевшись до трусов, я брякнулся на пустующее семейное ложе. Надо сказать, что от выпитого оба мы были изрядно хмельные, но вполне соображали, что делали. Как говорят ученые люди в таких случаях: адекватно оценивали все происходящее. Однако, нерастраченные гормоны в совокупности с алкоголем, сделали своё черное дело.

Укладываясь на кровать, Володька вдруг, со смехом, своей лапой схватил через трусы мой член: - Ты как хочешь, но теперь я должен потрогать ... Я ответил ему тем же. Одна минута, и после короткой борьбы, точнее игры, мы лежали с приспущенными трусами и гладили друг у друга стремительно встававшие пенисы.

Через несколько мгновений поглаживания незаметно перешли во взаимное онанирование. Мой член оттягивался Володькиным кулаком то вверх, то вниз. Сильные руки партнера сдвигали кожу, покрывавшую ствол пениса, насколько возможно вверх, закрывая этой кожей полностью головку, затем оттягивали кожу с силой в низ. Иногда казалось, что уздечка на пенисе совсем оторвется.

Забыв обо всем на свете, возбуждаясь все сильнее и сильнее, мы с упоением массировали друг другу стволы членов, неотрывно наблюдая за действиями друг друга. Буквально через несколько минут Вовка отбросил мою руку со своего пениса, и я увидел, как толстый ствол конвульсивно дергается в хозяйском кулаке.

Вовка быстро наклонился, достал из-под кровати полотенце и вытер сперму, которая собралась в ладони, затем её остатки, которые еще вытекали слабыми толчками из красной головки его члена.

Откинувшись на спину, он шумно вздохнул. - Кайф. А то тут без Ленки совсем охренел.

Поймав мой растерянный взгляд и поняв, что я - то еще не кончил, он опять взял в руку ствол моего члена и стал быстро дрочить, как бы оказывая дружескую услугу. Почувствовав, что приближается оргазм, Вовка накрыл мой начавший конвульсивно дергаться орган тем самым полотенцем, которым только что воспользовался сам, и поймал в него всю сперму, которая вырывалась толчками наружу.

Несколько минут мы оба лежали молча, постепенно приходя в себя. Незаметно наши руки снова оказались на интимных местах друг у друга. Опять началась эрекция на всю катушку, опять началось взаимное онанирование. Однако теперь я стянул с партнера трусы, оставив его совсем голым. Аналогичную операцию со мной проделал и Володька.

На этот раз, не спеша, мы массировали наши стволы, внимательно осматривая ставшие неожиданно такими доступными мужские хозяйства друг друга. Володькин пенис был коротким, но весьма массивным, обвитым толстой вздувшейся веной. Венчала ствол широкая, как у молодого подосиновика, головка. Совершенно открытая, плоская головка заканчивалась на самом верху раскрасневшимися губами щели уретры. Эта щель была неожиданно большой. Гораздо больше чем у меня. Я попробовал открыть её пальчиком. Тихонько, пока не видит Вовка, увлекшийся разглядыванием моих прелестей, потрогал этот разрез губами. На губах остался ясно ощутимый нежный, ни с чем не сравнимый, чуть соленый привкус хлеставшей от туда совсем недавно спермы.

В учебнике по анатомии, который мы с приятелем однажды умудрились посмотреть в книжном магазине, на картинке было видно, что половой член состоит из трех частей. Эти три части, тесно примыкая друг к другу по всей длине, образуют тело пениса. У себя, сколько я не ощупывал свой член, обнаружить эти составляющие не удалось. Мой член представлял собой как бы простое единое целое. Но у Вовки! Под тонкой кожей, покрывавшей это толстое, массивное чудо явственно угадывались три вытянутые напряженные части. Крупные яички, похожие на небольшие сливы, свободно перемещавшиеся в обширной мошонке дополняли картину солидного мужского достоинства моего приятеля.

Как ни старались мы на этот раз растянуть удовольствие, но оргазм снова быстро обрушился на нас, заставив оба члена конвульсивно напрягаться в приятельских руках. На этот раз мы облились спермой более основательно.

Вовка как заботливый хозяин тщательно обтер уже использовавшимся полотенцем меня, потом себя. Затем опять повторил обтирание, но уже свежим и влажным после стирки полотенцем, взятым из кучи выстиранного накануне белья.

Окончив эти хлопоты, приятель завалился ко мне под бок и через несколько минут уже тихо сопел, погрузившись в сон. Задремал и я.

Однако бурные события этой ночи не давали покоя. Очнувшись под утро, в слабом предрассветном свете я увидел раскинувшегося рядом со мной на широком спальном ложе голого Володьку. Он лежал вытянувшись по всей длине кровати на животе, слегка согнув одну и вытянув другую ногу. Голова была повернута к стенке, и оттуда доносилось тихое ритмичное похрапывание.

До этого мне никогда не доводилось видеть рядом с собой глубоко спящего обнаженного мужчину. Вовкино мускулистое тело, красивое само по себе, в мягком утреннем свете выглядело особенно здорово. Не удерживая в себе желания, понимая, что после того, что случилось этой ночью, мы стали полностью доступны друг другу, я положил руку на широкую спину друга и стал тихонько поглаживать бархатистую кожу, под которой явственно ощущались расслабленные, но сильные мышцы. Спускаясь чтобы не разбудить спящего, тихими мягкими движениями вниз, я достиг выпуклых, упругих ягодиц. Потом мягко раздвигая ягодицы пальцами обоих рук стал спускаться по ложбине в низ, ощущая, как она все больше и больше по мере приближения к анусу наполняется волосами, которые из мягких и шелковистых становились все более упругими.

Переместившись на кровати так, чтобы Вовка сзади был прямо перед моими глазами, я снова тихонько насколько было возможно раздвинул его ягодицы. Перед глазами предстала никогда ранее не виденная мной картина. В глубине, между ягодицами при слабом освещении нашей спальни темнело пятно ануса, обрамленного мелкими складками кожи. Все это походило на какое-то неведомое соцветие. Темная кожа широко охватывала пространство вокруг этого соцветия, постепенно светлея по мере удаления от центра. Темноту анального отверстия усугубляла и растительность, обильно располагавшаяся вокруг ануса и спускавшаяся по складке кожи, которая начиналась несколько ниже ануса и продолжалась вниз между ягодицами, постепенно переходя в широко распластавшуюся на простыне между Володькиных волосатых бедер мошонку.

Я дотронулся кончиком пальца до центра ануса, стараясь проникнуть в его манящую глубину. Почувствовав упругое сопротивление, нажал пальцем сильнее и ощутил, как конец пальца проник, раздвигая упругие стенки кольца внутрь на полсантиметра, не больше. Вовка резко дернулся. Откинул мою руку. Оказывается, он уже не спал.

- Иди ты! - полушепотом раздраженно сказал он, отодвигаясь от меня. Затем резко встал и, шлепая по полу босыми ногами, отправился в туалет.

Вернувшись оттуда через несколько минут, он натянул свои трусы и завалился опять спать. Для меня, честно говоря, неуступчивость друга была неожиданной. Мне почему-то казалось, что теперь мы можем уже все. Но, о вкусах не спорят. Стало обидно и как-то тоскливо. На душе вовсю скребли кошки. Не совсем отчетливо понимая, зачем это делаю, я встал, оделся и, не умывшись, вышел из Вовкиной квартиры, сильно хлопнув дверью.

Придя домой, помылся в ванной и завалился спать, гоня от себя неприятные мысли о случившимся и решив про себя, что утро вечера мудренее и завтра все самой собой разрешится.

Вечером раздался телефонный звонок. - Привет! - Как дела, как здоровье? - поинтересовался приятель. - Да ничего, - растерявшись и не зная, что отвечать, сказал я. - А у меня все болит. Надо же было так напиться. Вроде и оприходовали немного. Я молчал. После явно затянувшейся паузы Вовка продолжал: - Ну, ты знаешь, - запинаясь и с трудом подбирая слова, он произнес явно заранее подготовленную фразу, - я ничего не помню. - Ну, ты понял? - спросил Вовка, не дождавшись ответа, - я ничего не помню, - опять с нажимом повторил он. - Понял, понял - неохотно ответил я. - Ну и отлично, не обижайся, заглядывай, - и в трубке раздались короткие гудки.

После это прошло уже больше 10 лет, и мы старались не напоминать друг другу о той ночи. Однако произошедшее тогда глубоко врезалось в память и, не смотря на время, не только не терялось в дебрях событий, а наоборот, все сильней напоминало о себе.

И вот мы опять сидим с приятелем на его кухне. Опять помаленьку пьем водку и ведем неспешную беседу. Нам никто не мешает, наши жены с детьми укатили в цирк, а мы решили посидеть и спокойно, что называется, расслабиться.

По телевизору, который Вовка купил недавно для кухни (жена настояла: "Все время торчу на кухне, никак не могу посмотреть Марию". Приятель очень гордился приобретением, поэтому телевизор включен, хотя в данный момент и не был нужен.), показывают передачу, где в прямом эфире телекомментатор и несколько бойких пенсионерок гневно обличают проституцию. Однако мелькающие на экране нахальные проститутки явно срывают передачу. Они ни как не могут понять усилий общественности наставить их на путь истинный. По ходу передачи в происходящее подключаются "случайные" прохожие. Ведущий пристает к ним с просьбой задать несколько вопросов, которые помогут проституткам лучше понять всю глубину их падения. Молоденька девица (похоже старшеклассница), откликаясь на навязчивую просьбу репортера, немного стесняясь, задает вопрос, который судя по всему сильно интересует её и её подруг: "А сколько вы зарабатываете?" Поняв, что передача из обличительной может превратиться в рекламную, ведущий резко перестраивается и бросает в бой старые проверенные кадры. Пенсионерка, невероятно похожая на персонаж мультфильма про крокодила Гену старуху Шапокляк, начинает с пеной у рта доказывать всю бесперспективность проституции в том светлом будущем, к которому все мы рано или поздно придем. Войдя в обличительный раж, старушка не замечает, что публично демонстрирует такую осведомленность о тонкостях профессиональной деятельности жриц любви, что невольно наводит зрителей на мысли о её, явно нескучном, собственном прошлом. Спор между участниками телепередачи постепенно перерастает в откровенный скандал.

- Да, - протянул вдруг Вовка, глядя задумчиво на синий экран, - мне тут недавно довелось влипнуть с этим делом. - Как влипнуть? - не понял я, - ты что к этим девкам ходил??? - Ну, не совсем, - начал было приятель. Потом задумался и махнул рукой, - ладно, расскажу, только прошу между нами. Чтобы ни кому!!! - Ну, ты меня знаешь! - охотно пообещал я и приготовился слушать.

- Этим летом меня один приятель устроил работать в контору, которая занималась ремонтом водопроводных и канализационных сетей, - начал Володька, - ну я тебе уже об этом говорил. И вот месяц назад, в начале августа нас пригласили в город N. Мы должны были прикинуть проект и смету на капитальный ремонт того немногого, что там есть. И хоть от этого городка до нас всего 200 км, но развал там еще тот: со времен царя Гороха никто ничего не делал, и вся тамошняя канализация - это просто ямы выгребные да канавы.

Поехали мы бригадой в 5 человек. Чтобы удобней было работать и не клянчить у тамошних начальников транспорт, покатили на моём жигуленке-четверке. Провозились почти всю неделю, но все нормально сделали. Согласовали и оформили как положено. И вот в пятницу надо было только подписать акт о приемке работы, и можно было сваливать домой. Но тут городского головы на месте не оказалось. Укатил по делам куда-то. Правда, обещал к концу дня появиться. Короче, с самого с утра сидим и ждем. Но тут один местный руководящий кадр, вроде как презент, предложил нашим сходить в их служебную баньку. Пока паримся, глядишь, мол, и шеф подъедет.



Часть 2 (последняя)

Потопали мы в эту баньку. Классная доложу тебе штука. Небольшая, человек на 10, чистая, вся в импортном кафеле, с бассейном и шикарной парилкой. И даже маленькая прачечная-автомат есть. Пока моешься - все выстирает и высушит. Правда, гладить надо самому, но нижнее белье можно и так натянуть - кто смотреть будет.

Оттянулись мы там конечно здорово. Мужики пивка "с прицепом" попили, закусили как следует бесплатным шашлычком (угощение от хозяев города). А я сидел и щелкал зубами. Пить нельзя: за руль садиться скоро. Да и насчет пожрать, тоже пришлось воздержаться. Меня с вечера после их столовки прочистило так, что только к утру бегать в сортир перестал. В общем сижу, как ангел чистый и с наружи и из нутра. Правда, скорее не ангела напоминал, а белую ворону: все гужуются а я сижу и щелкаю.

Выкатились, значит, мы из бани, - продолжал Вовка, - а городского головы все еще нет. Наши смекалистые орлы тут мне и предложили: "Ты все равно на колесах. Уедешь в любой момент, а мы махнем сейчас на электричку. Чего всем торчать здесь?" Делать нечего, остался я один, а ребятишки наши укатили на предпоследней электричке. Она там в 6 часов шла. А следующая последняя уже в 9. На эти электрички там народ собирается со всех окрестностей. Автобус специальный ходит по округе и подвозит народ к ней. Так что сесть в нее не так просто: толпа собирается - будь здоров какая.

Где-то часам к 7 вечера подъехал голова, все подписал, ручку мне пожал, и на этом расстались. Выезжаю из города, смотрю уже темнеет, да тут еще дождь собрался. Только отъехал километров на 5, а этот самый дождь как хлынет! Прямо стена воды какая-то. Пришлось ехать потихоньку. Еду и злюсь: мало того, что в ночь, так еще и дождь. Смотрю: народ под дождем по дороге в город топает. Автобус сломался, и народ под дождем шагает, торопится на последнюю электричку.

Еду я значит дальше, - продолжал Вовка, - проехал еще километров 10. Подъезжаю к небольшой развилке. Там чуть в стороне от главной дороги, метров так на 500, новые русские целый поселок шикарных коттеджей построили. Они конечно в основном на своих тачках катаются, но автобусная остановка тоже сделана. Правда, вся остановка - просто столб с вывеской. И вот вижу: на остановке стоит парень и махает мне рукой - подбрось мол. А сам весь мокрый, мокрый. Съежился как воробей, скукожился - автобуса видно уже долго ждет. А автобус-то накрылся; а дождь льет и льет.

Посмотрел я на это дело, и стало мне жаль: видно парню позарез ехать надо, а то бы наверняка вернулся и не мок. Остановился я около него, открыл дверь. "Садись", - говорю. А у меня в салоне большая чистая тряпка была. Накрыл я этой тряпкой сиденье, чтоб не очень намочить обивку сиденья и потихоньку поехали мы с ним дальше.

Ну, тут я его уже лучше разглядел. Смотрю парню лет двадцать, мускулистый (но не качок) светловолосый, симпатичная мордашка. Сразу видно не деревенский. Одет аккуратно, со вкусом, но без выпендрежа. Правда, куртка насквозь промокла. Да не только куртка, а вся одежда. И самого озноб трясет во всю. Зубами стучит так, что прямо слышно, как клацают у него во рту. А у меня в бардачке полулитровый термос с коньяком был. Это я в бане отлил для себя пайку от угощения. Достал я этот термос и налил парню сто грамм. Выпил он, закусил завалявшейся мятой конфетой из этого же бардачка. Я еще печку включил на полную мощность и окно чуть-чуть приоткрыл, что бы щель была для проветривания.

В кабине стало тепло, даже жарко. И начал мой пассажир в себя приходить. Вижу: уже и порозовел. Правда, мокрый насквозь. И тут он спрашивает: "Можно переодеться?" Конечно, я разрешил, и стал парнишка переодеваться прямо в кабине, а я даже и не останавливался. Так и катили по дороге, не спеша.

Смотрю: начал с себя все стаскивать и складывать на заднее сиденье - там тоже я тряпку постелил, что бы не задрязгать все мокрой одеждой. Снял он куртку, а под ней рубаха, тоже мокрая насквозь. Пассажир и её с трудом стянул с себя. И остался голый по пояс. Затем брюки, извернулся и тоже стащил. Гляжу, а парень уж в одних трусиках. А трусы эти узкие-узкие. Их только и хватает, что бы едва-едва прикрыть член. Но и трусы мокрые.

Смотрю, парень и их стянул. Остался совсем голый. И вижу тут, что у него все тело обрито. Ни под мышками, ни на животе, ни на ногах волос нет. Даже яйца побриты. Только у самого корня пениса совсем немного волос оставлено. Прямо как усы у Гитлера, - находит Володька неожиданное красочное сравнение. Натянул он, значит, потом футболку, а запасных трусов у него наверно не было. Так и остался полуголый. Я сижу, балдею от такой картины. Поглядываю искоса: что-то в пареньке такое, привлекательное все же было. "Да", - думаю, - "А ты похоже голубой". А пассажир, как будто прочитал мои мысли: "Давайте остановимся, отдохнем немного. Дождь скоро кончится, тогда спокойно и поедем дальше".

Ну, я съехал на обочину. Там полянка как раз была, так мы отъехали от дороги метров на 20 и остановились. Я мотор заглушил. Сидим молчим. И тут парень говорит: "Вы знаете, у меня денег нет, заплатить будет нечем. Но я могу Вам сделать приятное". И гладит меня, значит, по коленке рукой и к ширинке двигается. Тут я понял, что он предлагает. "А, ладно," - думаю, - наплевать, дам отсосать! Всё лучше, чем самому дрочить". У меня тогда Ленка уже месяц в отпуске и домой должна была только через неделю вернуться из деревни, так что гормоны уже во всю гуляли.

Парень сообразил, что я не против и начал свою работу. Попросил откинуть полностью назад сиденья. Я еще подголовники с сидений снял, чтобы не мешали. И получилось у нас вроде широкой кровати. Когда я вытянулся на этой как бы кровати, он снял сперва мне ботинки, потом расстегнул брючный ремень, ширинку и стащил брюки с трусами. Совсем.

Ну, зажмурил я глаза, смотреть как-то не привык на такое дело и вот чувствую, как он взял в руку мой уже вскочивший член, сжал мягко в кулак и несколько раз провел сверху в низ. Другая рука обследовала и ласкала мой живот, ямку пупка. Потом оттянула мошонку, глубоко и со всех сторон ощупала каждое яичко. Затем рука передвинулась к корню пениса, сжала его и стала покачивать из стороны в сторону, слегка потирая и постукивая головкой лицо у парня. Затем он оттянул крайнюю плоть с головки пениса вниз, насколько возможно и замер: я почувствовал теплое дыхание на самой верхушке члена. Меня уже прямо трясло от возбуждения - хотелось, чтобы член быстрее оказался во рту этого парня. И вот, наконец! Язык партнера очень аккуратно и нежно коснулся отчаянно ждавшего члена. Я ощутил, как кончик языка потрогал щель на самом конце головки, затем спустился по уздечке ниже, обошел шляпку головки по кругу, затем по предельно возбужденному стволу вниз, до самых яичек. И вот мой член, наконец, весь оказался во рту парня. После нескольких легких сосательных движений, парень переключился на мошонку. Его язык, показавшийся мне невероятно длинным и гибким, как бы старался проникнуть под кожу и обвить каждоё яичко по отдельности. Затем я почувствовал, как теплая ладонь обхватила мошонку, подтянула её в верх, открывая дорогу языку, который начал двигаться ниже, в щель между ягодиц. Парень просунул под мои половинки руки и раздвинул их, как только мог широко. Должен сказать, что минет сам по себе для меня кайф. Но, когда язык этого парня пошел между моих ног, - это было что-то бесподобное!

Вдруг этот пассажир перевернул меня на живот, выставив задом кверху. Чтобы ягодицы раскрылись больше и стали доступнее, парень подложил еще под нижнюю часть живота мои же скомканные брюки. Раздвинув широко, насколько было возможно, мои ягодицы он сосредоточился весь на том, что было в открывшемся пространстве. До сих пор не могу понять, что заставило меня уступить в этот момент. Я ощутил, как язык парня нежно начал трогать низ моей спины, спускаясь по позвоночнику в ложбину между ягодиц. Дойдя до моей дырочки, он отпрянул и начал опять движение уже снизу. Сперва языком потрогал, полизал мошонку с яичками, поиграл там с волосиками, затем переместился выше, еще выше. А уж когда он начал обрабатывать дырку!

Тут я совсем потек, - сладко закатив глаза, мотнул головой Володька, погрузившись в приятные воспоминания. - Такого кайфа никогда не пробовал и не знал, что такое бывает. Пока язык ходил вокруг дырки кайф был отменный, но когда он протиснулся внутрь и стал там орудовать! У меня просто крыша поехала. Этот длинный язык сперва обошел по внутренней части анального кольца, затем, в конце концов, проник далеко внутрь. Я даже не ожидал, что так глубоко можно языком. И там в моей пещере опять стал нежно так обрабатывать стенки. Оглянуться я не успел, как уже через пару минут кончил.

Представляешь, - с каким-то благоговейным ужасом произнес Володька, - кончил даже не трогая члена! А парень всю сперму мою перехватил, то есть поймал в ладонь лодочкой. Ловко у него это получилось. Чуть-чуть только пролилось.

Ну, лежу я, в себя прихожу, и уходить, как говорят, не хочется, - продолжал воспоминания Володька. А парнишка достал из своей сумки какой-то беленький тампон. Все им вытер: и у себя в руке и мой член. И пока вытирал мою палку, у меня опять стояк пуще прежнего. И парень опять начал обрабатывать меня сзади. Чувствую: уже теперь пальцем водит вокруг дырки. Так приятно, приятно. Потом начал в глубь заходить. Мне тут больно стало. Я задергался, а он этот палец преподнес к моему рту, и тихонько говорит: "Смажь слюной, легче будет..." Я лизнул этот палец, а парень провел пальцем по моим губам, а потом его ко мне в рот, и так тихонько во рту им повертел, потрогал мой язык, мои щеки изнутри.

Когда палец был уже совсем мокрый, парень снова вернулся к дырке. Приставил к ней палец и, покачивая им, медленно ввел внутрь. Не смотря на моё сопротивление, палец, по-видимому, зашел на всю длину. Сперва, правда, было больно и неприятно, но потом боль ушла. Постепенно стало накатываться какое-то необычное и приятное ощущение. Двигая пальцем внутри, время от времени парень этим пальцем нащупывал в глубине, какие-то чувствительные точки, и тогда меня все больше и больше накрывали неведомые ранее приятные ощущения. Потом парень опять палец облизать дает. Уже другой. Я опять взял его в рот, думал он теперь другим пальцем будет, а он оба сразу в меня запихнул. Боль была уже сильней, чем предыдущий раз, но и кайф, когда боль ушла был сильней.

И здесь я почувствовал, что опять кончу. Но парень не дал. Остановился, вынул, не спеша, пальцы из ануса. Смотрю, а у него в руках искусственный член. Черный такой, но не очень толстый, даже потоньше моего, но длинный. Парень прямо перед моим лицом, чтобы я видел все, смазал этот прибор какой-то прозрачной смазкой и опять к заду. Когда этот искусственный член в меня вошел, боль была опять, но опять быстро прошла. Парень стал трахать меня этим членом. Он делал кругообразные движения, раздвигая дырку все шире и шире. Я ощущал, как этот предмет заходит далеко в глубину, потом медленно вытягивается назад. Особенно приятные ощущения возникали, когда член шел назад. Потом опять в глубину и назад. Кстати, а у самого моего партнера член почти не стоял. То есть так, привстал и болтался как толстая колбаска.

- Надо было помочь, - вмешался я впервые за всё время рассказа. - Ну, я не любитель этого, - сказал Володька. ты же знаешь. "Вот гад", промелькнуло у меня в голове, - "в жопу трахался, а все целку строит..." Вовка, поглощенный своими воспоминаниями, не обратил никакого внимания на моё не очень довольное лицо, и продолжал.

- Сколько он меня обрабатывал этим прибором уже и не помню. Счет времени потерял совсем. Помню только невероятное ощущение кайфа, которое захватило меня от пяток до макушки. Это было как оргазм, только не секунды как обычно, а долго-долго. Еще немного, казалось, и брызнет вся сперма, которая припасена на всю мою жизнь. Но тут парень опять остановился, вынул из кишки искусственный член и начал непонятно копошится... У меня уже не было сил, чтобы развернуться и как следует посмотреть, что он там делает. Единственное, что я смог, оглянуться через плечо и через водительское зеркальце, которое сбилось от нашей возни, увидеть себя сзади.

Вместо своего маленького сжатого ануса, я увидел громадную темную дыру, вокруг которой блестела смазка. В эту дыру можно было при желании просунуть руку. Второе, что я увидел - это парня, который приставлял к этой дыре другой искусственный член. Этот прибор был уже белый и невероятно больших размеров, как небольшая продолговатая тыква. Я снова ощутил распирающую боль, которая опять сменилась волной очень глубокого и очень сильного кайфа. И тут я потерял сознание.

Володька глубоко вздохнул, помолчал немного и продолжил.

- Очнулся, не понимаю где я. Смотрю уже город. Машина стоит у обочины, не далеко от метро. Я одет и сижу на месте пассажира. В машине больше никого нет. Меня тормошат менты. Проверили документы, принюхались - видят не пьян, отвязались. Сказали только: "Дома спать надо". Уж и не помню, как доехал до дома. Хорошо в субботу утром ни машин, ни людей на улице, а то бы.

Володька опять махнул рукой.

- Башка болит, тело все ломит, так как будто палками били всю ночь. А задница! Сидеть не могу. Едва дополз до дому, хорошо никого своих не было. Отлежался. Три дня ходить не мог. Сидел только боком. Первый день так хреново было, хотел скорую вызывать, да постеснялся с такой задницей показываться. Но через недельку все вроде нормально стало. Только в туалет приходилось бегать по 10 раз на дню. Не держалось ничего. Сейчас вроде все в норме.

Да, вот на профессионала я и налетел. Он видно к новым русским приезжал по вызову. Поэтому под дождем и мокнул, вернуться ему было никак - назад никто бы не пустил. Мудак, накачал меня наверно каким-то наркотиком. Я слыхал, есть такие, что через зад можно вводить. И члены эти искусственные. Первый раз увидел в натуре, и сразу самому пришлось испытать.

Вовка опять помолчал немного. - И где такие штуки только продают! - возмущенно продолжал он. И вдруг неожиданно закончил. - Ты случайно не знаешь?

Я внимательно посмотрел на друга...